Как сделать неоновую надпись


Как сделать неоновую надпись

Как сделать неоновую надпись

Как сделать неоновую надпись



Эдвард Банкер

И пожрет пес пса…

Пролог. 1981 год

— Раз-два-три-четыре! Раз-два-три-четыре! Правое плечо вперед, шагом марш!

Бугор отсчитывал шаг и зычно выкрикивал команды, а тридцать мальчишек из отряда «Рузвельт» послушно маршировали в летних сумерках. Все до одного изображали непреклонную суровость. Даже те, кого мучил страх, сохраняли злобное выражение. Лица были каменные, глаза ледяные, не привыкшие к улыбкам рты кривились. Подчиняясь последней трущобной моде, мальчики до смешного высоко, едва не до груди, подтягивали штаны, туго затягивали ремни. Мерный шаг не мешал шутовской раскачке. Маршируя как курсанты военной академии, они оставались заключенными калифорнийской исправительной колонии. Среди сверстников четырнадцати — шестнадцати лет эти были самыми крутыми. В колонию не попадают за прогулы уроков и пачкотню на стенах. Здесь требовалось несколько приводов за угоны автомобилей или кражи со взломом. Если ходка следовала уже за первым приводом, значит, ограбление было вооруженным, угон — со стрельбой.

Колония, расположенная в тридцати милях к востоку от центра Лос-Анджелеса, красовалась уже на самых первых картах района, когда в городе жило всего 60 тысяч человек и земля вокруг стоила дешево. Было время, когда учреждение походило на небольшой колледж. Посреди широких лужаек стояли в окружении платанов ни дать ни взять кирпичные помещичьи усадьбы с покатыми черепичными крышами. Некоторые из таких домов еще сохранились — как живое напоминание о тех временах, когда общество верило, что молодежь можно спасти, когда дети собирали благотворительные посылки, а идеалом настоящего мужчины были герои Богарта и Кэгни.

Колонна дождалась, пока вертухай отопрет ворота спортивной площадки и сосчитает входящих. Забор вокруг площадки, укрепленный для прочности цепями, венчали мотки колючей проволоки. Вертухай кивнул бугру.

— Разойдись! — гаркнул тот.

Ровные ряды рассыпались на кучки — землячества. Половину всех пацанов — пятнадцать человек — составляли латиносы, второе место удерживали черные — девять, белых было пятеро; раздел «другие национальности» представляли единоутробные братья — один чистокровный вьетнамец, другой наполовину вьетнамец, на четверть индеец, на четверть черный. Братаны взирали на белый свет с мрачным вызовом.

Латиносы и двое их белых земляков из восточного Лос-Анджелеса решили сыграть в гандбол, черные разделились на две команды для баскетбольного матча с игрой в одну корзину. Трое оставшихся белых стали прохаживаться вдоль забора, увитого колючей проволокой. На одном из троих были новенькие черные полуботинки, точь-в-точь как у американского моряка. Их выдали за неделю до досрочного освобождения, чтобы Трой Камерон успел их разносить. Дело было в субботу, а утром в понедельник его должны были отпустить.

— Сколько тебе осталось? — спросил Верзила Чарли Карсон. В пятнадцать лет в нем уже было шесть футов два дюйма росту и с полтораста фунтов весу. К двадцати одному году ему предстояло набрать еще фунтов восемьдесят и получить за огромную силу прозвище Дизель.

— Послезавтра — на свободу с чистой совестью, — ответил Трой. — Сорок часов. Как два пальца обоссать.

Третий осклабился, прикрывая ладонью рот с гнилыми зубами. Джеральда Маккейна уже успели прозвать за его художества Бешеным Псом. Всех впечатлило, как он отделал алюминиевой бейсбольной битой спящего обидчика, осмелившегося поднять на него хвост. Даже в свихнутом мире исправительной колонии таких отморозков обходили за милю. Суровость и злость — это одно, сумасшествие — совсем другое: чуждое, пугающее.

Троица продолжала прогуливаться в удлинившейся тени забора. Фоном их беседы были тяжелые удары опускаемых на помост гирь, дробный стук баскетбольного мяча по асфальту, содрогание щита и корзины, восторженные крики и матюки с досады. Несколько шагов — и эти звуки менялись на характерные удары черного мячика о стену. Счет неизменно велся на «lengua de Aztlan» — уличном наречии, испанском со щедрой примесью английского. Гандбол был излюбленной игрой латиноамериканских кварталов, ведь для него только и нужно, что стенка да мяч.

— Готово! Пять — три. Dos juegos a nada.

Двое проигравших побрели прочь, обвиняя друг дружку в неудаче. Судивший закончившуюся партию латинос искал партнера. Увидев Троя, он позвал:

— Трой, земеля! Venga! Покажем этой деревенщине!

Трой посмотрел на противников — Чепе Рейеса и Ала Саласа. Чепе манил его пальцем.

— У меня обувка не та. — Он указал на свои черные ботинки, которым был противопоказан бетон гандбольной площадки.

— Надень мои, — предложил Верзила Чарли и стащил свои кеды.

Трой переобулся, снял рубашку, обмотал ладонь платком — за неимением перчатки. Готовясь к игре, он несколько раз ударил мячиком в стенку. В пятнадцать лет долгая разминка ни к чему.

— Играем. Вбрасывай! — И он кинул мяч партнеру.

Трой играл впереди. Соперники не жалели себя, ныряя за низкими мячами. В середине игры партнер Троя в ожидании мяча забежал вперед, а Трой, угадав, что противник пошлет мяч верхом назад, пустился со всех ног еще до броска. Следя за мячом, он не заметил троих чернокожих парней. Те тоже стояли к нему спиной и не ждали столкновения. В последнее мгновение Трой успел выставить руки. Двое черных устояли, третий упал.

— Извини, я не хотел. — Трой протянул руку. Он знал сбитого: того звали Роберт Ли Линкольн, но он откликался на Эр-Ли. В свои пятнадцать он был накачан как двадцатидвухлетний культурист, имел не более одной извилины и самообладание двухлетнего ребенка, к тому же ненавидел богатеньких белых. Зная это, Трой избегал Эр-Ли все два месяца, с тех пор как тот появился в колонии.

Поэтому он не удивился, когда в ответ на извинение Эр-Ли толкнул его обеими руками в грудь.

— Глаза дома забыл, козел? Блин, до чего же мне остопиздела вся эта белая шваль!

Голос Эр-Ли был полон презрения и вызова. У него был тяжелый выступающий подбородок, он смотрел на белых сверху вниз, источая расовую ненависть. «Поганый ниггер!» — подумалось Трою. Этим словечком он пользовался нечасто, только когда черные вели себя именно как ниггеры — шумно, грубо, глупо; ведь и «белой швалью» достойны называться только особенно тупые белые. Вместе с первой мыслью пришли еще две. В кулачном бою он не мог надеяться на победу, поэтому бить надо было без промедления, пока Эр-Ли не выпрямился. Только это могло сулить ему выигрыш. Но тогда прощай досрочное освобождение! Вертухай уже торопился к ним.

— Эй там, полегче! — крикнул он.

Эр-Ли отвернулся, бросив через плечо:

— Мы еще разберемся!

Трой вернулся к своим друзьям. Чувство пустоты, возникнув в желудке, волнами разошлось по всему телу. Страх лишил его воли. В драке ему Эр-Ли ни за что не одолеть: тот был слишком велик, слишком силен, слишком ловок, слишком поднаторел в кулачных баталиях. Но этот страх был не главным. У Троя на такие случаи заранее имелся план действий: открутить вентиль от пожарного шланга и нанести удар без предупреждения. До кулачного боя не дошло бы. Но победа вышла бы «пирровой»: его упреждающий удар означал бы «прощай свобода».

— Черт… — пробормотал он.

— Этот негр — псих, — сказал Большой Чарли. — Он из тех, кто на дух не выносит белых.

— Это точно. — Трой выдавил смешок. — А я сейчас ненавижу негров.

Что же делать? Может, кулачный бой ему не зачтут? Ведь это он схлопочет серию поджопников, а то и пару-тройку раз в репу.

— Всю жизнь, блин, мечтал париться от звонка до звонка! — прошипел он.

— Да уж… — поддакнул Бешеный Пес. — Я и забыл. Плохо дело!

Еще можно было попросить защиты у вертухая и протянуть оставшиеся два дня. Пусть его запрут на эти два дня — он ничего не потеряет, не считая доброго имени в своей среде. Но даже мысль об этом оказалась невыносимой. Это было западло. Если бы он такое совершил, то на общественном дне, где он собирался жить, на нем навсегда поставили бы крест. Такую печать ничем не смыть. Он превратился бы в мальчика для битья.

— Давай я им займусь, — предложил Бешеный Пес. — Увидишь, как он у меня запляшет!

Трой покачал головой.

— Нет, мое говно — мне и разгребать.

Резкий полицейский свисток — сигнал выстроиться у двери в здание — распорол сумерки.

Вертухай считал парней на входе, как раньше перед спортивной площадкой. Некоторые сразу побежали к телевизионной комнате, желая занять лучшие места. Игравшие в гандбол и баскетбол, поднимавшие гири свернули налево, к умывальникам. Раковин было три, на три крана каждая.

Эр-Ли ждал в очереди впереди Троя, потом свернул налево. Отлично! Трой мог повернуть направо, в спальню. Пожарный шкаф находился сразу за дверью. Медный вентиль расколет человеческий череп, как яичную скорлупу, если как следует размахнуться. Трой решил, что другого выхода у него нет. Сильнее всего он ненавидел кретина Эр-Ли за то, что тот, вынуждая его драться, крадет у него забрезжившую свободу.

Но и Эр-Ли был не дурак. Зная, что сзади Трой, он, шагая в умывальную комнату, следил в зеркале за происходящим у него за спиной. Снял футболку, подошел к раковине. Наблюдая за дверью, он не заметил Бешеного Пса в туалетной кабинке справа от себя.

Бешеный Пес спустил ногой воду и обернулся. Под штаниной у него было спрятано оружие — зубная щетка. Расплавив пластмассовый корпус, он вставил в нее два кусочка бритвенного лезвия. Пластмасса затвердела, и острия торчали на два дюйма без малого — оружие получилось миниатюрное, зато очень опасное. Бешеный Пес появился позади умывающихся. Две секунды — и он настиг Эр-Ли.

Лезвия полоснули коричневую спину от плеча до самой поясницы. Сначала плоть распахнулась, как губы, потом из раны по всей ее длине хлынула кровь.

Эр-Ли истошно заорал, обернулся, нащупывая рану и тараща глаза на Бешеного Пса. Тот зорко следил за жертвой, как гиена, готовая снова наброситься, снова пустить кровь.

Другой чернокожий парень увидел из угла умывалки, что произошло.

— Смотрите! — крикнул он и стал проталкиваться ближе. Бешеный Пес выбросил руку назад, как скорпион, грозящий смертоносным хвостом. Негр остановился вне пределов досягаемости.

— Хана тебе, белая сука!

— Пошел на хер, черномазый!

Вертухай, заметив свалку, включил сирену, которую всегда носил при себе.

Трой, уже дошедший до спальни, услышал крики и увидел, как парни бегут к умывальной. Он успел выскочить в коридор, когда из толпы вырвался Эр-Ли. Пока тот бежал к двери, ведшей наружу, Трой увидел его залитые кровью спину и брюки. За ним тянулась кровавая дорожка. Барабаня кулаками по двери, Эр-Ли завопил:

— Выпустите меня, выпустите! Мне надо в больничку!

За Троем наблюдали двое негров. Он успел завернуть в газету вентиль, снятый с пожарного шланга. Любому из них, сделавшему шаг вперед, он бы размозжил голову.

Вертухай подбежал к двери, отпер ее и выпустил Эр-Ли. По коридорам торопились, звеня ключами на поясах, надзиратели с дубинками.

В корпусе объявили режим строгой изоляции и добавили надзирателей. Эр-Ли наложили двести одиннадцать швов. Бешеного Пса посадили в карцер.

А Троя в понедельник утром освободили условно-досрочно. Этим он был обязан Бешеному Псу. Долг перед ним он взял с собой в будущее.


1

После двух одиноких ночей в компании двух пузырьков фармацевтического кокаина, по одной унции в каждом, Бешеный Пес Маккейн стал полностью соответствовать своей кличке. Кокаин оказался гораздо лучше того, что продавался на улице. Происходил он из медицинского чемоданчика, который Бешеный Пес стащил из машины на больничной стоянке. Сперва он собирался его толкнуть, употребив только самую малость, но немногие его портлендские знакомцы, которым он предлагал купить товар, либо требовали подтверждения подлинности зелья, либо обзывали кокаин «паранойей в порошке», «двадцатью минутами до безумия». Всем им требовался героин — наркотик, навевающий покой, а не грозящий сумасшествием.

От самой малости он классно себя почувствовал, добавил — и змей вонзил в него ядовитые зубы. Сначала он мельчил порошок бритвенным лезвием, выкладывал его дорожками и втягивал в ноздри. Получалось недурно, но он знал способ получше. В медицинском чемоданчике нашлась упаковка одноразовых шприцев со вставленными иглами. Для растворения чистого кокаина хватало нескольких капель воды. Собрать раствор ваткой размером со спичечную головку, вытянуть его из ватки иглой, а иглу всадить в густую сеть вен на внутреннем сгибе локтя. Тут не промахнешься. Рука уже превратилась в сплошной синий кровоподтек с чешуйками коросты от прежних инъекций. Майка на Бешеном Псе была выпачкана кровью — он то и дело вытирал изнанкой кровь с руки. Ну и что? Все херня в сравнении с кайфом. Когда игла проникала в вену, шприц наполнялся кровью. Он надавливал еще, потом снова впускал в шприц кровь.

Почувствовав внутри жар, он опять нажимал на шприц. Что за кайф! Если бы можно было немного его продлить… Боже, ооо… Как здорово! Тело и мозг пронзал клинок охуительного наслаждения.

Стоп. Наполнить шприц, вколоть опять. Повторить, пока шприц не останется пуст.

Он зажмурился, тихо застонал, возносясь к небесам. Сейчас он сливался со всем сущим.

Взяв из пепельницы на тумбочке окурок, он расправил его, чтобы засмолить. Взгляд упал на письмо от Троя из тюрьмы Сан-Квентин, лежавшее на куче нераспечатанной почты. Хорошая новость. Через три месяца Трою светило досрочное освобождение. Как только Трой выйдет, у них быстро заведутся денежки. Трой был самым хитроумным преступником из нескольких тысяч, знакомых Бешеному Псу. Да, котелок у Троя варит, что и говорить. Отлично придумано — грабить торговцев наркотиками и шушеру, корчащую из себя гангстеров: эти ни за что не побегут в полицию. Здорово будет заиметь деньжат. Он бы купил Шейле тряпки, которые она вечно разглядывает в женских журналах и каталогах. Можно даже подарить ей открытый «мустанг». Вот радости-то будет! Неплохая телка, и собой недурна, особенно если сбросит фунтов пятнадцать — двадцать. Хотя сам он далеко не Том Круз… От этой мысли он мелко захихикал, как смеются под кокаиновым кайфом. Зубы у него были щербатые, а там, где раньше красовался вставленный в тюрьме протез, зияла дыра — последствие удара бутылкой из-под пива «Будвайзер» в баре для сезонных рабочих в Сакраменто. Тот вечер, ясное дело, этим не завершился. Он дождался на стоянке, когда заведение закроется, пряча в рукаве нож аквалангиста. Когда придурок, размахавшийся в баре бутылкой, отпер дверцу своей машины, Бешеный Пес вышел из тени с пустыми руками, будто бы предлагая выяснить отношения на равных. А когда они сошлись, два или три раза всадил нож противнику в брюхо. Тот побежал, пытаясь удержать руками внутренности, чтобы не вывалились наружу…

Бешеный Пес ухмыльнулся приятным воспоминаниям. Славно он проучил того засранца — будет знать, к кому цепляться. Если выживет. На всякий случай Бешеный Пес перебрался после этого в Портленд, а там повстречал Шейлу.

Он оглядел комнату. Она находилась на втором этаже, окна выходили на лестницу, дальше шумела улица. Обстановка была классическая для берлоги наркомана: месиво из газет, носков, одежды, постельного белья. Белье он сорвал с кровати, когда выронил сигарету и поджег матрас. Он смотрел по телевизору, как «трейл-блейзеры» надирают задницу «лейкерсам», когда почуял дым. Воды из аквариума оказалось недостаточно, чтобы потушить огонь, — пришлось разодрать матрас и выковырять тлеющую вату. Он заткнул дыру полотенцем, но в комнате по-прежнему воняло. Что скажет Шейла, когда вернется?

Велика важность, подумал Бешеный Пес. Да пошла она на хер, жирная сука. Куда, кстати, она запропастилась? Должна, кажется, припереться вечером домой со своей пышкой-доченькой.

Бешеный Пес провел рукой под мышкой — мокрой, скользкой, зловонной. Наркотик выходил наружу через поры с мерзкой вонью. Ему требовалось принять душ. Черт, ему много чего требовалось, но первым делом — новый впрыск кокаина.

Спустя полчаса, еще через две дозы, он выключил свет и застыл, глядя на уголок шторы и дальше, в дождливую ночь. Сначала от одной-единственной дозы кокаина он целых полчаса, а то и дольше парил на седьмом небе, дальше происходило медленное, легкое приземление. Теперь цикл убыстрился. Радость гасла в то мгновение, когда игла покидала вену. Через считанные минуты возобновлялся голод, нарастал страх, паранойя, ненависть к самому себе. Средство против всего этого было одно — новая доза.

Он пялился на улицу из окна старого каркасного дома, торчавшего на склоне холма, у железнодорожного моста. Из-за склона и подпорной стенки от его взгляда был скрыт тротуар на этой стороне улицы, виден был только верх лестницы.

Проехала машина, и снова бесконечный хмурый дождь, мгновенный проблеск дождевых капель в свете уличного фонаря. Кокаиновый голод превратился в нестерпимое страдание, выдавливающее глазные яблоки. Он держался сколько мог, растягивал паузы, и вот кокаин почти иссяк. Две унции фармацевтического кокаина за сорок часов — виданное ли дело! От героина он давно застыл бы в наркотическом оцепенении. У героина есть предел, другое дело кокаин: его всегда хочется еще и еще.

Он нашел вену, стал наблюдать, как шприц наполняется кровью. Потом, вопреки привычке впускать понемножку, то и дело прерываясь, впрыснул все разом.

Это было как удар током. Все содержимое желудка мигом выплеснулось наружу через рот. Господи, сердце! Сердце! Неужели он убил себя? Он завертелся юлой, потом забегал по комнате, опрокинул стул, врезался в стену, в комод. Что же это, черт? Ооооо!

Постепенно он остыл, страх прошел. Он закрыл глаза, наслаждаясь ощущением. Больше он такого ни за что не допустит.

По шторе скользнул луч автомобильных фар. Бешеный Пес подошел к окну. Машина развернулась и остановилась у тротуара. Подпорная стенка закрывала все, кроме бампера и фар. Кого еще черт принес на ночь глядя?

Он выключил свет и стал смотреть.

Машина уехала. Такси. Шейла и ее семилетняя дочь Мелисса — имя, подсказанное песенкой, — показались на лестнице. Шейла задрала голову, Бешеный Пес различил ее белое лицо. Он замер, уверенный, что она увидит только черный квадрат окна и решит, что он уехал, потому что у дома нет его машины. Машина дожидалась в мастерской, пока он заплатит за новый генератор, но Шейла этого не знала. Вот и хорошо, он еще успеет вогнать в себя последнюю дозу кокаина, прежде чем она заведет свою волынку. Недавний прилив нежности забылся, вместо этого он вспоминал, как она пилит его за кокаин и за все прочее.

Бешеный Пес слышал, как они топчутся перед входной дверью, как бродят по первому этажу. До него доносилась дробь детских шажков, скрип задней двери. Девчонка кормила кошку. Никудышная малявка не любила его и не слушалась, пока он не грозил ее отшлепать. Тогда она обижалась, дулась, волочила ноги. Одно в ней было хорошо — любовь к кошке. О ней она всегда помнила, всегда была с ней щедрой, однажды даже истратила свой последний доллар на банку кошачьих консервов. Бешеный Пес ворчал, но не мог не оценить такую верность.

Когда снизу раздался механический смех из телевизора, он включил ночник, и тот залил желтым светом наркоманские прибамбасы. Он впрыснул немного воды прямо в пузырек, закрыл его крышечкой, встряхнул. Так он ничего не потеряет. Потом набрал смесь в шприц, надавил и дождался, пока на кончике покажется капелька. Это значило, что в шприце не осталось воздуха. Он медленно ввел в вену дозу, наслаждаясь как можно дольше. Он хотел одного — длить это ощущение без конца.

Но уже через считанные минуты радость стала свертываться, поглощаемая мукой, жалостью к себе. Господи, почему я? Почему жизнь, едва начавшись, превратилась в сплошное, непролазное дерьмо? Самые ранние его воспоминания относились к четырехлетнему возрасту, когда мать попыталась утопить его в ванне. Его спасла шестилетняя сестра, будущая лесбиянка, шлюха и наркоманка: она орала, пока не прибежали соседи. Те не позволили его матери совершить задуманное и вызвали полицию. Детей определили в приют, а мамашу судья отправил на освидетельствование в психушку. Потом, в приюте, медсестра нашла на его теле множество рубцов: мать его щипала, оттягивала и крутила кожу. Боль была ужасной, на теле оставались синяки. Даже теперь, через тридцать лет, при воспоминании об этом он весь покрывался гусиной кожей.

Мать после этого еще дважды попадала в психушку, один раз на целых восемь месяцев, пока не умерла, когда ему было одиннадцать лет. К тому времени он жил уже не с ней, а в исправительной колонии. Тамошний священник вызвал его, чтобы сообщить о смерти матери, потом посмотрел на часы и сказал, что он может погоревать минут двадцать один в кабинете. Как только за священником закрылась дверь, Бешеный Пес принялся шарить в ящиках письменного стола в поисках сигарет — здешней универсальной валюты.

В ящиках ничего не оказалось, пришлось заняться шкафом. Ура! В кармане пиджака он нащупал едва початую пачку «Лаки Страйк». Вот это везуха! Он спрятал сигареты в носок и снова уселся, донельзя довольный. Таким его и застал вернувшийся священник. Прежде чем заговорить, он заглянул в дело, нахмурился и пробормотал: «Твой отец…»

Бешеный Пес встал и покрутил головой. Этой темы он не желал касаться. Об этом ему нечего было сказать. Об отце он ровно ничего не знал, даже имени. В его свидетельстве о рождении в графе «отец» стоял прочерк, а сестра, у которой эта графа в метрике была заполнена чин-чином, дразнила его «чудо-ребенком». Глядя на себя в зеркало, он удивлялся, какой же он урод и насколько не похож ни на кого в семье. Остальным тоже нечем было хвалиться, так, ни то ни се, но все-таки они были высокие, белокожие, с прямыми прядями, не то что он — малорослый, смуглый, с вьющимися, почти что курчавыми волосами. Однажды вредный мальчишка старше его предположил, что его мамаша перепихнулась на поленнице с негром. Вот умора-то! Весельчак был слишком силен и зол, чтобы поквитаться с ним в открытую, поэтому Бешеный Пес дождался, пока в спальне погаснет свет и обидчик захрапит. Тогда он подполз к его койке и врезал ему по башке луисвилльской битой. Шутник выжил, но был уже не тот: говорил через пень колоду и тронулся рассудком. Тогда-то Джерри Маккейна и прозвали Бешеным Псом. В последующие годы он только и делал, что подтверждал справедливость этого прозвища.

Эффект от последней дозы проходил, за глазницами опять пульсировала головная боль. Аспирин? Нет, от него не будет толку. К тому же за аспирином пришлось бы спуститься вниз, а ему хотелось подольше протянуть без занудства Шейлы. Ее пронзительный голос действовал на него как скрип ногтей по классной доске. Будь у него деньжата, он бы собрал манатки, отвалил и дождался Троя в Калифорнии, может, прямо в Сакраменто. Там его уже не искали. У него даже были кое-какие задумки, но он не любил ходить на дело один, а единственным кандидатом в сообщники поблизости был Дизель Карсон. С Дизелем Бешеный Пес был знаком еще с исправительной колонии. Они даже провернули вместе одно дельце. Именно поэтому он не хотел снова брать его в долю, пока не выйдет Трой.

Головная боль была ужасной, не лучше была и источаемая им вонь. После выпивки и кокаина бросает в особенно вонючий пот. Нет наркотика хуже кокаина. Страшное дерьмо. Как же он его ненавидел! И при этом изнывал по новой дозе, чтобы оттянуть быстро приближающиеся адские муки. Что ему действительно требовалось, так это доза героина — лучшее снадобье от нарастающей депрессии. Он уже ощущал начало ломки. Если бы можно было уснуть…

Он вовремя вспомнил про валиум, такие здоровенные голубые таблетки. Во флаконе еще оставалось таблеток восемь. Вот он, способ вовремя забыться! Ночной жар и кошмары можно было перенести. Он подошел к комоду, выдвинул ящик. Среди шариковых ручек, пустых зажигалок, желудочных таблеток и прочего мусора он нащупал флакончик из коричневого стекла, открутил крышечку и высыпал на ладонь содержимое. Всего шесть штук. Эта стерва тоже угощалась из флакончика!

От злости головная боль стала еще сильнее. Он запил все шесть таблеток глотком холодного кофе, бросил пустой флакон в мусорную корзину и хотел было улечься. Но тут открылась дверь, в лицо ему ударили все сто ватт света. При виде его глаза у Шейлы сделались как блюдца. Она удивленно вскрикнула и заткнула себе рот кулаком.

— Что ты здесь делаешь?

— А ты как думаешь? Убирайся, оставь меня в покое.

До чего он ненавидел сейчас ее круглое, как блин, лицо с нечистой кожей! И как только он мог считать ее хорошенькой? Хотя недавно вышедшему из тюряги даже крокодилица покажется королевой красоты.

— Говорили тебе не входить без стука?

— Я не знала, что ты дома, — ответила она. — Внизу нет машины, ты не спустился, чтобы поздороваться. Где твоя машина?

— На заправке, чинится.

— Не говори со мной таким тоном. Мне это не нравится.

— Ей это не нравится! — передразнил он ее с издевкой. — Ты только посмотри! — Он шагнул к ней из тени. — Мне насрать, что тебе нравится, что нет, сука! — Кровь так сильно пульсировала в голове, что она шла кругом. Он бы врезал этой стерве как следует, если бы не детский голос: «Мамочка, мамочка!» Сначала послышались детские шаги, потом в дверном проеме появилась сама девчонка. Она бросилась к матери. Стоя перед ним, они были на одно лицо.

— Пойдем вниз, детка, — сказала Шейла, обнимая дочь за плечи и выводя из комнаты.

— Можно я посмотрю «Звездный путь»? Серия только началась.

— Конечно. Только чур, потом сразу в постель. Иди. — Шейла отправила ребенка вниз и снова повернулась к Бешеному Псу Маккейну. Она уже взяла себя в руки.

— Выметайся! Не желаю тебя больше здесь видеть.

— Отлично. Только заберу машину из ремонта — и вперед.

— Не вздумай заплатить за ремонт моей карточкой. А вообще, отдай-ка ее мне. — Она протянула руку и щелкнула пальцами.

— Если хочешь, чтобы я уехал, мне надо сначала забрать машину.

— Нет, давай сюда!

Он видел, что ей не страшно. Почему? Потому что она слишком много знает об ограблении кассы торгового корабля. Она работала в конторе судоходной компании и донесла ему, что морякам торгового флота по-прежнему платят наличными после окончания рейса. Она сказала, какой корабль, когда и куда пристанет. Они с Дизелем Карсоном огребли восемьдесят четыре тысячи. Шейла все знала. Несмотря на то что она была сообщницей Дизеля Карсона и Бешеного Пса Маккейна, конченых рецидивистов, власти наверняка сняли бы с нее обвинение, если бы она дала против них показания. Вот стерва и считает, что держит его за яйца. Угораздило же его ей довериться!

Он достал из бумажника кредитную карточку «Шеврон» и швырнул ей. Карточка упала на пол.

— Мерзавец! — сказала она, подобрала карточку и ушла, хлопнув дверью.

Он, моргая, смотрел на дверь, погружаясь тошнотворными кругами в ад кокаиновой ломки. Внутри нарастал безмолвный вопль отчаяния и яростной злобы. Без кредитной карточки он не мог забрать машину, а без машины не мог раздобыть денег. У него был револьвер «Питон» калибра 0.357 и автомат АК-47 с тридцатью патронами в магазине. С таким арсеналом ему был под силу любой грабеж, но на своих двоих много не награбишь. Угнанная тачка тоже не годилась: это транспорт черномазых молокососов, не способных украсть ничего стоящего. Потребность в машине превышала все, что мог бы вообразить человек в здравом уме. Это граничило с наваждением, а то и с паранойей.

Через закрытую дверь было слышно, как Шейла и ребенок заходят в соседнюю комнату. Мелиссе было пора спать. Тонкая стенка пропускала звуки, и ему нетрудно было представить происходящее. Соплячка бормотала молитвы. В задницу их гребаного Иисусика! Он ненавидел религию. Ненавидел Бога. Зло он любил больше добра, лгать любил больше, чем говорить правду. Он решил, что прямо сейчас завладеет кредитной карточкой.

Он открыл дверь спальни и выглянул в коридор. Дверь спальни справа осталась распахнутой. Мать и дочь были там. Лестница находилась слева. Он стал спускаться, изо всех сил стараясь не шуметь. Обычно она оставляла свой кошелек в прихожей, прямо перед входной дверью. На сей раз его там не было.


В кухню! После прихожей она побывала там. И верно, кошелек лежал на раковине. Он открыл его, достал купюры. Восемь долларов и никакой кредитной карточки! Он вернул деньги на место и огляделся. Куда она ее дела, когда спустилась?

На спинке стула он увидел ее жакет. К нему в комнату она поднималась в нем. Он ощупал карманы и нашел то, что искал.

Шейла появилась в дверях, когда он теребил ее вещицу. Он показал ей кредитную карточку.

— Лучше не лезь ко мне, Шейла. Мне надо забрать машину.

— Не лезть к тебе? Это ты ко мне не лезь. Ну-ка, отдай!

И опять она протянула руку и пощелкала пальцами. Это было равносильно пощечине и вызвало у него ярость. Он бросился на нее. Она уже разинула рот, чтобы закричать, но он успел заехать ей левой рукой в висок и оглушить. Правая рука потянулась к ней, пальцы сомкнулись на горле.

Она лягнула его и вывернулась. Он ударил ее открытой ладонью, она врезалась в стол. Стол проехался по полу, цветочная ваза свалилась вниз и разлетелась вдребезги.

Шейла налетела на него, молотя обеими руками и зажмурив глаза. Костлявый кулак заехал ему по рту, и он больно прикусил губу, почувствовав соленый вкус собственной крови. Он согнулся, чтобы сплюнуть и не испачкать себе одежду.

Шейла воспользовалась передышкой и бросилась в прихожую, к телефону. Она задыхалась, ей казалось, что его железные пальцы по-прежнему сжимают ей горло. Возмущение сменилось у нее ужасом.

Он выдвинул один из кухонных ящиков и вооружился мясницким ножом. Она услышала звон, потом стук закрывшегося ящика. Телефон был дисковый. После набора девятки диск невыносимо долго возвращался назад. Она набрала первую единицу. Вторую она набрать не успела.

— Настучать решила, сука? — зловеще прошипел он из двери, держа в руке отрезанный телефонный шнур. Здоровенный нож он спрятал внизу штанины.

Она бросила трубку и бросилась бежать, но смогла сделать только два шага. На третьем коврик поехал по паркету, она потеряла равновесие и грохнулась, успев подставить под себя руку.

Он прыгнул ей на спину, как разъяренный кот. Его пальцы превратились в когти. Они впились ей в волосы и повернули ей голову, чтобы обнажилось горло. Потом он занес мясницкий нож и всадил его в основание шеи.

Впечатление было такое, будто он проколол бурдюк с вином. Вслед за вырванным из плоти лезвием вверх ударила тугая струя, настоящий гейзер крови, залившей руку, которой он держал ее за волосы. Бешеный Пес посторонился, чтобы не вымазаться, но кровь хлестала, как из отвернутого до отказа крана, и теперь заливала ему спереди штаны. Шейла еще сопротивлялась, как безумная, била его локтем в бедро, борясь за стремительно покидающую ее жизнь.

Он ударил снова. Теперь она подставила под нож руку, и лезвие вспороло ей кисть до кости. Удар, нацеленный в сердце, она сумела отвести, но нож пробил ей правую грудь и заскрипел по ребру. Рукоятка ножа стала такой скользкой, что его пальцы соскользнули на лезвие, и он сильно порезался. Оставив нож торчать в женском теле, Бешеный Пес отпрянул.

Силы покинули ее, Шейла обмякла, растянулась на полу. Минута судорог — и она испустила дух. Труп буквально плавал в луже артериальной крови.

Бешеный Пес опустил глаза и обнаружил, что стоит босиком в этой луже. Он приподнял одну ногу. Кровь оказалась липкой. Как муха в варенье, подумал Бешеный Пес. Он сделал шаг, другой, опустился в кресло перед телефоном, глядя на свои кровавые следы. Все это придется замывать. По следам ног наверняка можно опознать убийцу, как по отпечаткам пальцев.

Пока он сидя изучал учиненный им кошмар, им стала овладевать невыносимая дремота. Это ощущение вызвало у него ужас. Вдруг эта тварь каким-то образом успела его отравить?

— Мамочка, мамочка! — Расшатанные ступеньки издали тошнотворный скрип: девчонка спускалась вниз. — Что с тобой, мамочка?

— Не ходи сюда! — рявкнул он, подпрыгивая.

Но было поздно. Он увидел ее ноги, потом голову — она нагнулась, чтобы посмотреть на происходящее внизу. Он метнулся ей наперерез. Он надеялся, что Мелисса будет спать и он успеет спрятать труп и убрать в доме. Завтра он бы зарыл Шейлу в бескрайней чаще Северо-Запада. Кто бы что потом ни спросил, он бы все начисто отрицал.

Но теперь этот план не годился. Девчонка все видела. Он взбежал по лестнице и кинулся следом за ней в спальню. Она обежала кровать и встала по ту сторону.

— Ты убил маму! — раздался ее визг.

Он метнулся к ней, она попыталась убежать. Но он был проворнее: одной рукой схватил ее за кисть, другой сгреб подушку.

Не обращая внимания на ее крики, он подтащил ее ближе, чтобы заглушить подушкой. С головой, накрытой подушкой, она отчаянно молотила по кровати руками и ногами. Он уперся в подушку обеими руками и напрягся, словно отжимаясь, вдавливая подушку в ее лицо, ее голову — в кровать. Ее ноги не то что его били, а так, щекотали, как лапки бабочки.

— Подохни! Ну, быстрее! — просил он.

Казалось, этому не будет конца. Наконец сопротивление прекратилось. К этому времени у него самого все плыло перед глазами, он из последних сил боролся с обмороком, не сомневаясь, что пришла и его смерть. Потом он сообразил, что дело не в яде, а в валиуме. Он вырубался от снотворного, а не сдыхал. Догадавшись, он тоже прекратил борьбу. Валиум свалил его с ног. Он закрыл глаза и заснул на кровати, рядом с детским телом.

Наутро, проснувшись с раскалывающейся головой, он сначала понадеялся, что все это было ночным кошмаром. Но тут же увидел трупик — восково-белый, потому что вся кровь отхлынула вниз. Реальность оказалась хуже кошмара.

Он сел и увидел на полу кровавые отпечатки своих ног. Предстояла долгая, тщательная уборка. Надо было где-то спрятать трупы, чтобы потом увезти их в горы и закопать так, чтобы никто никогда их не нашел.

Деньги. Ему нужны деньги. Кредитные карты. Он знал пин-код кредитной карточки «Мастеркард» и мог снять полторы тысячи наличными. Еще можно сбывать за полцены купленное по карточке по предварительным заказам. Хорошо, что у него есть кое-какие бабки, иначе пришлось бы прибегнуть к отчаянному средству, например ограблению. А так он переедет в Сакраменто и дождется Троя.

Он встал. Любое движение усиливало головную боль. Он нашел аспирин, потом спустился в гостиную, взглянуть на Шейлу. Лужа крови загустела. Он не мог поверить, что в человеке помещается столько крови.

Не появилось ли запаха? Он принюхался. Пока что не разберешь, но он знал, что долго ждать не придется. При комнатной температуре трупы быстро начинают гнить.

2

В местном отделении профсоюза водителей грузовиков преобладало мнение, что Чарльз Карсон обязан своим прозвищем Дизель весу (260 фунтов) и тому, что в драке его невозможно остановить, что твой локомотив. На самом деле его так прозвали в исправительной колонии, за то, что он однажды вышел играть в американский футбол без шлема. Прозвище прилипло, хотя жена называла его Чарльзом.

Он вышел из колонии девятнадцать лет назад, а три года назад был условно-досрочно освобожден из тюрьмы Сан-Квентин. Теперь полицейское наблюдение было с него снято. У него была жена Глория, сын Чарльз-младший и типовой домик на три спальни в пригороде Сан-Франциско. Он ходил в любимцах у боссов местного отделения профсоюза, потому что оказывал им услуги, отутюживая всякого, кто не соглашался с их действиями. Он был послушен. Кто еще дал бы работу вчерашнему зэку? Любую работу, даже похуже этой?

Кроме этого, Дизель подряжался выполнять поручения Джимми Морды. Но не убивать. Что-нибудь поджечь, сломать кому-нибудь руку. Убивать за деньги («пробивать билетик», как это называлось) он отказывался, потому что за это ему автоматически светил смертный приговор, а кто поручится, что человек, давший ему такое задание, не проговорится, если полиция припрет его в укромном местечке к стенке и пообещает отпустить, пусть только подтвердит то, что ей, полиции, и так уже известно? Мало ли что можно наболтать в таком положении… Некоторые от убийств слетают с катушек, ими овладевает жажда сознаться. Как Бобби Батлер, сознавшийся, что двумя годами раньше пришил одного в тюряге. Его, ясное дело, замели и засадили пожизненно. Поделом болвану! Или взять основателей «Арийского братства», у которых тоже поехала крыша. Один из них, Джек Махоун, три года после освобождения из Фолсома гулял на свободе, а потом заявился в полицейский участок и говорит: «Хочу рассказать об убийстве, которое мы с Танком Ноем совершили восемь лет назад». Бедняга Танк схлопотал за это вышку. Тюрьмы Дизель не боялся, но газовой камеры… Глупо ведь туда загреметь, учитывая, как мало народу действительно в ней оказывается и как много шлет прошения, надеясь ее избежать. Дизель, может, и убил бы кого-нибудь, но так, чтобы об этом не знала ни одна живая душа — за исключением Троя. Трою он доверял безоглядно.

Дизель вышел из душа и надел свежее белье, чистые полотняные штаны. Теперь он был доволен жизнью. Он прошел через католический сиротский приют, спецприемник для несовершеннолетних, исправительную колонию, тюрьму. Любой, кто за три года снова не попадает на зону, уже считается везучим, даже если ходит без гроша, а уж если он обзавелся новой машиной и собственным домом, туг и говорить нечего… Он носил костюмы «Хики-Фримен» и туфли «Джонстон и Мэрфи», а на матчах по боксу сидел у самого ринга. На следующей неделе генеральный секретарь профсоюза собирался заплатить ему по ведомости искусственно раздутых штатов. Прицепы с новыми автомобилями развозились по стране на железнодорожных платформах, а ему платили зарплату водителя и сверхурочные. Такого обращения удостаивались только настоящие любимцы профсоюза.

На путь успеха его направил Джимми Морда. В ответ он оказывал Морде услуги. Нынче вечером его ждала поездка в Сакраменто, где требовалось поджечь несколько грузовиков. Какой-то дурень вздумал перейти Морде дорогу, перехватить у него транспортный контракт. После того как Дизель сделает свое дело, дурню придется вообще закрыть лавочку.

Дизель взял с полки шкафа чемоданчик, открыл крышку. Внутри лежали револьверы. «Сорок пятый» предназначался для серьезных дел, но был тяжеловат, оттягивал одежду. Рядом лежал «двадцать второй», «Кольт-Вудсмен», приспособленный под глушитель, — идеальное оружие убийства. С навинченным глушителем он стрелял почти бесшумно, а пуля застревала в черепе, а не вылетала вон, не заляпывала всю стену кровью и осколками кости. Наконец, третья пушка — тупорылый пятизарядный «Смит-Вессон» тридцать восьмого калибра, небольшой и легкий, притом безукоризненно отправляет на тот свет. Идеальное оружие самозащиты. Дизель удостоверился, что оно заряжено, и пристроил кобуру на поясе, под полой пиджака. Револьвер вряд ли ему понадобился бы, но лучше иметь его на всякий пожарный, чем остаться безоружным в случае заварухи. Если сознательный гражданин застукает его в момент совершения противоправного деяния и захочет сдать его полиции в духе выполнения гражданского долга, то немедленно схлопочет пулю в живот.

Он вернул чемоданчик на место, достал желтовато-коричневую кожаную куртку и изящные ботинки от «Бэлли». То и другое он собирался захватить с собой, потому что хотел на обратном пути завернуть в центр города. Жаль, конечно, что он не успеет на бокс, но после матча ребята будут сидеть в баре «Чарли».

Он натянул низкие кроссовки «Рибок» и надел ветровку на молнии. Револьвер под одеждой не выпячивался, сидел плотно. Теперь не вывалится, когда нужно будет прыгать через забор. Однажды такое случилось — конфуз да и только… Он еще немного покрасовался перед зеркалом. Отличный вид, славный здоровенный парень, вылитый полицейский-ирландец. От этой мысли Дизель улыбнулся. Он встал в боксерскую стойку, замурлыкал нечто ритмичное, нанес несколько ударов в воздух. Для своих габаритов он боксировал неплохо. На тренировках ему льстили, что он двигается как во втором полусреднем весе, но на ринге получалось по-другому. Шум зала и удары гонга сводили на нет все боксерские навыки, он размахивал руками во все стороны, как ветряк, и неизменно терпел поражение. Мечту стать «великой белой надеждой» и заработать на ринге миллионы пришлось оставить. Он снова добывал хлеб насущный ремеслом водителя и вора.

А теперь ему предстояло совершить преступление.

Он оглядел спальню. Кажется, ничего не забыл: заточенная отвертка, молоток-гвоздодер и бутылка с керосином лежали в багажнике машины, перчатки — в бардачке.

Открыв дверь, он получил в лицо оглушительный шумовой заряд в стиле «рэп».

— Выруби это черножопое дерьмо! — крикнул он в сторону кухни. Не получив ответа, он в ярости бросился туда, бормоча на бегу, что в этом грохоте не слышит даже собственных мыслей.

Кухня оказалось пустой. Через заднее окно он увидел, как Глория вешает на веревку рубашки. Чарльз-младший сидел рядом в коляске.

— Что случилось с долбаной сушилкой, мать ее? — крикнул Дизель в заднюю дверь.

— Что за выражения, Чарльз? Твой сын…

— Мне насрать! Он еще ничего не понимает.

— Он быстро научится.

— Ладно. Мне пора. Не пойму, как ты можешь слушать этот поганый «рэп». Вот ведь дурость! Не музыка, а сплошной пердеж.

Жена махнула рукой в знак несогласия и прощания и продолжила свое занятие. Когда она привставала на цыпочках, ее ноги казались еще длиннее; когда вскидывала руки, груди натягивали майку. При всех своих недостатках она могла похвастаться превосходной фигурой. Может, он еще успеет с ней?.. Нет, не успеет.

— Почему ты не пользуешься сушилкой?

— Я накрахмалила твои рубашки, как ты любишь. Сушилка вытягивает из них крахмал.

— Умница. Все, мне пора, детка.

— Когда вернешься?

— Точно не знаю. Вечером.

— Будь осторожнее.

— Я всегда осторожен.

— Позвони мне, если задержишься за полночь.

— Обязательно, — пообещал он, подумав: «Если не забуду».

Шагая к новому красному «мустангу» с откидной крышей, Дизель чувствовал себя великолепно. После бегства из католического приюта для мальчиков в десятилетнем возрасте и первой «посадки» — в спецприемник для несовершеннолетних, за кражу из магазина — он ни разу не протянул больше полугода без нового ареста. Не всегда за уголовщину и не всегда дело кончалось сроком, но иногда приходилось смотреть на небо в клеточку. А за последнее время — ни-ни. Может, он перерос тюрьму? Он познакомился с людьми, не знавшими другой жизни, кроме преступной: они гребли деньги лопатой, но в тюрьму не попадали. Может, и у него тоже так получится, особенно когда главным у них станет Трой. Дизель улыбнулся, представив себе радость Троя, когда тот узнает, как здорово он, Дизель, подготовился к его возвращению. В гараже его дожидались средства технического обеспечения: генераторы для отключения охранных устройств, сканер для перехвата полицейских переговоров, даже флотская ацетиленовая горелка.

Дизель сел в машину, завел мотор, опустил крышу, начал разворачиваться. И тут приоткрылась дверь дома. Глория высунула голову. Он затормозил.

— Телефон! — крикнула она.

— Кто звонит?

— Маккейн.

— Бешеный Пес? — Жена кивнула. — Что ему надо?

— Он не говорит.

— Скажи, что я уже уехал.

Глория захлопнула дверь. Уезжая, Дизель пробормотал вслух: «Что он звонит, этот вонючий урод?» Последний раз они общались год назад, когда взяли кассу торгового судна. Подружка Бешеного Пса работала в судоходной компании и была наводчицей, поэтому при дележе добычи Бешеный Пес потребовал доли и для нее. Раньше он об этом не заговаривал.

«Конечно, — сказал тогда Дизель. — И для Глории тоже».

«Это с какой же стати?»

«Раз Шейла, значит, и Глория».

«Что за херня!»

Их разделял кухонный стол. Момент был напряженный. Дизель привстал и навис над столом. Он был тяжелее Бешеного Пса на все сто фунтов, а то и больше. У Бешеного Пса был при себе пистолет, но он бы не успел его выхватить — сперва Дизель свернул бы ему челюсть. До драки не дошло, но Дизель знал, что в безумном мозгу Бешеного Пса посеяно семя ненависти. С тех пор он избегал Маккейна. Трой утверждал, что умеет держать этого психованного недомерка в узде. Время покажет, так ли это. Трой должен был освободиться досрочно примерно месяца через два, и у него уже был готов план действий для шайки из трех человек: они будут грабить сутенеров, торговцев наркотиками, гангстеров — всех, кто не посмеет заявить в полицию. В оправдание Бешеного Пса Дизель мог сказать одно: что тот не стукач. Но зачем он звонил?

Спустя три часа Дизель стоял в тени дуба, на высохшем лугу. В тридцати ярдах виднелась насыпь — полоса отчуждения железной дороги, за ней — забор транспортной компании «Стар Картедж». Когда из-за туч появилась луна, он разглядел силуэты больших грузовиков и офисные бараки. В окнах было темно. Джимми Морда позаботился, чтобы сторож в последний момент сказался больным. Морда всегда держал нос по ветру.

За территорией транспортной компании пролегала федеральная автострада номер 99. Машин было мало: ночью по шоссе проносились только грузовики с продукцией местных ферм. На расстоянии нескольких сот ярдов виднелась неоновая вывеска придорожного винного магазина. Проблем не предвиделось.

Дизель свернул потуже брезентовую сумку с инструментами и керосином. Удобнее было взять ее под мышку, как футбольный мяч, а не нести в руке. Пригнувшись, чтобы быть незаметнее, он заторопился через луг, потом через рельсы. Гремя гравием, он съехал с насыпи с другой стороны и оказался под забором.

В сумке лежали кусачки, но Дизель смекнул, что проще перелезть через забор, чем проделывать в нем дыру. Постройки заслоняли забор от шоссе, поэтому можно было не опасаться, что его заметят. Он перебросил сумку через забор, подпрыгнул и ухватился за верхнюю перекладину. Забор задрожал по всей длине, но Дизелю не было дела: насторожиться все равно было некому. Спрыгнув на землю с другой стороны, он на миг замер — на случай, если все же поднимется шухер.

Ничего. Тишина, не считая грузовика на дороге, переключающего передачу. Похоже, дельце и впрямь — проще некуда. Он заранее принял три капсулы дексамила и теперь сгорал от радостного возбуждения. Приближаясь к грузовикам, он старался, чтобы постройки заслоняли его от дороги.

По пути он снова остановился и прислушался, но не услышал ничего тревожного. Большой заточенной отверткой он стал легко протыкать бензобаки — не понадобился даже молоток. На земле образовались темные лужи солярки. Пробив все пять баков, Дизель соединил пять луж дорожками из керосина. Он немного запыхался — оттого, что смолил «Мальборо» как паровоз.

Он приготовил спички. Вдруг рванет? Ничего не поделаешь, будь что будет. Он чиркнул спичкой и бросил ее в керосин. Синее пламя побежало в одну сторону, он бросился в другую.

Взрыва не произошло, но пожар вспыхнул будь здоров. Он чувствовал его спиной, когда, не оборачиваясь, опять перелезал через забор; снова оказавшись под дубом на сухом лугу, он увидел пламя до самого неба.

Он отъехал уже на полмили, когда мимо него пронеслись, надрываясь сиренами и вращая мигалками, пожарные машины. Он послушно съехал на обочину и проводил пожарников взглядом.

— Удачи, ребята! — проговорил он с усмешкой.

На автостраде его охватил восторг. Напряжение прошло. Джимми Морда оценит его работу. Дизелю нравилось устраивать фейерверки. Дело было нехитрое, трудность заключалась в том, чтобы найти надежных клиентов. Не мог же он дать рекламу: «Услуги поджигателя». А жаль. Такая работенка — редкий подарок. Как сказал бы Трой, «птичье гнездо на земле».


В половине четвертого ночи Дизель уже сидел у себя на кухне и утолял голод кукурузными хлопьями с молоком. Когда раздался телефонный звонок, он взглянул на часы и поднял трубку.

— Алло.

— Это я, Бешеный Пес.

— Здорово, старина.

В кухне появилась Глория.

— Он звонил уже три раза.

— Мне нужна помощь, брат, — сказал Бешеный Пес. — Я сильно влип. Дело вообще-то плевое, подумаешь, кредитные карточки, но если я не внесу залог до понедельника, офицер по надзору отменит мое условное освобождение. Сам знаешь, как это бывает.

Дизель знал.

— Какой залог?

— Всего тысяча пятьсот. И полторы сотни поручителю, чтобы помалкивал.

— А Шейла?

— Она в Колорадо, у родных. Не знаю их телефон. У меня в хате есть эти деньги…

— Вот и отправь туда поручителя. Пусть заработает. Заплати ему сверху.

— Нет, я им не доверяю. Украдет и скажет, что ничего не нашел.

Дизель промолчал. Все это ему сильно не нравилось, но он знал, что выполнит просьбу Бешеного Пса, если тот попросит. Так и вышло.

— Бабки у меня есть, падла буду! Что мне лажу лить! Я с тобой расплачусь и прибавлю столько, сколько скажешь.

— Говоришь, деньги у тебя есть?

— В натуре, земляк, век свободы не видать!

— Как не поверить такой клятве, — хохотнул Дизель.

— Слушай, я серьезно, не бросай меня в закрытке!

Дизель с радостью бросил бы Бешеного Пса Маккейна гнить в тюрьме, но что скажет Трой? Трой наверняка велел бы привезти залог.

— Мне нужно пятьсот на расходы.

— Лады! Дай мне только добраться до денежек.

— Не вздумай мне яйца крутить, Пес. Если ты тюльку гонишь, будут серьезные проблемы. Усек?

— Да, Ди. Мы ж друг друга знаем. Я с тобой как на духу.

— Ладно, помощь на подходе. Считай я уже в пути. Завтра будешь на свободе.

— Я на тебя рассчитываю.

— Мое слово твердое.

3

Спидометр показывал 85–90 миль в час. «Мустанг» несся на север по федеральной автостраде номер пять. Роскошные виноградники и гармоничный пейзаж долины Напа сменились гористой Сьеррой. Машина вписывалась в повороты, визжа шинами и пролетая мимо гигантов-грузовиков, натужно ползущих вверх. Минуя озеро Шаста, Дизель с завистью оглянулся на плавучие домики у причалов. Когда у Троя появится подружка, они могли бы арендовать такой домик на несколько дней и от души поплавать. Глории это бы понравилось. Хотя у Троя может быть на этот счет свое мнение: он предпочитает яркие огни, скорость и действие.

Дизель любил друга. Надежный мужик, вожак. Дизель готов был отправиться за ним хоть в ад, если Трой скажет, что там можно провернуть выгодное дельце. Трой стал лидером с первой их встречи в спецприемнике для несовершеннолетних; через несколько дней после знакомства они перемахнули через забор и были таковы. Из всех знакомых Дизелю преступников только для Троя преступный образ жизни был единственным возможным. «Наследство меня не ждет, — сказал он как-то раз, — и я не собираюсь быть нулем без палочки». — «Без какой палочки?» — спросил Дизель. Трой в ответ громко расхохотался и обнял друга. Вспоминая об этом, Дизель почувствовал прилив дружеских чувств. Ради Троя он был готов практически на все. Он и поехал в основном потому, что знал: это нужно Трою.


Вблизи перевала Гранта в Орегоне зарядил неизбежный на зеленом северо-западе ежедневный дождь. На мокрой дороге пришлось замедлить ход, поэтому Портленда он достиг уже к ночи. Действие дексамила заканчивалось, и Дизель начинал клевать носом. Пришлось остановиться, чтобы опустить на машине крышу. Холодный воздух не даст ему заснуть, а ветровое стекло защитит от налетающего дождя. Только не нужно останавливаться.

В Портленде зарябили ограничительные знаки и светофоры, поэтому пришлось опять поднять крышу. Что дальше? Конторы залоговых поручителей работали круглосуточно, но он слишком устал, чтобы сразу браться за дело. Впереди появилась зеленая неоновая вывеска мотеля, и Дизель свернул под нее.

В номере он сел на кровать и разулся, потом рухнул навзничь и закрыл глаза. Хотелось немного подремать, а уж потом искать в телефонном справочнике номера поручителей. Он не успел раздеться, как его сморил глубокий сон. Уже через минуту за дверью номера послышался его храп.

Когда Дизель открыл глаза, очнувшись мгновенно, как лесной хищник, то, увидев в окне черное небо, решил, что проспал целый день. Нет, часы на руке показывали 6.50. Он подошел к окну. Небо было затянуто тучами, город был мокрый, хотя дождь ненадолго перестал.

Он вырвал из толстого справочника страницу с залоговыми конторами и взялся за телефон. Первой значилась фирма «А. А. А. Bail Bonds», предлагавшая круглосуточные услуги. Однако, позвонив туда, Дизель наткнулся на автоответчик. Ему предлагали оставить свой номер.

Объявление следующего поручителя, по фамилии Байрон, сообщало, что он работает на всех уровнях, от окружного до федерального, и все 365 дней в году ни на минуту не смыкает глаз. Мужской голос ответил сразу.

— «Байронс Бейл», Байрон слушает. Чем могу вам помочь?

— В общем, так… — начал Дизель. — Мне надо внести залог за моего дружка. Его арестовали здесь, в Портленде.

— По какому обвинению?

— Точно не знаю. Что-то с кредитными карточками.

— Это может быть и мелкое и крупное правонарушение.

— Скорее крупное.

— Деньги у вас есть?

— Золотая карта «Ситибэнк Виза».

— Годится. Как зовут вашего приятеля?

— Эээ… Маккейн.

— А имя?

— Я не знаю…

— Не знаете, как зовут приятеля?

— Я знаю его кличку, — ответил Дизель, добавив про себя: «Так я тебе и сказал, что зову его Бешеный Пес!»

— Ладно, Маккейн так Маккейн. Не такая уж распространенная фамилия. Вы знаете, где он сидит?

— Понятия не имею.

— Ничего, я сам выясню. Когда его арестовали?

— Скорее всего, в пятницу.

— Деньги привезете сюда?

— Конечно. Только скажите, как к вам доехать. Я не знаю Портленда.

— Где вы находитесь?

— Мотель «Тревел Лодж» на Пятой Федеральной.

— Понял. Вернетесь на трассу, на развязке поедете на север и съедете с шоссе на первом же выезде… — Байрон подробно растолковал, как доехать, хотя трудности маршрут не представлял: всего один поворот после съезда с трассы.

Дизель расплатился за номер, сел и покатил. День был воскресный, погода унылая, движение слабое. Когда он свернул на улицу, застроенную двухэтажными кирпичными домами, снова пошел дождь. Фары выхватили из потемок припаркованный «ягуар». Через залитое дождем ветровое стекло Дизель разглядел в окне ближайшего дома маленькую неоновую вывеску «Byron's Bail Bonds».

Торопливо шагая к двери, он заметил буквы BAIL BND на номерной табличке «ягуара». Дорогой автомобиль сиял под уличным фонарем в каплях дождя. Залоговый бизнес приносит неплохой доход, но при условии, если ты способен выдавать людей и отправлять их за решетку. Сам Дизель мог убить, но вот стучать — нет. Если такими вещами занимается полицейский или простой обыватель, то это не донос, а часть игры. Другое дело — залоговый поручитель, у него промежуточное положение: наполовину обыватель, наполовину бандит.

Внутри он увидел исцарапанный письменный стол позади пустой стойки. Байрон говорил по телефону и писал в желтом блокноте. На столе громоздились бумаги и папки.

Дизель навалился на стойку. Он чувствовал сигарный дух. И верно, в пепельнице на столе чернели два сигарных окурка.

Байрон попрощался с собеседником и повесил трубку.

— Вы?..

— Я звонил насчет Маккейна.

— Да-да, я не спросил ваше имя.

— Чарльз Карсон. — Дизель достал бумажник и извлек золотой пластиковый прямоугольник, аналог как минимум пяти тысяч долларов. Деньги — наилучший способ представиться.

— Хорошо, мистер Карсон. Я навел справки. Ваш приятель сидит в тюрьме округа Малтнома по подозрению в нарушении Профессионального кодекса штата Орегон, раздел тысяча восемьсот пятьдесят три, подраздел «А» — в общем, это связано с кредитными картами. Внести залог на месте нельзя, но рекомендованная сумма — полторы тысячи. Я могу за полчаса раздобыть подписанное судебное распоряжение. Я уже нашел судью. Он дома, я говорил с его секретарем.

— Отлично. Вы знаете свое дело. Во что это обойдется?

— Триста пятьдесят — десять процентов от залога и страховка, которая возвращается, когда он предстает перед судом.

— Держите. — Дизель уже хотел отдать Байрону карточку, но спохватился. — После освобождения от поручительства деньги должны вернуться ко мне, а не к нему, понятно?

— Как вам будет угодно. — Байрон забрал карточку и взялся за телефон, чтобы проверить, годная ли она. — Присядьте, — предложил он.

Дизель сел и взял спортивный журнал со статьей о суде над Майком Тайсоном, обвиненным в изнасиловании. «Вот влип черномазый», — подумал Дизель скорее сочувственно, чем презрительно. Он не сомневался, что «жертва» мастерски провела этого лоха. Она отлично знала, как он поступит и что потом делать ей самой. Собственная сообразительность доставляла Дизелю удовольствие. Во многих отношениях он был необразован, зато людей с их уловками видел насквозь.

Байрон положил трубку и встал. Он оказался низеньким. Сложив большой и указательный пальцы в одобрительном жесте, он подмигнул.

— Полный порядок. — Он взял со спинки стула плащ. — Можно подписывать судебное распоряжение. У вас есть машина?

— Да.

— Вы его заберете?

Дизель кивнул. Деваться было некуда: он обязан был получить с Бешеного Пса денежки. Чертов псих выйдет из каталажки безоружным, и Дизель проследит, чтобы оружие не попало ему в руки, пока не расплатится. А если денег у него не окажется… Дальше Дизель думать не стал, не желая даже мысленно на что-то заранее решаться.

Байрон посмотрел на часы.

— Я могу устроить, чтобы решение о залоге оказалось в тюрьме уже через час. Но его выпустят только после того, как закончат регистрировать дневной улов.

Дизель лениво осклабился — большего острота не заслуживала.

— Так что подъезжайте к тюрьме в десять — четверть одиннадцатого. В это время там начинают освобождать под залог.

— Годится. Куда ехать?

Байрон снова подмигнул. Дизель заподозрил, что у него нервный тик. На столе появилась карта города со стрелками, показывающими, как проехать из офиса Байрона в окружную тюрьму. Байрон включил автоответчик и проводил Дизеля до двери.


Дизель перекусил в забегаловке из сети кафе «У Денни» и зарекся туда возвращаться. В десять с минутами он подъехал к тюрьме округа Малтнома. Это была крепость девятнадцатого века из гранитных блоков, напомнившая ему Фолсом. За решетками и матовыми стеклами окон он заметил движущиеся тени.

Он помотался под дождем еще четверть часа и вернулся. У тротуара было не приткнуться. Ярдах в пятидесяти от входа, у пожарного гидранта, он нашел пустой пятачок, но из машины не вышел. Если бы сюда прикатили пожарные, он бы уехал. Зато с этого места была видна дверь тюрьмы.

Он включил радио и стал искать станцию, транслирующую старые хиты, но, попав на спортивный канал, прервал поиски. Баскетбол, похоже, играют «трейлблейзеры». Он поискал еще и наткнулся на Натали Коул. Настроившись получше и сделав громче звук, он приготовился ждать, вглядываясь в дождевую пелену.

Тюрьма походила на коробку для печенья. Возможно, внутри позаботились о безопасности, но снаружи заведение выглядело несолидно. Скорее всего, где-то в глубине гремели несокрушимые замки. Даже в учреждениях общего режима существуют особо охраняемые помещения, но для человека со стороны тюряга имела несерьезный вид. Что это за тюрьма, если в нее легко попасть снаружи, через окно? Если можно войти, значит, можно и выйти. Чтобы человек пролез, достаточно выпилить всего один брус решетки.

Сзади в «мустанг» ударил свет фар. Салон затопило светом, потом в ворота тюрьмы въехал автобус. Это был тюремный автобус с зарешеченными окнами, в которых мелькали белые пятна — человеческие лица. «Бедняги», — пробормотал Дизель и тут же подумал: «Умри ты сегодня, а я завтра».

Вскоре перед освещенным входом остановился «ягуар». Водитель шмыгнул под дождем в дверь. Дизель покинул свой «мустанг» и заторопился по тротуару.

— Байрон! Эй, Байрон!

Раздался зуммер, Байрон вошел. Дизель остановился перед дверью. Подождать здесь? Под козырьком можно было остаться сухим. Потом он увидел камеру наблюдения. Стоило ему на нее взглянуть, как из громкоговорителя раздался голос. Видимо, дежурный не сводил взгляд с монитора.

— Назовите цель посещения, сэр.

— Я жду залогового поручителя. Он только что вошел.

— Очень жаль, сэр, но вам придется подождать на тротуаре. Находиться там, где вы сейчас, не положено.

— Ладно, убедил. — Дизель расплылся в своей широчайшей ирландской улыбке и шутовски отдал честь. Потом вернулся к машине, сел и опустил стекло, чтобы лучше видеть дверь.

Через минуту из тюрьмы вышли двое помощников шерифа и сели в машину, стоявшую совсем близко от двери. Дизель немедленно занял ее место. Когда появился Байрон, Дизель мигнул фарами, вылез, подошел.

— А, это вы, — сказал Байрон. — Ваш приятель скоро выйдет. Я с ним говорил. Сказал ему, что вы будете его встречать.

— Отличная работа! — похвалил Дизель. — Спасибо.

— Я предупредил его и вам повторяю: суд состоится во вторник. Второе отделение. Напомните ему, если хотите получить назад свои деньги.

— Напомню, — пообещал Дизель.

— Я пойду, а то вымокну до нитки, — сказал Байрон. — Удачи!

— И вам.

Они пожали друг другу руки, и Байрон заторопился к своей машине. «Ягуар» издал могучий рев и через секунду включил яркие стоп-сигналы, остановившись перед светофором на углу. Поворот — и он исчез.

Спустя еще полчаса из тюрьмы каждые две минуты стали выходить люди. При виде первой же парочки Дизель понял, что это отпущенные: на одном, несмотря на дождь, была только майка.

Бешеный Пес появился седьмым. Было слишком темно и далеко, чтобы увидеть лицо, но Дизель узнал его по походке. Он мигнул фарами и распахнул дверцу.

— Эй, хренодел! — крикнул он. — Карета подана.

Он надеялся, что тюремные шуточки развеют враждебность, остававшуюся после их последней встречи. Костлявый замухрышка подошел к машине и залез внутрь. Дизеля интересовало выражение его лица. Он ждал улыбку до ушей, а дождался только ухмылки на тонких губах.

— Сматываемся, пока они не передумали, — пробурчал Бешеный Пес. — Как жизнь?

— Раздаю пинки и записываю получателей.

Когда Дизель набрал скорость, Бешеный Пес проговорил:

— Спасибо, что вытащил меня.

— Куда едем? — осведомился Дизель.

— Сначала надо забрать из-под ареста мою машину. У тебя деньги есть?

— Нет, я все отдал поручителю, — соврал Дизель. — Я хочу деньги с тебя получить. Иначе мне не на что заправиться, чтобы вернуться домой.

— Ладно, ладно. Знаешь дорогу?

— Отсюда — нет.

— Сверни направо на втором светофоре.

По пути Бешеный Пес наплел, что попался на заправочной станции, когда хотел забрать свою машину, расплатившись по карте «Шеврон», принадлежавшей Шейле, дескать, она заявила об утере карточки.

— Она сможет это уладить?

— Конечно… Когда вернется…

Дизелю не было дела до болтовни Бешеного Пса. Он терпеть его не мог. Если бы его обвинили в трусости, он бы презрительно фыркнул, но в присутствии Бешеного Пса ему делалось не по себе. Этот псих был совершенно непредсказуем. В Сан-Квентине он и еще один отморозок нанесли дюжину ударов ножами одному типу, решив, что тот на них пялится. Тюремные врачи умудрились вытащить беднягу с того света, но кишки у него на всю жизнь остались дырявыми. Дизель знал много убийц, которые шли на мокрые дела не моргнув глазом, но те были по крайней мере предсказуемы. А психи вроде Бешеного Пса могут слететь с катушек по любому поводу, а то и вовсе без повода. Если бы не Трой, утверждавший, что умеет приводить Бешеного Пса в чувство, Дизель ни за что не стал бы с ним якшаться. Последний, самый весомый аргумент Троя звучал так: «Зато этот никогда не стукнет».

— Сверни здесь, — приказал Бешеный Пес.

Дизель послушался. Теперь он узнавал улицу: старые каркасные дома на склоне, гаражи внизу, в толще холма. Он остановился под домом.

— Подождешь здесь или поднимешься?

Дизель представил, как Бешеный Пес выбегает в заднюю дверь и перелезает через забор, пока он, как лох, торчит в машине.

— Чего там, идем вместе.

— Как хочешь.

Бешеный Пес поднимался по лестнице первым, Дизель тащился следом. Бешеный Пес обошел дом, нашарил под ступенькой заднего крыльца ключ. Они вошли. Холодильник, морозильник, дальше кухня. Бешеный Пес включил свет. Кухня была безупречно чистой. Дизель вспомнил, что перед ним «чистоплюй» — так называли в заключении тех, кто беспрерывно заботится о порядке и гигиене. Обычно это свидетельствовало о тяжелой форме комплекса вины.

Они прошли кухню, прихожую и оказались в гостиной.

— Подожди здесь, — велел Бешеный Пес.

Дизель уже открыл рот, чтобы сказать, что пойдет вместе с ним наверх, но решил, что это будет неуважением и признаком слабости, страха, как бы его не облапошили.

— Валяй, — согласился он и сел на старый диван. Под Бешеным Псом, поднимавшимся на второй этаж, заскрипели ступеньки.

Дизелю вдруг захотелось справить малую нужду. Он вспомнил, что рядом с кухней есть туалет. Оттуда он услыхал, как Бешеный Пес спускается по узкой задней лесенке на кухню. Вот ведь хитер, гад! Дизель навострил уши. Если он услышит, как открывается задняя дверь, то догонит его и отделает так, что мало не покажется. Через щелку в приоткрытой кухонной двери он увидел, как Бешеный Пес поднимает крышку морозильника. Забирает бабки! Дизель отпрянул от двери.

Через минуту после его возвращения в гостиную туда вошел Бешеный Пес с пачкой купюр.

— Две штуки, — доложил он. — Будешь считать?

— Я тебе доверяю.

— Отвезешь меня на штраф-стоянку, тачку забрать?

— Конечно. Поехали.

Они вышли из дома и спустились по крутым ступенькам к машине. Бешеный Пес показывал, как ехать. На стоянке ему дали заполнить бланк и поставили в очередь.

— Я поехал, Пес, — сказал Дизель. — Дальше справишься без меня.

— Справлюсь. Теперь все в норме. Спасибо, брат. — Он протянул руку и улыбнулся. Пожимая руку Бешеному Псу, Дизель заглянул ему в глаза. Они ничего не выражали, были пусты. Если глаза — зеркало души, то у Бешеного Пса ее не было.

— Увидимся, когда выйдет Трой, — сказал Бешеный Пес.

— Да. Тогда и разбогатеем.

Отъезжая, Дизель видел, как Бешеный Пес Маккейн курит перед дверью офиса. «Надо ли? — подумал он. — Чем я рискую? Потерять его дружбу? Велика потеря! Может, придется его загасить? Вряд ли».

Впереди было пересечение магистралей, место, где ему предстояло решиться. Поворот налево — и вперед на юг по Федеральной Пятой. Прямо — к старому дому, к морозильнику с деньгами.

Его ждал зеленый сигнал светофора. Он не стал сворачивать.

Миновав дом, он свернул за угол и остановился там. Лучше пройти полквартала пешком, чем рисковать, что Бешеный Пес вернется и увидит его машину. Он взял из бардачка ствол калибра 0,38 и фонарь.

Дизель взбежал по лестнице с удивительной скоростью и проворством для такой туши. Если деньги окажутся приличными, то он дождется возвращения Бешеного Пса и прикончит его.

Быстрее за дом. Ключи под ступенькой. Вверх, на крыльцо. Было темно, но включать свет не хотелось. Соседское окно давало достаточно света, чтобы не расшибить себе лоб. Он сразу оказался где надо — у морозильника, в который заглядывал Бешеный Пес. Наклонившись и подняв одной рукой крышку, он другой направил внутрь луч фонаря.

Луч ударил в лицо Шейлы, в ее распахнутые глаза, замерзшие и покрытые инеем.

У него встали дыбом волосы, чего с ним никогда прежде не случалось. Он с криком отпрыгнул назад. Крышка морозильника с грохотом упала. Сердце бешено колотилось, по телу пробегала крупная дрожь. Господи! Теперь понятно, почему этот подонок так торопился вырваться из тюрьмы: вдруг кто-нибудь заглянул бы в морозильник до него?

А ребенок?

Увидев на ручке холодильника полотенце, Дизель схватил его и с его помощью снова поднял крышку морозильника. Теперь он знал, чего ждать. Как он и думал, девочка оказалась под женщиной: из-под большого трупа торчала маленькая скрюченная ручонка. «Ах ты гнида!» — пробормотал Дизель. Он еще допускал, что взрослая женщина чем-то заслужила смерти, но ребенок… От боли и отвращения его выворачивало наизнанку. Ему даже захотелось сделать такое, о чем он раньше даже подумать не мог: бросить монетку в телефон-автомат и заложить Пса. Но он тут же прогнал позорную мысль.

Быстрее делать ноги! А деньги? К черту деньги. Он не знал, где их искать. Бешеный Пес проверял, на месте ли трупы, а не деньги.

Дизель вытер полотенцем крышку морозильника. Его отпечатки остались по всему дому, но избавиться от них было невозможно. Главное, что их больше не было на морозильнике.

Он выбежал, запер дверь, заторопился к машине.

На обратном пути перед его глазами то и дело появлялось заиндевевшее лицо Шейлы. Он гнал от себя навязчивое видение.

Он вернулся домой в таком шоке от пережитого ужаса, что Глория заметила неладное и спросила, все ли в порядке. Он едва все не выболтал, но вовремя сдержался и только покачал головой.

— Все путем.


Через пару недель Бешеный Пес Маккейн позвонил Дизелю, сказал, что вернулся в Сакраменто, продиктовал свой телефон и сообщил, что Трой уже знает его адрес.

— Кажется, он вот-вот выйдет?

— Через четыре-пять недель.

— Мне уж не терпится! Скоро дадим всем шороху!

Дизель трясущейся рукой повесил трубку. Что скажет об убийствах Трой? Может, хоть он сумеет объяснить, как можно убить маленькую девочку. Дизель отказывался это понимать.

— Иди сюда, сынок! — позвал он, обнял мальчика и крепко прижал к себе.

4

В отличие от большинства заключенных тюрьмы Сан-Квентин, Трой Август Камерон родился в состоятельной семье. Его отец был преуспевающим урологом в Беверли-Хиллс, мать завоевала корону королевы красоты на встрече выпускников университета Южной Калифорнии. До двенадцати лет Трой жил в двухэтажном особняке в Бенедикт-Каньон и учился в элитной частной школе, причем весьма успешно. Отличные оценки сочетались с высоким интеллектом — 136 согласно тесту на коэффициент умственного развития. Однако то была лишь оболочка, изнанка же совсем не походила на идиллию. Его отец периодически устраивал пьяные кутежи и колотил жену. Один-два раза в год его попойки выливались в помрачение рассудка. Надравшись до потери сознания, ничего не различая перед собой, он бил жену смертным боем, обвиняя ее в неверности.

Двенадцатилетний мальчишка, уже с волосами в паху и с тестостероном в крови, считает себя мужчиной и защищает мать, даже от папаши. Однажды он встал между ними и получил такую затрещину, что пролетел полкомнаты. Тогда он взял из стенного шкафа на втором этаже револьвер калибра 0,22, зарядил его и всадил отцу в спину три пули.

Отец выжил, но Трою было от этого только хуже, потому что мать не подтвердила его показания. Из-за этого встал вопрос о его психическом здоровье; психиатры, впрочем, признали его юридически вменяемым, чрезвычайно умным и весьма рационально мыслящим, но притом крайне антиобщественным субъектом. Его ценностная система, понятия, представления о хорошем и дурном были нетипичными. Кроме того, они разглагольствовали на своем птичьем языке о ярко выраженном эдиповом комплексе. Но даже при всем этом на Трое не поставили бы крест, если бы он не покалечил чернокожего подростка, укравшего у него кроссовки. Тот был старше его на два года и тяжелее на тридцать фунтов. В столовой Трой выхватил из ведра швабру с металлическим зажимом и огрел ею похитителя по затылку. Бедняга вытянулся на полу в струнку, красуясь краденой дорогой обувкой. Трой ухмылялся, вспоминая Злую Ведьму из страны Оз. Эта ухмылка начальству особенно не понравилась. Из-за нее он и угодил в исправительное учреждение для мальчиков имени Фреда Неллса.

Там ему пришлось хуже, чем остальным, по крайней мере поначалу. Единственный ребенок из зажиточной семьи, он оказался среди разноплеменных выходцев из самых низов. Они изъяснялись грубо и невнятно, а он говорил как по писаному; он был образован, а они почти сплошь неграмотны. Но ему хватило нескольких месяцев, чтобы привыкнуть к краскам его нового мира, перенять воровской жаргон, манеры, усвоить «моральный кодекс». Однако сны его питались миром книг, куда он сбегал так часто, как только мог: в них действовали персонажи Зена Грея, Джека Лондона, Редьярда Киплинга. Его изъяном было бремя цивилизованности, ему еще чуждо было то место в мире, которое уготовила ему судьба. Он еще не мог принять «одиннадцатую» заповедь: «Приспособься!»

Даже тогда он сумел бы возвратиться в свой прежний мир, но там от него решительно отвернулись. Девушкам, которых он знал девочками, запрещали с ним встречаться. Содеянное в двенадцать мальчишеских лет легло на него каиновой печатью. Христианский миф о прощении и искуплении, дарованных блудному сыну, оказался туфтой. Он был даже отчасти рад этому, ибо лицемерие было для него самооправданием, а самооправдание — это то, без чего человек бессилен.

Буржуазный мир отторг его, а преступный мир принял. К шестнадцати годам он успел ограбить несколько супермаркетов, вложить деньги в первосортную марихуану в округе Гумбольдт и стать королем торговцев гашишем в Западном Голливуде. В следующий раз его засадил не вызывавший прежде сомнений трансвестит, оказавшийся агентом отдела по борьбе с наркотиками. В участке Трой не сводил глаз с агента — вымазанного тушью и губной помадой, все шесть футов три дюйма росту, считая вместе с высоченными каблуками, здесь такой никого не смог бы обмануть — и сокрушенно качал головой. Кто бы мог подумать?!

После этого он до двадцати одного года оставался клиентом администрации по делам несовершеннолетних, превращаясь в закоренелого преступника, преданного беззаконию не меньше, чем предан Риму истовый послушник.

В этот раз преступному миру потребовалось целых пять лет, чтобы снова принять его в свои ряды. За эти годы он полностью овладел профессией, став квалифицированным вором. Он вскрывал сейфы с помощью ацетиленовой горелки и разрабатывал планы вооруженных ограблений для Дизеля Карсона и Бобби Диллинджера. Их добычей становились грузовики с сигаретами и виски, сейфы супермаркетов (пока там не перешли на современные системы безопасности и двойные ключи) и букмекерских контор. До этого Карсон и Диллинджер специализировались на магазинчиках «С семи до одиннадцати», что было рискованно и приносило жалкую добычу. Он обеспечил их средствами на прожитье и стал подыскивать выгодные объекты, не жалея времени на проработку, выяснение, где и когда положат деньги, кто будет их стеречь. Он проходил с ними шаг за шагом всю технологическую цепочку, репетировал налет, чтобы все потом прошло как по маслу. Их семьдесят пять процентов выручки значительно превышали прежнюю сотню-другую долларов, которую они добывали сами. К тому же теперь они гораздо меньше рисковали — вот что значит действовать по плану, а не вслепую, наудачу. И верно, попытка самостоятельно обчистить покерный клуб в Сакраменто стоила Дизелю нового срока. Когда он вылез наружу с деньгами, стоянка залилась светом, как стадион «Янки» в разгар вечернего матча. «Стоять!» — услышал он и встал как вкопанный. «От пяти лет до пожизненного», — вынес приговор судья. В Сан-Квентине Дизель встретил Бешеного Пса и остальных.

Через два года после осуждения Дизеля полицейский из отдела борьбы с наркотиками Голливуда подложил Трою 28 граммов кокаина. Количество было несерьезным, зато кокаин был расфасован на дозы по грамму, то есть для продажи, что квалифицировалось как преступление, караемое тюремным заключением.

Трой вышел под залог, заложив в счет требуемой суммы дом матери. За несколько недель до суда ей ампутировали одну грудь; она умерла бы во время его отсидки. В назначенный день он явился в суд с браунингом девятого калибра в сапоге. Он дождался, пока прозвучат все положенные слова, пока вынесут приговор, пока судья провозгласит: «Залог возвращается». Теперь дому матери ничего не угрожало. Он выхватил пистолет и попятился из зала суда. Оказавшись в коридоре, он пробежал мимо полицейского, не находившегося при исполнении и одетого в штатское. Полицейский погнался за ним и выбежал на лестницу, где, перегнувшись через перила, выстрелил. Пуля раздробила Трою лодыжку. Он свалился на лестничной площадке, откуда уже не мог уползти.

Его обвинили в попытке бегства с применением оружия, но по согласованному признанию вины квалификация была изменена на простой побег, за который полагалось от полугода до пяти лет, а не от пяти до двадцати. Правда, по делу о наркотиках ему впаяли десятку, так что теперь ему светили все пятнадцать, целая вечность.

Сроки в рамках, назначенных судом, определяла комиссия по условно-досрочному освобождению. С Троем у нее был широчайший выбор: от одного года до пятнадцати. Он готовился к пяти-шестилетней отсидке, так как средний срок по подобному составу преступления составлял два с половиной года, а содеянное им было вдвое серьезнее заурядного побега. Первые несколько лет он использовал для самообразования и поддержания здоровья, надеясь на условно-досрочный выход. Когда он разменял на зоне четвертый десяток и годы полетели как птицы, его планы и мечты стало заносить пылью. Комиссия, судя по всему, расценила его побег как преступление, превзошедшее тяжестью обычный побег не вдвое, а многократно, и год за годом отказывала ему в освобождении. Когда он отсидел пять лет, ни разу не нарушив режим, его мать проиграла свою битву со страшной болезнью, но его не отпустили на ее похороны. Со смертью матери оборвалась последняя ниточка, еще связывавшая его с законопослушным обществом. После этого он стал считать себя только вором, больше никем.

По прошествии десяти лет ему назначили срок: еще два года в заключении плюс еще три условно. Он с улыбкой произнес слова благодарности, но сердце его обратилось в камень. Его безоговорочно обрекали на роль преступника-изгоя. Он не признавал общество: оно его отвергло и ожидало, что он будет довольствоваться рабским трудом, ценя уже то, что его выпустили из тюрьмы. Истинная свобода оставляет человеку выбор; без денег он его лишен. После одиннадцати с половиной лет в Сан-Квентине он перестал быть послушником: он давно уже удостоился высокого сана в американском преступном мире. Он полюбил преступную жизнь и лучше всего чувствовал себя тогда, когда проделывал дыру в крыше какой-нибудь конторы, чтобы взломать ее сейф. Он был хищным леопардом, а остальные — домашними котятами, да еще с остриженными когтями.

Полгода на подготовку. Он и прежде не пренебрегал спортом, а теперь повысил темп. Он бегал круг за кругом по тюремной спортивной площадке — сначала трусцой, потом все быстрее и быстрее. Дни пролетали незаметно.

Перед обедом, когда большинство заключенных томились в очередях, он тренировался в спортзале, наращивая гирями и без того твердые мускулы. Делая приседания, он вспоминал рассказы английского вора, утверждавшего, что гимнастика — лучшая подготовка к успешному делу. В Лондоне, мол, ни у кого нет оружия — ни у грабителей, ни у уличных полицейских, поэтому главная задача — уйти от погони или отбиться в случае поимки. Хорошая физическая форма — главное требование к лондонскому грабителю. В Америке это тоже полезно, хотя пользу «Смит-Вессона» трудно было отрицать. Просто при всех прочих равных условиях Трой предпочитал не палить, а делать ноги.

Трой Август Камерон превосходно чувствовал себя в роли грабителя. Главным оправданием ему служила уверенность, что никаких оправданий не нужно. Достоевский исчерпывающе сформулировал это устами Ивана Карамазова: раз нет Бога, значит, все позволено. Родители Троя никогда не ходили в церковь, он тоже. В детстве он верил в Бога и в Иисуса Христа, потому что все вокруг как будто тоже верили и никто эту веру не оспаривал. Позже он страстно желал, чтобы Бог существовал, но не находил тому никаких подтверждений. Ему казалось абсурдным, что Бог создал Вселенную несколько миллиардов лет назад, а потом прождал 99,9 процента всего этого времени, прежде чем сотворить существ «по Своему образу и подобию» на крохотной планетке в дальнем углу второстепенной галактики. Это равносильно тому, чтобы отправиться на пляж, подобрать там наугад песчинку и изречь: «Вот, я облекаю это в мой собственный образ». В Бога еще позволительно было верить, когда человечество считало, что Земле десять тысяч лет от роду и что она — центр Вселенной. Революцию против Бога начал Фрэнсис Бэкон, а Дарвин вонзил в Божье сердце последний кинжал. Теперь в Бога продолжали верить только невежды и трусы, чья вера нечувствительна к фактам.

Трой провел много ночей с желанием уверовать, но истина оказалась для него важнее мира в душе. Только его собственная позиция отвечала неопровержимым фактам. Для Троя в Распятье было не больше божественного, чем в тотемном столбе или в Звезде Давида. Человек волен был сотворить себе Бога — и сотворил Его.

Полгода он вычеркивал из календаря день за днем.

Когда сидеть оставалось двадцать два дня, из окошка для передач позвонили прямо в спортивный зал и сказали, что к нему пришли.

К нему пришли! С тех пор как окончательно слегла мать, его никто не навещал. Он даже шутил, что, если его пришьют и втихую закопают на тюремном дворе, никто никогда не вздумает справиться о его участи. Трой одолжил чистую рубашку, причесался, но решил обойтись без бритья. Он поднялся по истертым бетонным ступенькам в тюремный двор и зашагал к кабинету начальника. Мимо сновали заключенные. С немногочисленными знакомыми он обменивался кивками или другими знаками приветствия — в тюрьме чувствительны к малейшим признакам неуважения. Его издали поманил надзиратель. Трой обогнул «Райский сад». Было начало лета, и смехотворно крошечный цветник с тропинками, на которые заключенным запрещалось ступать, цвел пышным цветом и благоухал.

В окошке ему выдали пропуск, на котором значились его фамилия и номер, а также слово «посетитель». К пропуску была приложена визитная карточка адвоката. Почему адвокат? Разве с ним кто-то судится? Вряд ли. Смысла в этом было — ноль.

Он направился к калитке в «промежуточных воротах». Надзиратель у калитки внимательно его оглядел и пропустил дальше. Его обыскали, впустили в следующую дверь — и он оказался в комнате для свиданий. В будний день посетителей было немного. Заключенные, разделенные перегородками, доходящими до подбородка, сидели по одну сторону длинного стола, посетители — по другую. Трой пробежал взглядом по всем, но никого не узнал. Потом ему помахал рукой седовласый мужчина. Трой двинулся к нему, недоуменно хмурясь. Посетитель улыбался. Оказавшись перед ним, Трой узнал седого. Александр Арис по прозвищу Эль Греко, или Греко, или Грек. В их последнюю встречу Греко был брюнетом, но с тех пор успел поседеть. Десять лет срок немалый.

— Здорово, старина. Удивлен? — начал Греко.

— Какими судьбами? Как ты сюда пролез?

— Нужная ксива творит чудеса. В моей черным по белому написано, что мне разрешена практика в калифорнийских судах.

— Мне тоже понадобятся ксивы.

— Плевое дело! Есть у меня один мексиканец в Тихуане… Полный комплект — водительские права, кредитные карты и прочее — за пятьсот.

— Блин, раньше просили всего двести пятьдесят.

— Инфляция, братец, инфляция. А ты отлично выглядишь!

— Ты тоже, вот разве что волосы.

— Олух, это придает солидности. И вообще, седина не ржавчина. Мужчину она только красит.

— Я слыхал, что одно время ты был в силе, а потом исчез.

— Как говорится, дурень занялся дурью. Мои спонсоры — психи-мексиканцы.

— Толкаешь?

— Сам знаешь, — кивнул Греко.

— И как успехи?

Греко пожал плечами.

— Не знаю. Я не ворочаю тоннами…

— Слыхал про Большого Джо?

— Нет.

— Переведен в Пеликан-Бей. У него рак, но его не хотят отпускать по актировке.

— Вот суки! Надо же, я навещал его в тюрьме в прошлом году… Он выглядел молодцом. Знаешь, такого крепкого парня я еще не видал. Характером, конечно.

— Это самое главное.

Греко подался вперед и понизил голос.

— Что собираешься делать после освобождения?

— Попытаюсь подзашибить деньжат, что же еще.

— Есть что-то на примете?

Трой с усмешкой покачал головой.

— Что может быть на примете после десяти лет за решеткой? Подзашибу — и прочь из этой страны, пока она, сама того не подозревая, не превратилась в фашистскую.

— Эй, брат, ты, часом, не заделался в тюрьме революционером?

— Не боись, я капиталист до мозга костей. Но за десять лет тюремный контингент вырос от тридцати до ста тысяч. Дальше будет еще хуже. А все со страху.

— Боятся черномазых?

— Да, но законы не могут касаться одних черномазых. К тому же я для них тоже черномазый, хоть и белый. Любой отсидевший автоматически превращается в черномазого.

— Странноватые речи, брат.

Трой улыбнулся и утвердительно кивнул.

— Чего еще ждать после двенадцати лет на помойке? Но я еще не окончательно спятил. Просто надо немного знать историю и смотреть в глаза фактам. Ладно, к хренам это все. Я же знаю, что ты проехал четыреста миль и забрался в Сан-Квентин не для того, чтобы спросить мое мнение о положении страны. Выкладывай, зачем пожаловал.

— Хочу взять тебя в дело, чтобы ты огреб деньжат.

— Я не торговец наркотиками. Это слишком смахивает на… бизнес.

— Ничего похожего! У меня есть знакомый адвокат — специализируется на защите обвиняемых по крупным делам о наркотиках. Они так и просятся в жертвы ограбления!

— Ну-ка, расскажи поподробнее.

— Тебе не обойтись без помощника.

— У меня их целых двое, ждут не дождутся, когда я выйду.

— Я с ними знаком?

— Вряд ли. Дизель Карсон и Бешеный Пес Маккейн. — Греко покачал головой. — Они с севера, из Сан-Франциско и Сакраменто. Нормальные ребята. Один псих, но это не беда.

— Конечно, не беда. Значит, так. Мой адвокат требует для себя двадцать пять процентов…

— Двадцать пять! Он что, двинулся? Если бы я столько ему отвалил, то пришлось бы потом обчистить его самого, иначе я бы чувствовал себя кретином. Он нежится в постели с женушкой, а я рискую собственной задницей.

Греко жестом призвал Троя успокоиться. Дождавшись, пока тот смолкнет, он продолжил:

— Через наши руки пройдут все деньги. Он не будет знать, сколько их в общей сложности. Отдаем ему двадцать пять процентов от нами же назначенной суммы — и все довольны. А мы можем получить впятеро больше!

— Ты этого не говорил.

— Ты мне не дал, мать твою.

— Ты же знаешь, я не люблю играть в кошки-мышки. Предпочитаю сразу выкладывать козыри на стол.

— Знаю. Потому к тебе и приехал. Знаешь, сколько вокруг народу пятками бьет… И дожидаться, пока они выйдут из тюрьмы, мне не нужно. Но загвоздка в том…

— Загвоздка в том, что ты боишься доверить им столько денег. Они скорее убьют, чем выпустят деньги из рук.

— Да, куш серьезный. — Греко улыбнулся, в глазах сверкнули искорки. — А тебе я доверяю на все сто.

— Ты знаешь мой послужной список.

— Знаю. Сколько еще дней тебе мотать?

— Двадцать один день — и на волю.

Греко мысленно что-то прикинул и кивнул.

— После освобождения тебе предписано поселиться в Лос-Анджелесе?

— Нет, во Фриско.

— Ты ведь родом из Лос-Анджелеса. Родился и вырос среди богачей и знаменитостей. Помню, как ты нацарапал на стене в колонии: «Трой де Беверли-Хиллс».

От этих воспоминаний они так расхохотались, что надзиратель в углу комнаты выразительно смерил их суровым взглядом.

— Приходится возвращаться в округ, где тебя замели. Меня сцапали во Фриско, — объяснил Трой. — Смотри-ка, как вертухай на нас пялится.

— Надо сваливать, а то меня тоже заметут — уж больно я развеселился в Сан-Квентине! Я дам тебе номер телефона и ты сможешь оставить сообщение.

— Давай, я запомню. А выйду из посетительской — запишу.

— Лучше пришлю его тебе письмом. — Греко встал. — Без кода города.

— Ничего, здесь на это не обращают внимания. Напиши, что это телефон тетушки Мод, например. — Трой тоже поднялся и вопросительно посмотрел на тюремщика. Тот кивнул, разрешая им рукопожатие. — Я рад, что ты приехал, брат.

— Я тоже рад. Надеюсь, эта поездка принесет мне хороший навар.

В дверях Греко обернулся и помахал рукой. Надзиратель отпер дверь и выпустил его. Трой, тоже помахав Греко на прощанье, прикинул, что к вечеру тот уже сможет жмуриться от неоновых сполохов на Норт-Бич в Сан-Франциско.

— Блин!.. — выплюнул он и побрел назад, к тюремному двору.

5

Утром того дня, на который было назначено его освобождение, Трой Август Камерон встал со шконки в почти пустой камере. То немногое, что он забирал с собой, уже дожидалось его за дверью с табличкой «Прием и выпуск». Пожитки лежали в коричневом бумажном пакете с восковой печатью — чтобы была уверенность, что после проверки и упаковки туда ничего не подложили. А то, что оставалось в тюрьме, он уже раздал: студенческий словарь «Вебстер», словарь синонимов, энциклопедию «Колумбия» — чьи-то пожертвования, которыми приторговывал тюремный библиотекарь.

Накануне вечером он побрился. Чистя зубы, он внимал пробуждению тюрьмы: урчанию туалетных бачков, обращенным к соседу громогласным требованиям принести к моменту отпирания камер «Сан-Франциско Кроникл». Чернокожий идиот в соседней камере уже врубил телевизор. Свой телевизор Трой отдал неделей раньше, как было принято. Заключенным разрешалось приобретать «Сони» с экраном 13 дюймов, но при условно-досрочном освобождении они должны были жертвовать их тем, кто оставался сидеть. Можно было подарить телевизор конкретному заключенному, но, когда освобождался и тот, аппарат переходил в распоряжение тюрьмы и в результате попадал к тому, кто не мог позволить себе такую покупку. За десять лет, прошедших с тех пор, как разрешили телевизоры, их развелось столько, что они были у всех, кому этого хотелось.

Подошел дежурный по ярусу с тяжелой канистрой с длинным горлышком, предназначенной для подачи горячей воды через решетку. Из кранов в камерах текла только холодная вода. В туалетные бачки поступала вода из залива, и в унитазе иногда оказывались мелкие дохлые рыбешки.

— Оттрубил? — спросил дежурный, тощий белый в майке, с синими тюремными татуировками на бледных предплечьях. Ему было сорок с небольшим — по тюремным меркам старик, отбывающий третий срок за нестрашные нарушения закона.

— Да, днем я уже буду в Багдаде-на-Заливе.

— Счастливо! — Дежурный протянул руку через решетку, стиснул Трою ладонь и покатил свою канистру дальше по ярусу, разливая воду.

Утренний обход начинался с верхнего яруса и кончался нижним. Канонадой хлопали восемьдесят дверей камер. Бежавшие к лестницам заключенные подавали мусор, выметенный из камер, и он дождем падал вниз.

Трой подхватил коробку из-под ботинок с зубной щеткой, тюбиком зубной пасты и несколькими письмами и стал ждать, когда поднимется запорная штанга.

Он не пошел на завтрак. Выйдя из очереди, он стал ждать во дворе, пока опустеет столовая. Вскоре подошли немногочисленные близкие друзья, чтобы обнять его на прощанье, пожать руку и пожелать удачи.

В восемь утра раздался свисток на работу. С крыш взлетели чайки, распахнулись ворота, пропуская заключенных к рабочим местам. У Троя был нынче собственный маршрут — к промежуточным воротам. «Прием и выпуск» находился напротив комнаты для свиданий.

Старый худой сержанте покатыми плечами и слезящимися глазами, прозванный заключенными Энди Гампом, взял у Троя пропуск, нашел в небольшой стопке его документы и передал их одному из помощников-заключенных. Тот принес плечики с одеждой. Еще двое, освобождавшиеся с Троем, уже переодевались. Всем выдавали одно и то же: штаны цвета хаки, черные флотские штиблеты, белую рубашку с короткими рукавами. Разным был только цвет ветровок.

Двое освобождаемых были неграми. Один поймал взгляд Троя и кивнул, Трой ответил ему кивком и улыбкой. Этим общение Троя с товарищами по освобождению завершилось, хотя те переговаривались между собой, а один бранился, что в этих шмотках они вылитые клоуны. Негр нервничал, возясь с пряжкой ремня и пуговицами на рукавах; пытаясь сосредоточиться на одежде, он в действительности переживал из-за перехода в другой мир. Страх при выходе на волю после многолетнего заключения похож на страх в начале первой тюремной ходки. Трой узнал симптомы и не удержался от усмешки.

В административном корпусе им выдали «выходное пособие», справки об условно-досрочном освобождении и билеты на автобус. Оттуда охранник отвел их к тюремному автобусу и доставил на станцию междугороднего автобуса в Сан-Рафаэле. Он проводил их взглядом, пока они не исчезли в здании автовокзала, и только потом уехал. Это и был момент освобождения. Завидев по соседству винный магазин, негры поспешили туда.

Трой застыл у окна. Чувство было престранное. Двенадцать лет — очень долгий срок. Когда его только предстояло прожить, он казался вечностью, а теперь, когда тюрьма осталась позади, на поверку вышло, что это так, эпизод. Правда, не совсем. Двенадцать лет монашества в Сан-Квентине значили гораздо больше. Это там он узнал такие слова, как «монашество», путешествуя ночами по царству изящной словесности, а при свете дня изучая неприкрытое человеческое естество — воров и убийц, безумцев и трусов. Теперь все это осталось позади, и можно было не оглядываться. Надо было торить дорогу вперед.

Ждать на тротуаре Дизеля? Или заглянуть в бар на другой стороне улицы? Нет, так они разминутся. «Где этот болван?» — подумалось лениво.

Из-за угла появился ослепительно-голубой «кабриолет» с опущенной крышей. За рулем красовался Дизель. Он не успел вылезти из-за руля: из здания автовокзала вышел Трой.

— Эй, парень!

Дизель широко улыбнулся и распахнул дверцу. Трой подошел, одобрительно оглядел голубую машину с белым кожаным салоном, сделал шаг назад, чтобы лучше ею полюбоваться.

— Что за диковина, земляк?

— Новый «мустанг», мать его! Пятилитровый двигатель. Так и рвется из-под задницы. Залезай!

Трой уселся рядом с Дизелем. Тот был в рубашке с короткими рукавами, руки обильно покрыты татуировками. Такое самоуродование было одно время ритуалом в исправительной колонии, однако Трой избежал превращения собственного тела в холст для граффити. Теперь он хорошо понимал, что поступил тогда мудро. Позже он посоветует Дизелю носить рубашки с длинными рукавами — ведь в Калифорнии любой полицейский знает, что такие синие наколки делают в тюрьме. Выставлять их напоказ — все равно что ходить с плакатом «Я бандит».

— Брось свое барахло на заднее сиденье, — велел Дизель, указывая на коричневый пакет и на коробку из-под ботинок, перехваченную резинкой. Трой переложил вещи, потом пристегнулся ремнем.

— Ну, вперед! — сказал Дизель. — Держись за воздух.

Он врубил газ. Пять литров и восемь клапанов сделали свое дело: от мощного ускорения седоков вжало в кресла, машина с ревом ввинтилась в транспортный поток.

— Хей-хо, ковбой! Зорро снова в седле. — Дизель ткнул пальцем в крышку бардачка. — Открой. Я приготовил тебе подарок по случаю возвращения.

В бардачке лежал сверкающий автоматический пистолет в кобуре. Трой вынул его и повертел в руках. Браунинг калибра 0,38, девять патронов, даже десять, если послать один в ствол и освободить его место в магазине. Дорогая волы на.

— Чистый как стеклышко! — похвастался Дизель. — За ним ничего не числится. Патроны там же.

Из бардачка Трой достал два плоских, плотно упакованных прозрачных пакетика. Сплав, из которого была сделана внешняя оболочка этих пуль, позволял им пробивать бронежилеты.

— Спасибо. — Трой пристегнул кобуру к ремню, но сам пистолет засунул прямо под ремень. Оружие рождало ощущение силы.

— Куда ты меня везешь?

— Съездим в город, прикупим тебе одежки.

— Зачем? Ты меня стесняешься?

— Нет, просто помню, каким ты всегда был пижоном. Или ты изменился?

— Не изменился.

— Значит, сперва приодеться. Потом пожуем, промочим горло и обсудим планы. Мне столько всего надо тебе рассказать!

— Отлично. Только сегодня мне надо будет позвонить Греку в Лос-Анджелес.

— Звони прямо сейчас. — Дизель вынул из щели между белыми кожаными подушками сиденья телефон с откидной крышкой. — Сотовый! — Он нажал кнопку. — Набирай номер. Я его вчера подключил.

— Это не к спеху, — ответил Трой. — Сначала — покупки. Какое у тебя расписание? Есть дела?

— Я полностью в твоем распоряжении.

— Как жена и ребенок?

— Пацан что надо, а баба она и есть баба — зануда и стерва: «Куда собрался? Что у тебя на уме? Держись от этого типа подальше, с ним не оберешься бед…»

Трой посмеялся: Дизель мастерски передразнивал свою жену.

— До чего же я рад, что ты отпыхтел! — признался Дизель с улыбкой, взглянув на Троя.

— Я тоже рад.

— Тебя навещал Грек?

— Да. У него ксива адвоката. Пропустили без разговоров.

— Я связывался с Тони Ситрино…

— А этот что поделывает?

— У него бар в районе Миссии. Если хочешь, заглянем к нему.

— Я с удовольствием. Тони — мужик что надо.

— Он завязал. Говорит, что больше не хочет в тюрьму. А Грек, между прочим, разбогател на гуте быстрого приготовления. Наверное, у него лаборатория.

— Метамфетамин — золотое дно, особенно если делать его самостоятельно. Плохо только, что такое производство воняет за милю.

— Я никогда не был с Греком на короткой ноге. Говорят, он крепкий орешек.

— Это точно, кремень-мужик. Теперь он предлагает нам пощипать торговцев наркотиками. Как тебе такой план?

— Неплохо! Эти козлы не побегут в полицию. У них цель одна — отправлять лохов на тот свет. Так было, так будет. Сколько себя помню, они и меня пытались прикончить. Черномазые, небось?

— Нет, брат, это отрасль равных возможностей.

— Ну загнул! Равные возможности…

Впереди, среди пологих холмов, блеснули огромные оранжевые опоры моста «Золотые ворота». Через несколько минут приятели въехали на эстакаду, ведущую к мосту.

В городе Дизель поставил машину в гараж у Юнион-сквер, и они отправились в магазин «Лондон Мэн», один из лучших в Сан-Франциско, предлагавший костюмчики от Бриони, Корнелини, Раффало и Хики-Фримена, ботиночки от Балли, Коул-Хаана и Феррагамо. Пока Трой мотал срок, мужская мода сильно изменилась. При нем еще носили узкие однобортные пиджаки и узкие брюки без складок, а теперь вернулись складки и двубортные пиджаки с широкими лацканами и сплошной спиной, совсем как в пятидесятые годы.

— Когда ты стал таким прикинутым? — поинтересовался Трой. — Раньше ты не вылезал из джинсов и футболок.

— Ну это ты хватил!

— Хватил, как же. У меня фотографии есть. — Увидев, что Дизель покраснел, Трой засмеялся и дружески стиснул ему руку. — Где ты нарыл эту лавку?

— Это все ребята из профсоюза. Любят одеваться с иголочки. Вечно стараются друг друга перещеголять.

Трой принялся перебирать пиджаки. За время его отсидки цены здорово подлетели. Чтобы одеться как следует, придется потратить гораздо больше, чем он ожидал. Примерив несколько пиджаков, он выбрал синий однобортный кашемировый блейзер итальянского покроя и жемчужно-серые хлопчатобумажные брюки без манжет. Ботинки он выбрал от Коул-Хаана, из кордовской цветной кожи, без шнурков, зато с кисточками. К этому он добавил бордовую шерстяную водолазку, серовато-бежевую оксфордскую рубашку в крапинку и с отложным воротником и галстук, который ему посоветовал продавец. Все вместе потянуло на тысячу шестьсот долларов. Из зеркала на него смотрел вполне привлекательный выпускник Принстона. Принять его за гангстера было невозможно. Он попробовал по-мальчишески улыбнуться. Его всегда удивляло, как часто профессиональные нарушители закона выбирают стиль, позволяющий безошибочно их определять. Молодые бандиты все как один щеголяли ныне в мешковатых штанах и рубахах навыпуск, надевали бейсболки козырьком назад и не завязывали шнурки. Дети из буржуазных семей копировали этот стиль, родившийся в исправительных колониях, где вся одежда была воспитанникам велика; у полиции эта униформа сразу вызывала подозрение, как пиджаки с широченными плечами и чубчики двумя поколениями раньше. Трой предпочитал производить впечатление обитателя Ньюпорта, Палм-Бич или северных кварталов Ист-Сайда на Манхэттене. Все, кому полагалось знать, что он преступник, были его знакомыми, а остальным лучше было принимать его за правоверного христианина-республиканца. Или по крайней мере за состоятельного человека. Именно такого он и видел сейчас в зеркале.

После примерки, необходимой для подгонки (с отворотами он мог разобраться самостоятельно), Дизель извлек толстую пачку сотенных купюр и заплатил. Принимая у него деньги, продавец прилип взглядом к его татуировкам; Трой решил, что их принимают за торговцев наркотиками. Больше никто не платит такие суммы наличными. Законопослушные граждане расплачиваются чеками или по кредитным картам. Трой решил обзавестись картой «Америкен Экспресс» и к ней еще «Визой» или «Мастеркард». Без них образ состоятельного молодого человека был бы незавершенным.

Они вышли из магазина на залитую солнцем улицу; Трой нес свои покупки на вешалке, в пластиковом пакете. Теперь его впустят куда угодно. «Экипировка успеха» — мысленно назвал он свои обновки, чуть улыбнувшись. Если ему больше некуда будет податься в этом крутом прикиде, то он по крайней мере пойдет в нем на дело. Талисман? Не совсем. Когда он сидел в колонии, превращаясь в закоренелого преступника, ему попалась фотография его идола, Легса Даймонда, сделанная сразу после того, как легендарного гангстера изрешетили пулями. От лица, да и от головы, Даймонда мало что осталось, но клетчатый костюмчик-тройка остался безупречно элегантным, а туфли из кожи кенгуру сияли так, что слепило глаза. Чрезвычайно удобно и дорого. Тогда Трой решил: на дело он будет обязательно одеваться как на великосветский прием. Если его сцапают, то в тюрьму притащат не в тюремной рванине. Особенно было важно при выходе из тюрьмы не появиться в тюремных шкарах. Возвращавшиеся после отсидки становились предметом шуток и насмешек.

В универмаге «Мейси» Трой накупил повседневной одежды: саржевые брюки и грубые рубашки, свитера и ботинки «Рокпорт». По пути к району Миссии они притормозили и отдали бездомному бродяге тюремное тряпье.

— Что, брат, небось жрать охота? — осведомился Дизель.

— Еще бы.

— Помнишь Пола Галлахера?

— Тот, что мотал срок за нелегальные аборты?

— Он самый. У него теперь ресторан здесь неподалеку.

— Здорово!

— Он накормит нас на халяву.

— Еще лучше!

Говяжья вырезка поддавалась легчайшему прикосновению ножа. Трудно было не вспомнить бифштексы, которыми потчевали раз в год в тюрьме. Изначально жесткие, они превращались от жарки в настоящие подошвы, но все равно пользовались огромным спросом. В столовой выставляли усиленную охрану, чтобы заключенные не хватали добавку, но на всех лакомства все равно не хватало, что создавало напряженную ситуацию. Если свинина, которую подавали вместо бифштексов, приходилась едокам не по вкусу, то по столовой начинали со свистом летать подносы из нержавейки. Наслаждаясь нежнейшей вырезкой, Трой со стыдом вспомнил, что в юности предпочитал свиные отбивные. Вот что такое невежество!

— Нравится? — поинтересовался Дизель.

— Не то слово!

— К хорошему быстро привыкаешь. Раньше я думал, что бифштекс обязательно надо хорошо прожаривать. Только год назад мне вправили мозги.

— Кто тебя перевоспитал?

— Джимми Морда.

— Ты хорошо ладишь с этим старым мафиозо?

— Не разлей вода. Я обрабатываю тех, на кого он укажет, а он мне за это платит. — Дизель огляделся, чтобы убедиться, что их никто не подслушивает, и на всякий случай придвинулся поближе. — Год назад он подрядил меня на одно дельце… Думаю, задание шло от ребят с Востока, из Бруклина или там из Джерси. Того типа выпустили под залог, а замели его по закону РИКО — ну, знаешь, о коррумпированных и рэкетируемых, вот они и боялись, как бы он их всех не заложил. Я старался не думать, что меня ждет, но потом две недели ходил сам не свой. Даже моя благоверная заметила, какой я стал дерганый…

Дизель помолчал. Глядя на его массивную, мясистую физиономию, Трой догадывался, что он никогда еще ни с кем не откровенничал. Кому, кроме Троя, он мог все выложить?

— Я многих отделывал по первое число, — снова заговорил Дизель. — Одного вообще на всю жизнь искалечил — черномазого, который попытался прищучить меня в тюряге. Он до сих пор ходит как пьяный. Но тот, о котором я тебе толкую, — это мой первый труп. Ему устроили ловушку: вызвали, а я тут как тут. Он стучит в дверь, а она заперта. Возвращается он к своей машине, а я захожу сзади и всаживаю ему пулю в затылок. Раз — и готово. — Дизель щелкнул пальцами, изображая, как быстро все закончилось. — Он рухнул, как сноп. Я натянул ему на голову целлофановый мешок, чтобы не испачкать багажник. Теперь он в горах, под кучей щебня, в обнимку с полным мешком извести. Наверное, от него мало что осталось, разве что зубы. Ну а потом меня стали преследовать мысли про ад, вся эта хренотень, которой меня нашпиговали монашки да попы. Знаю, что все это чушь, но ничего не могу с собой поделать.

Через плечо Дизеля Трой увидел приближающегося Пола Галлахера и обрадовался, что исповедь прервется. Этика преступного мира не допускает болтовни о собственных нераскрытых преступлениях, особенно об убийствах, так как они не имеют срока давности. Когда ничего не знаешь, никто не опасается, что ты можешь стукнуть. Трой предпочитал ничего не знать о том, что не касалось его самого, а контракт Дизеля на устранение Джимми Фазенеллы его совершенно не касался. Он показал глазами, что приближается посторонний. При появлении улыбающегося Галлахера Дизель заткнулся.

— В тюрьме-то, небось, так не кормят, — заметил хозяин ресторана. — Как дела, Ти?

— Отлично, дружище. У тебя классное заведение, Пол.

— Что верно, то верно. Только теперь на настоящее мясо стало меньше охотников, не то что раньше.

— А так не скажешь, что у тебя проблемы. Смотри, все столы заняты.

— Первый случай за месяц. Вчера вечером у нас было всего двадцать посетителей.

— Я тебе говорил, — вмешался Дизель, — если дела пойдут совсем паршиво, мы начнем перекрашивать стены.

— А при чем тут стены? — удивился Трой, а Дизель и Пол ухмыльнулись. — Ладно, выкладывайте.

— Скажи ему, — разрешил Галлахер Дизелю.

— Покупаешь краску и растворитель, принимаешься за работу, что-нибудь опрокидываешь — вот и пожар. Распахиваешь двери, чтобы выпустить дым, на горячую плиту сдувает сквозняком кусок брезента, ну и опрокинутая канистра с растворителем для довершения картины… Глазом не успеешь моргнуть, как с огнем уже не совладать. И невозможно обвинить тебя в преднамеренном поджоге. Ну как?

Трой кивнул.

— Сам придумал?

— Какое там! Гангстеры с Восточного побережья давно в этом поднаторели. Почему бы нам здесь не перенять их опыт?

— Здорово придумано! — искренне похвалил Трой. Версию о несчастном случае могло бы в таком случае подорвать только чистосердечное признание виновных. Это было гораздо лучше ночных поджогов — их полиция научилась раскрывать в считанные минуты.

Галлахер настоял на десерте и кофе. Трой оценил кофе — такого он еще не пробовал.

— Я помню, как ты глушил растворимый, — сказал ему Дизель. — Что ты тогда предпочитал — «Нестле» или «Максвелл Хаус»?

— «Максвелл Хаус». Но после этого я, наверное, вряд ли смогу снова к нему прикоснуться.

— Ну, теперь продают такой кофе, какого прежде не бывало.

— Знаю. У этого вкус потрясающий.

— Называется «Гавайский лесной орех».

Дизель взглянул на часы и присвистнул.

— В чем дело, брат? — спросил его Трой.

— Я должен был позвонить своей благоверной еще два часа назад.

— Иди звони. Свали все на меня.

— Это лишнее, она сама обвинит во всем тебя. Ты уверен, что не хочешь побывать у меня? Взглянул бы на моего пацана. Знаешь, какой он уже здоровенный, крепкий, не дает ребятам спуску… — Дизель гордился сыном: это были, с его точки зрения, неоспоримые достоинства. Вся его жизнь служила тому подтверждением.

— Взгляну, только в другой раз. Сейчас хочется просто прошвырнуться по городу. Знаешь Жиголо Перри?

— Слыхал про такого. Репутация солидная, но он вышел на волю задолго до того, как я загремел. Теперь у него вроде свой клуб на той стороне Маркет-стрит.

— Не бывал, но у меня есть адрес.

— Подбросить тебя туда?

— Не надо. Я, пожалуй, приземлюсь в «Холидей Инн» в Китайском квартале. Оттуда рукой подать до Норт-бич.

— Учти, брат, на Норт-бич теперь все не так, как было раньше.

— Да, все изменилось. Когда сможешь заехать за мной завтра?

— Когда скажешь.

— Надо будет смотаться в Сакраменто, повидаться с Бешеным Псом.

— Считаешь, надо?

Трой уловил в голосе Дизеля настороженные нотки и, глядя на него в упор, принялся расспрашивать. Но им помешал Галлахер. Он сообщил, что угощение было за его счет, надо только дать на чай официанту. Проводив гостей до дверей, он крепко обнял Троя на прощанье.

В городе стояли долгие летние сумерки. Часы в витрине ювелирного магазина показывали 7.30. В Сан-Квентине к этому времени уже кончался ужин. Заключенных ярусами выпускали в душ, в камерах на экранах маленьких телевизоров, которые тюремное начальство считало усмиряющим средством, смотрели матч «Гиганты» — «Доджеры». Некоторые оставляли свои телевизоры включенными на всю ночь, не обращая внимания на шум от ночной технической таблицы и на дурацкие предрассветные передачи. Трой однажды расколотил телевизор своего сокамерника: тот кретин вообще никогда его не выключал, помешавшись на телевикторинах вроде «Колеса фортуны» или «Риска», причем завел привычку вслух отвечать на вопросы, чаще всего неверно. Это действовало Трою на нервы, но сокамерник не внимал уговорам. Однажды Трой, дождавшись, когда отопрут камеру, выволок его телевизор и сбросил с яруса вниз. «Если не перейдешь завтра утром в другую камеру, то отправишься следом за своей балаболкой», — пригрозил Трой сокамернику. «Ты чего, брат, не знал, что это тебя напрягает», — ответил тот и переселился. Еще несколько дней после этого Трой на всякий случай не расставался с финкой и ходил обложившись журналами, чтобы его не поставили на перо. Он уже жалел, что психанул. Сам он смотрел фильмы, спортивные репортажи — бокс, футбол и баскетбол, программы новостей. Однажды он сосчитал часы, проведенные перед экраном, и решил, что это — пустая трата времени, жвачка для мозгов. Сколько книг он мог бы вместо этого прочесть! Впрочем, и печатное слово не служило панацеей: большинство популярных романов он считал макулатурой. За десять лет в тюрьме его вкус претерпел огромные изменения.

Глядя из окна машины на Сан-Франциско, наверное самый красивый город во всей Америке, Трой удивлялся количеству бездомных. Это было ему в новинку. В его детстве немногочисленные неопрятные существа, протягивавшие за подаянием грязную руку, были исключительно белыми стариками с вечно затуманенными алкоголем или безумием мозгами. Теперь на каждом углу торчали люди с плакатиками или с аэрозолями для протирки ветровых стекол — чаще всего молодые негры.

Увидев рекламу с изображением собаки, стаскивающей со спящего хозяина одеяло, Трой спохватился:

— Завтра или послезавтра нам обязательно надо повидать Бешеного Пса.

— Я должен кое-что тебе рассказать, — отозвался Дизель. — Никому еще об этом не говорил. Мне это просто крышу снесло!

— Выкладывай.

— Два месяца назад Бешеный Пес стал вдруг мне названивать. Звонил два-три раза, попадал на Глорию. Дело было в пятницу, я как раз уехал, проворачивал одно дельце по просьбе Джимми Морды. Когда я смог наконец с ним поговорить, оказалось, что его замели в Портленде по какому-то плевому делу, что-то с кредитной картой. Он плел, что если не выйдет под залог к утру понедельника, то офицер по надзору увидит его фамилию в списке задержанных и отправит его досиживать срок. Вот и просил, чтобы я приехал и внес за него залог…

Продолжая свой рассказ, Дизель поведал и о споре после ограбления корабельной кассы. Кошмарные сцены вновь вставали перед глазами. Кончалась история открыванием морозильника:

— У меня волосы встали дыбом! Я дунул оттуда как ошпаренный. Потом следил по новостям, не нашлись ли трупы, но, кажется, все осталось шито-крыто. Если попотеть, то тело легко спрятать в таком месте, где его никто не найдет — разве что какой-нибудь чокнутый археолог, и то лет через пятьсот.

— Он не знает, что ты их видел? — спросил Трой.

— Ты что! Я так сиганул, что…

— Правильно сделал.

— С тех пор я с ним не говорил.

Трой отчетливо представил трупы матери и дочери, превращенные лютым холодом в камень. Сам он никогда не убивал — отчасти потому, что понимал: отнять жизнь — это слишком серьезно, отчасти потому, что так складывались обстоятельства. Однако он знал, что убийство со времен Каина и Авеля превратилось в обычнейшее дело, и был знаком со многими убийцами. Убийцы были и среди его друзей: одни убивали в ссоре, другие из мести, у некоторых были на счету полицейские или владельцы магазинов, попавшие под пули в перестрелке, некоторые совершали заказные убийства. Но опыта общения с убийцами-маньяками Трой приобрести не успел. Для него не было тайной, что Бешеный Пес совсем съехал с катушек. Не слишком ли опасно связываться с ним? Не слишком ли рискованно спускать его с цепи? Не будет ли это последней каплей, переполнившей чашу терпения?

С другой стороны, Трой знал, что так, как Бешеный Пес, его не уважает никто на свете. Он не забыл кровавый эпизод в колонии.

— Думаю, я сумею с ним сладить, — проговорил Трой.

— А у меня от него очко поигрывает. Никогда не знаешь, что у него на уме. Помнишь, что он и Таракан сделали с тем парнем в Восточном блоке, Карриганом кажется? Все трое были, между прочим, друзья не разлей вода. Вспомнил? Двадцать ножевых ударов!

— Помню. Но он ведь угрожал Таракану, обзывал его. Тот должен был понять, что дружбе конец.

— Как скажешь, Трой. Я в любом случае с тобой. Просто я хотел, чтобы ты знал, что с ним творится.

— Хорошо, что ты мне об этом рассказал. Я знаю, что он псих. Не будем спускать с него глаз. Если он зарвется… — Трой пожал плечами — жест, не значивший ничего и одновременно очень красноречивый. — Ты готов ехать в Лос-Анджелес?

— Когда скажешь.

— Дня через два. Я не буду регистрироваться у офицера по надзору. Им наплевать, нарушаешь ты подписку о невыезде или нет. Они ждут, чтобы тебя сцапали…

— Или чтобы на тебя настучали.

— Вот именно. Но на меня никто не стукнет. А на случай, если меня просто остановят, у меня будут надежные ксивы.

— Самые что ни на есть надежные! Выдержат все, кроме проверки отпечатков пальцев.

Повиляв по узким извилистым улочкам Китайского квартала, Дизель заехал под козырек большого здания с вывеской «Холидей Инн». Швейцар вырос как из-под земли.

— Во сколько приедешь? — спросил Трой.

— В десять, в одиннадцать. Когда скажешь.

— Позвони мне, когда будешь выезжать.

— Обязательно.

Приятели крепко пожали друг другу руки. Трой вылез из машины, и Дизель укатил.

6

В номере на одиннадцатом этаже отеля Трой снял ботинки и носки. Впервые со времени ареста ему выпало счастье пройтись босиком по ковру; все это время он мог касаться голыми ступнями разве что голого бетона. Он погасил свет, сел на кровать и погрузил пальцы ног в густой мягкий ковер, глядя через открытое окно в прохладу вечера, на холмы Сан-Франциско, на темную воду залива, усеянную огоньками кораблей и буев. Как он воспринял свободу после столь длительного пребывания в клетке, среди мужчин-номеров? Перемена ощущалась не так разительно, как он опасался. Его предупреждали о приступах страха, беспомощности, паники. Ничего такого он не чувствовал, одно только ощущение нереальности происходящего с ним. Взирая на мир, он воспринимал его искаженным, как на абстрактных полотнах Дали или Пикассо.

Отель предлагал клиентам просмотр кабельных каналов. Трой выбрал фильм на канале «Плейбой». В Сан-Квентине кабельных каналов не было, поэтому он никогда ничего похожего не видел. На экране появились женщины — не дешевки с прыщавыми ягодицами, а вылитые кинозвезды: длинноногие, с красивыми грудями, шелковистыми волосами, бархатной кожей, упругими круглыми попками. Ему захотелось такую так сильно, что закружилась голова. Обходиться годами без секса проще, чем принято считать, к тому же всегда можно облегчить страдания старым проверенным способом — мастурбацией. В тюремных грезах к нему приходили именно такие женщины. Теперь он мог позволить себе живой соблазн. У него были деньги, и он знал, куда их отнести.

Он оделся в обновки и одобрил свое отражение в зеркале: чуть небрежным изяществом он невольно подражал Роберту Митчуму, Берту Ланкастеру, Кёрку Дугласу в их молодые годы. Когда он только начал заботиться о своей внешности, верхом элегантности считались брючки-дудочки и пиджаки с узенькими плечами и лацканами. Теперешние фасоны ему больше нравились: складки на штанинах и свободный пиджак с подложенными плечами (под таким гораздо удобнее было прятать пушку).

Брать ли с собой оружие? Почему бы и нет? Раз ты преступник, оставайся им круглосуточно. Так сказал Грек, а Грек знает, что говорит. «Позвоню ему позже», — пробормотал Трой, засовывая пистолет в миниатюрной кобуре за ремень на пояснице. Так оружие не окажется на виду даже при распахнутом пиджаке.

Уходя, он задержался у двери. Ничего не забыл? Ключ?.. Нет, все при нем. Закрывая дверь, он понял, что это первая дверь за долгие годы, которую он закрывает сам.

Стоило ему появиться под козырьком, швейцар-китаец тут же подозвал такси.

— Знаете заведение «Рыбка и креветка»? — спросил Трой.

— Нет.

— В центре, по ту сторону от Маркет-стрит. Кажется, на Фолсом.

Таксист тронулся с места, гуднул, подрезав помешавшую ему машину, и быстро набрал скорость. Слишком быстро. Для таксиста время — деньги, для Троя же время стоило дешево.

— Езжайте помедленнее, — попросил он.

Водитель недовольно оглянулся. Темная кожа, запах карри. Наверное, индус, подумал Трой.

— Не торопитесь, — сказал он. — Я заплачу два счетчика.

— Хорошо, сэр.

Теперь такси ползло нарочито медленно. Прежде чем найти «Рыбку и креветку», они долго колесили по темным улицам. И опять Трой не верил своим глазам. Калифорния всегда представлялась ему беспрерывно обновляющимся штатом, залитым светом, а теперь все здесь выглядело облезлым, даже убогим. Он читал о спаде, национальном долге, трясине пособий, но считал все это болтовней, обычным газетным преувеличением. Теперь это принимало у него на глазах реальные очертания. На каждом втором светофоре к машине подступал негр, готовый протереть ветровое стекло. Отказывая одному из них небрежным жестом, таксист произнес на ломаном английском:

— Шли бы лучше работать.

У Троя едва не сорвалось с языка, что всю работу расхватали эмигранты, но он ограничился дипломатичным замечанием:

— Может, они ничего не умеют делать.

— Большинство лентяи, — возразил таксист. — Работают их женщины. Работали в Африке, работают здесь. А мужчины сидели у костра. Вывалят яйца, нацепят перья и травят байки про войну. Я видел в «Нэшнл Джиографик».

Трой невольно прыснул. И дурак может иногда рассмешить.

— Приехали, — сказал таксист, тормозя.

Выглянув, Трой понял, почему поиски так затянулись. Перед ним был узкий фасад, выложенный черной плиткой, дверь и маленькая голубая неоновая вывеска с изображением рыбешки и креветки. Недурно для старого вора и гуляки, подумал Трой. Название ночного клуба восходило к преступному миру Лондона XVIII века, теперь его знали считанные воры и мошенники. Не иначе Жиголо вздумал соригинальничать.

На счетчике набежал тридцать один доллар. Трой дал водителю пятьдесят — меньше обещанного, потому что подозревал, что индус петлял умышленно. Таксист нахмурился.

— Больше нет, — объяснил Трой, готовясь врезать этому расисту по башке рукояткой пистолета. Но тот покорно кивнул, и Трой ничего больше не сказал. Недаром говорят, что правильнее поступают те из простофиль, кто не поднимает шуму.

Детина весом в добрых триста фунтов у дверей внимательно оглядел нового клиента. Трой выдержал экзамен — дверь открылась.

Внутри его встретили хрустальные зеркала, отражающие неяркий свет. Впереди, чуть справа, находился бар. На табуретах красовались несколько пар длинных ног в шелковых чулках. Трой увидел бедра, а унюхал и того больше. К счастью, в моду снова вошли короткие юбки.

Бармен находился у дальнего края стойки. Трой зашагал вдоль бара. Несколько пар глаз наблюдали за его движущимся отражением в зеркальной стене. Он уже не сомневался, что уйдет отсюда не один.

Увидев клиента, бармен прервал беседу с молодой женщиной, чтобы его обслужить.

— Я звонил полчаса назад, — сказал Трой. — Спрашивал Джорджа Перри.

Бармен указал на кабинку в углу. Трой обернулся. Жиголо уже заметил его и шел навстречу с широкой усмешкой и раскинутыми руками. Ему было уже под восемьдесят, но выглядел он лет на двадцать моложе. Это было удивительно: человек только лет пятнадцать назад перестал прожигать жизнь и губить себя всеми мыслимыми способами. Трой обнаружил в нем единственную перемену: раньше волосы и бородка у него были седоватые, а теперь совершенно побелели. Одет Перри был щегольски: пиджак из верблюжьей шерсти, фланелевые брюки. Он заключил Троя в медвежьи объятья.

— Ах, черт, я боялся, что ты уже никогда не выйдешь.

— Я тоже.

— Когда это случилось?

— Сегодня.

— И ты еще не поимел бабу?

— Еще нет.

— Тогда взгляни, кого я припас для тебя в кабинке.

Трой посмотрел через его плечо. В кабинке сидели две женщины. Одна, стройная и элегантная, была старовата — лет пятидесяти или даже больше. В другой ему первым делом бросилась в глаза роскошная грива рыжих волос.

— Это тебе не уличная шлюха, делающая минет за понюшку крэка. Это куртизанка — знаешь, что это значит?

Трой кивнул, не сводя с женщины глаз. У нее были синие глаза и россыпь бледных веснушек вокруг носа. О теле он еще ничего не мог сказать, но лицом она была бесспорно хороша. Она заметила его взгляд и улыбнулась. Он так давно не разговаривал с хорошенькими женщинами, что его тут же бросило от смущения в жаркий пот. Он чувствовал себя круглым идиотом. Обхохочешься — вчерашний зэк, крутой парень, почти ничего и никого не боящийся, напрочь теряется от женской улыбки! Он уже собрался сказать Жиголо, что сегодня он пас, но понял, что так еще больше опозорится. Жиголо непременно решит, что в тюрьме он пристрастился к мальчикам, и поднимет его на смех.

— Сейчас я вас познакомлю, — предупредил Жиголо. — Но запомни одно правило…

— Какое?

— Не вздумай втюриться.

— Чего-чего?

— Не влюбляйся.

— Ты спятил? Дожил до старческого маразма?

Джордж Жиголо Перри покачал головой.

— Просто я много прожил и много знаю. Парень выходит из тюрьмы, даже возвращается из армии, много лет не был с женщиной — вот и влюбляется в первую, которая раздвинет для него ляжки и чмокнет в ушко. Ему не важно, что девка уродина или до безобразия жирна. Он глядит ей только между ног. Хотя эта и впрямь хороша. Погоди, вот увидишь ее в чем мать родила… Эх, сбросить бы мне лет тридцать с плеч долой, уж я бы за ней поволочился. В общем, я тебя предупредил.

— Не бойся, я справлюсь.

— Не сомневаюсь. Ты — настоящий хозяин своему члену. Идем.

В кабинке Джордж представил Трою дам. Рыжую звали Доминика Уинтерс. Трой заподозрил, что это вымышленное имя. У нее было свежее, открытое личико девчонки из группы поддержки на стадионе.

Джордж подсел к женщине постарше, назвавшейся Перл, а Трой — к Доминике. От нее пахло легкими духами, и у Троя, давно не вдыхавшего приятных ароматов, сладко закружилась голова.

Джордж поманил проходившую мимо официантку. Она тут же поспешила к владельцу клуба.

— Нам троим — еще раз то же самое. Что ты будешь? — спросил он Троя.

— Водку с тоником.

Джордж кивнул официантке, та убежала. Дожидаясь ее возвращения, Джордж расспрашивал Троя про общих знакомых, сидящих в калифорнийских тюрьмах.

— Как там Большой Джо?

— Морган?

— Он самый. Ему еще светит освобождение?

Трой отрицательно покачал головой.

— Он теперь в Пеликан-Бей. Вот послушай, что он мне рассказал, когда его привозили в Квентин по какой-то медицинской надобности. У двери в его палату поставили охранника, но меня охранник пропустил… Значит, так. В прошлом году его затребовали свидетелем в Лос-Анджелес. Эскорт у него был будь здоров: две машины, шестеро копов, автоматы и так далее. Ему ничего не сказали — не положено. Просто схватили, раздели, отняли протез, напялили на него белый комбинезон и затолкали на заднее сиденье.

Так и катят по шоссе: две машины, шестеро лбов с автоматами и одноногий Джо. Где-то на Девяносто девятой автостраде он им и говорит: меня, мол, заранее не предупредили, и сейчас мне приспичило отлить. Ему говорят: терпи, а он им: не остановитесь — надую вам прямо тут, на сиденье. А это собственная машина агента.

Ну, пошли переговоры по рации между машинами, и заруливают они на заправку. Встают кругом, автоматы наготове, как будто сейчас повылезают человек сто мексиканцев, чтобы освободить Джо. Обшарили сортир — вдруг под толчком пистолет? Потом запустили Джо.

Пока он там возится, приезжает заправляться чернокожий на старом пикапе. Только когда пошел бензин, он разглядел, что вокруг творится: белые в деловых костюмах, в черных очках, с «узи» наперевес прячутся за машинами и стерегут дверь туалета. Представляете, что бедняга мог подумать?

Открывается дверь, и оттуда прыг-скок — Джо на одной ноге, обмотанный цепями. Тут уж не до бензина в шланге: горючее хлещет на землю, а черный брат говорит: «Ты, видать, самый отъявленный сукин сын, каких только видел свет!»

Джордж захохотал.

— Забавная история!

— Джо сам чуть не лопнул от смеха, когда мне ее рассказывал. Как там Пол Аллен? Трудно поверить, что он уже три года как на воле.

— Пол умер. Месяц назад его нашли в гостиничном номере в Голливуде.

— Пол отбросил хвост! Вот дьявол! Я знал Пола лет двадцать и ни разу не видел его на свободе.

— По крайней мере умер не в тюрьме.

— Это верно.

— Об этом мне Вилли Харт сказал.

— Что поделывает Вилли? Как у него дела?

— Неплохо. Только теперь это не чудо-гандболист, а пузатая пивная бочка. Кажется, он теперь торгует алюминиевыми тентами.

— Жестянщик, словом.

— В общем, стал серьезный мужик.

— А вспомни, какой был трепездон.

— Только из него уже песок сыплется.

Оба засмеялись, вспоминая старое.

— А другие? — спросил Джордж. — Где Ти-Ди?

— Гниет в Ливенуорте или Марионе.

— Скорее в Марионе. Кажется, он пришил кого-то в тюрьме.

— Так и есть. Какой-то болван его зацепил, не знал, на кого тянет.

— Говорят, Марион — гиблое место.

— Как и Пеликан-Бей — Кафка отдыхает.

— Все равно вряд ли теперь хуже, чем когда я сам мотал там срок. У вертухаев были палки со свинцовыми набалдашниками. Построят на вечерней перекличке, а сами прохаживаются сзади. Если выступаешь из строя хотя бы на дюйм, получаешь по ногам свинчаткой. Суки еще те! И читать даже не все умели.

— С тех пор они не поумнели, но платить им стали гораздо больше. Их профсоюз — самый крупный в штате. У них все расписано как по нотам. Ловят тебя в камере в лазерный прицел, потом вбегают и вкалывают тебе миллиграммов двести торазина, а дальше лупят почем зря. А в рапорте значится: применение минимально необходимой силы в ответ на твое нападение.

— Настоящий конвейер по выпеканию антиобщественных элементов.

— Удивительно, что не все освобожденные кидаются резать старушек!

— Я еще помню, как угодил в тюрягу в тридцать пятом. Тогда воров еще не так ненавидели, как теперь. Например, в Оклахоме ходил в героях Красавчик Флойд. За последние двадцать восемь лет меня ни разу не арестовывали. Если бы я попался, мне бы припаяли пожизненное, как неисправимому рецидивисту. А знаешь почему?

— Почему?

— По двум причинам. Первая — черномазые. Раньше они так не шалили, а те, кто шел на дело, знали что к чему. Имели уважение к профессии. Теперешняя цветная молодежь — полные невежды, им на все плевать. Воображают, что настоящий мужчина должен убивать. Одно дело, когда в тюрьме таких было процентов пятнадцать — двадцать, но теперь-то их там все шестьдесят!

— А вторая причина?

— Насилие, — отозвался Джордж. — Когда я был грабителем, ствол был при мне только на деле. Ограбление могло при необходимости превратиться в вооруженное, но если кто-нибудь получал пулю, это считалось провалом. Цель заключалась в том, чтобы все прошло гладко. А теперь и я старик и во многие общественные места боюсь заглянуть ночью без пушки. За двадцать лет мир стало не узнать.

Все это было чистой правдой, но Трою уже не было до этого дела. Хоть в морг, только не в тюрьму. Больше он не сядет за решетку. В отличие от большинства уголовников, он успел познать в детстве, что такое деньги, какую свободу они могут дать. Тяги к богатству у него не было, мир золотых мешков представлялся ему скорее золотой клеткой. Он мечтал о залитом солнцем городке на морском берегу, о жизни в домике на склоне холма, с женщиной, которая бы готовила и наводила чистоту. Он бы довольствовался несколькими сотнями тысяч, которые вложил бы в собственную жизнь.

Доминика наклонилась к нему и прошептала:

— Хочешь, поедем?

— Конечно.

— Я сейчас. Извини.

Она выпорхнула из кабинки и заскользила между столиками в сторону дамской комнаты. Все взгляды были устремлены на нее: ее тело и движения мгновенно приковывали внимание.

— Что-то ты какой-то смурной, — сказал Джордж Трою, дружески хлопая его по плечу. — Улыбнись! Полюбуйся ее задницей. Эх, черт, ну хоть бы лет двадцать с плеч долой!

Трой не удержался от усмешки. Он завидовал старику, его отношению к жизни.

— Долго собираешься здесь пробыть? — спросил его Джордж.

— Денек-другой.

— Как насчет соблюдения правил условно-досрочного освобождения?

— Никак. Я не собираюсь регистрироваться.

— А меня так и не уличили в нарушении правил. Не знаю, как это вышло. Я не собирался становиться паинькой, просто постепенно исправился, что ли… Даже отваживался дважды на дела, но выходил сухим из воды. Теперь я вне игры.

— Еще бы! — вмешалась Перл. — Пора бы, после шестнадцати лет тюрьмы.

— Когда срок отмотан, о нем больше не вспоминаешь, — сказал Джордж. — Верно, Трой?

Тот кивнул, но без уверенности. Воспоминания были еще слишком свежи.

Перл взяла сумочку.

— Мне пора. Ты идешь? — обратилась она к Джорджу.

— Куда же мне деваться? Мы приехали на твоей машине.

— Тогда двигаем.

— Полюбуйся! — сказал Джордж Трою с усмешкой. — И это называется эксплуататор женщин, Жиголо Перри! Пансионат для шлюхи!

— Хватит щелкать челюстями, пошли, — поторопила его Перл.

— Мотай на ус, брат.

Когда вернулась Доминика, они встали и засобирались.

— Тебе нужны деньги? — спросил Джордж.

— Нет, спасибо.

Мужчины пожали друг другу руки. Трой пообещал заглянуть, когда снова окажется в Лос-Анджелесе. Джордж просил передать привет Греку.

Шагая за Доминикой к двери, Трой чувствовал головокружение. Любуясь, как движется под одеждой ее тело, он представлял ее голой и заранее возбуждался.

На тротуаре Доминика остановилась.

— Ты собираешься снять номер?

— У меня уже есть, в «Холидей Инн» в Китайском квартале.

— Ты без машины? — Он покачал головой. — Свою я оставила дома.

Мимо проезжало в противоположную сторону такси. Доминика сунула в рот два пальца и лихо свистнула.

— Ишь ты! — восхитился Трой.

— Два года я прожила в Нью-Йорке.

Таксист развернулся и притормозил рядом с ними.

— Куда?

— «Холидей Инн», Китайский квартал.

Когда машина поворачивала и перестраивалась из ряда в ряд, их тела соприкасались. На Троя всякий раз накатывало возбуждение, воображение рисовало восхитительные картины. Глядя на ее профиль, он убеждался, что она красива и изящна. Ее безмолвие и сдержанная улыбка позволяли наделять ее замечательным характером, и к вожделению прибавлялась нежность. Ему нравились шлюхи, всякое повидавшие и отведавшие, превратившиеся в фаталисток, но эту ему было жаль. Для шлюхи она была слишком хороша. Почему она избрала этот путь, подумал он и невольно хмыкнул. Клиенты проституток частенько задают себе этот вопрос.

Они пересекли гостиничный вестибюль, поднялись на лифте. Он отпер дверь, пропустил ее в номер, спросил, хочет ли она выпить. Она мило улыбнулась и отрицательно покачала головой. Оглядевшись, она чуть приоткрыла дверь ванной, зажгла там свет и выключила свет в комнате. Света из ванной вполне хватало. За окном негромко шумел город.

Доминика умела распалить мужчину. Раздеваясь, она дразнила его каждым своим движением. Поблескивая глазами, она медленно расстегнула блузку, соблазнительно покачивая плечами. Ее улыбка была невыносимо призывной. Она распахнула блузку, показав на мгновение небольшую упругую грудь, потом снова запахнула, отвернулась — и легким движением плеч сбросила блузку на пол.

Соблазнительно покачивая бедрами, она сняла тесную юбку. Бросив юбку на пол, она осталась в крохотных трусиках, туфлях на высоких каблуках, блестящих белых чулках и поясе с резинками. Такой попки — круглой и гладкой — Трой в жизни не видывал. У нее была очень стройная, очень ладная фигура, как у танцовщицы или спортсменки. Для мужчины она была олицетворением сексуальной привлекательности, хотя мода требовала большей полноты. Она поставила ногу на стул и собралась отстегнуть чулок.

— Не надо, — попросил Трой.

— Тебе так больше нравится? — спросила она, приподняв бровь.

— Да, — признался он. — У тебя такие ноги…

Трой не смог подавить усмешку. От страсти он уже терял голову. Не хватало только хлопнуться в обморок, не получив желаемого. Он сравнивал себя с млеющим школьником, попавшим в лапы к оторве соседке. Очень хотелось посмеяться над собой, но желание оказаться в объятиях Доминики было гораздо сильнее.

— Любишь трахаться одетым? — осведомилась она.

— Нет-нет… — Он сбросил ботинки и чуть было не оторвал от рубашки пуговицы — так ретиво взялся их расстегивать.

Пистолет! Он вспомнил о нем, вытягивая рубашку из брюк. Многие женщины боятся огнестрельного оружия. Он снял рубашку, отвернулся и спрятал револьвер вместе с кобурой под пиджаком, лежавшем на стуле. Доминика в это время снимала покрывало с кровати и не заметила его возни. Он облегченно перевел дух. Вид пушки может напугать даже опытную шлюху.

Снимая носки, он подумал о том, как неромантично было бы в них остаться.

Доминика взбила подушки. Ее грудь колыхалась при каждом движении. Она взяла что-то с тумбочки и повернулась к нему. Пока она шла к нему голая, если не считать пояса, чулок и туфель, он стоял столбом, загипнотизированный исходящим от нее теплом. Не хотелось не только шевелиться, но и говорить. Он был соблазнен, ослеплен желанием, как библейский Самсон.

С ловкостью фермера, готовящего жеребца к случке, она схватила его за член и натянула на него презерватив. Ему уже не важно было, что она делает, лишь бы она раздвинула для него ноги. Никогда в жизни ему так не хотелось женщину, как сейчас эту.

Она подвела его за руку к постели. Шлюхи научили его доставлять женщинам удовольствие. Никакой эзотерической тайны, никаких ухищрений из Камасутры: мастерство сводилось к терпению и длительным ласкам чуткими руками, кончиком языка. Женское тело гораздо дольше достигает готовности — истина, которой пренебрегают похотливые юнцы.

Но в этот раз Трой сам забыл эту истину. Как только он прикоснулся к горячим шелковым складкам у нее между ног, она раскинула ноги, как отдыхающая бабочка — крылья, и у него помутилось в голове.

— Взять в рот? — предложила она.

— Я это дело люблю, но сейчас я хочу тебя. Давай!

Она сама вернула его руку к треугольнику волос, пощаженному бритвой и указывавшему острием туда, куда он так стремился, сама ввела в себя его член. Сначала внутри было тесно, но она быстро расслабилась. Вонзив каблуки ему в ягодицы, она приподняла таз и полностью вобрала его в себя.

— Ну, давай! — скомандовала она.

Он задвигался на вытянутых руках, нависая над ней, глядя ей в лицо. Он ничего не видел, кроме ее лица, чувствовал ее плоть, ее бедра, заталкивающие его глубже, глубже. Она поймала его ритм и стала подгонять:

— Кончи для меня, кончи! Давай, давай!

Это разожгло его еще больше, и он испытал оргазм. Сначала он вознесся на вершину блаженства, потом рухнул вниз, подпрыгивая на ухабах наслаждения. Руки болели, тело умылось потом.

Доминика жмурилась в улыбке, как Чеширский Кот. Джордж хорошо ей заплатил, но это была не просто работа: не любовь, но очень приятное времяпрепровождение. Благодаря ей мужчина бился в экстазе, и это доставляло ей удовольствие. Некоторые женщины обладают могучей сексуальной властью над мужчинами; Доминика принадлежала к их числу и наслаждалась своей властью. Настойчиво упражняясь, она научилась управлять мышцами влагалища: они сдавливали и выдаивали мужской член, как пальцы доярки сдавливают и доят коровьи соски. Ей хватило нескольких минут, чтобы снова его возбудить.

Второй оргазм не наступал дольше. Потом Трой рухнул рядом с ней на кровать, мокрый и совершенно обессиленный.

Доминика провела пальцем по его потной груди.

— Не возражаешь, если я покурю?

— Кури.

— Хочешь сигарету?

— Нет.

Когда она чиркнула спичкой и закурила, осветив лицо, он почувствовал прилив привязанности, нежности, желания ее защитить. Есть ли у нее постоянный сожитель? Надо будет спросить Жиголо Перри… Поймав себя на этой мысли, Трой вспомнил предостережение Джорджа и засмеялся. Теперь он понимал, о чем тот толковал.

7

Дизель торопливо бросил в чемоданчик носки и нижнее белье. Глория стояла в дверях спальни, скрестив руки, и, следя за ним, постукивала ногой. Он видел, что она теряет терпение и вот-вот взорвется. Лучше было на нее не смотреть. Он надеялся улизнуть еще до взрыва.

Он застегнул на сумке молнию, взял чемоданчик, стоявший у кровати, и пошел к двери.

— Значит, собрал свой арсенал, — заметила она.

— Ну и что дальше?

— Хочу знать, куда ты собрался. — При его приближении она загородила собой дверь. Он должен был остановиться — или отпихнуть ее. Ко второму он не был готов — пока. Он закатил глаза, словно приглашая Бога в свидетели своих мук, и шагнул назад.

— Пропусти меня, детка. Я не хочу ссоры.

Он был честен как на духу. Он готов был скандалить с кем угодно до хрипоты и кого угодно поколотить — за исключением одной Глории. Он нависал над ней и мог бы свалить ее одним ударом. Он был как минимум вдвое тяжелее ее. Но поднять на нее руку он не мог. Он знал, что будет дальше: она доведет дело до того, что он либо уступит, либо отшвырнет. Однажды так уже было — но стоило ему выскочить за дверь, как она повисла у него на спине! Сцена вышла постыдная: он вертелся как ужаленный, пытаясь ее сбросить. На соседских окнах раздвинулись занавески. О происшедшем наверняка потом долго судачили, а ведь ему нельзя было привлекать внимание.

— Либо ты мне скажешь, либо мы поссоримся. Опомнись, Карл, у тебя есть сын! Ты уже не можешь вытворять что тебе вздумается. Пора повзрослеть.

Он посмотрел ей в глаза, стиснул челюсти. Придется все ей выложить. Трой бы это не одобрил, но он ничего не узнает.

— Мы едем в Сакраменто, за Бешеным Псом.

— Бешеный Пес? Ты же говорил, что он психованный!

— Мало ли психованных на свете! Хотя бы я сам.

— Но ведь ты его терпеть не можешь.

— Трой сказал, что он ничего.

— Ну если сам Трой сказал, тогда конечно. Раз он такой умный, то почему столько времени просидел за решеткой?

— Ты спрашивала, я ответил. Больше на меня не дави, не вздумай мной помыкать.

Дизель откинул голову назад и чуть прикрыл веки. Его синие глаза налились кровью и остекленели. Глория прикусила губу и заставила себя замолчать. Он сказал, чтобы ей было спокойнее:

— После Сакраменто мы, наверное, съездим в Лос-Анджелес.

— Это еще зачем?

— Трою надо встретиться с тамошним адвокатом.

— Когда ты вернешься?

— Дней через пять, не позже… — Это была неправда. Им потребуется не меньше десяти дней.

— Если снова загремишь в тюрьму, не надейся, что мы с сыном станем тебя дожидаться. Не хочу, чтобы мое тело увяло в ожидании олуха.

— Ты уже пятьсот раз это говорила.

— А тебе как с гуся вода!

Ее презрительный тон пробрал его: он уронил сумку и выкинул вперед руку, чтобы сгрести ее за блузку. Потом остановился, но она сама смекнула, что пора отступить. Он поднял сумку, толкнул дверь плечом, вышел и сильно хлопнул за собой дверью.

Глория наблюдала, как он подходит к кабриолету, за рулем которого сидел в ожидании Трой. Дизель бросил чемоданчик на заднее сиденье и сел в машину. Трой тронулся с места, Дизель не оглянулся.

— Теперь Трой заказывает музыку, — пробормотала она, чувствуя в душе пустоту и страх. Муж неисправим… Нет! Она покачала головой, отгоняя мрачные мысли, чтобы его не сглазить и не отпугнуть удачу.

Она закрыла входную дверь и пошла на кухню. Что бы ни происходило, жизнь продолжается. Время готовить обед для сына. Может быть, хотя бы его жизнь будет достойной. Только на это Глория и надеялась. Открыв холодильник и осмотрев его скудное содержимое, она подумала: «Почему я не родилась богатой?» Приступ жалости к себе вызвал у нее улыбку. Нужно разогреть бутылочку для малыша. Будет ли Карл звонить регулярно? Наверно. В последнее время он стал сознательнее. Вдруг произойдет чудо и он вернется на честный путь? Впрочем, такая вероятность была равна шансу крупно выиграть в лотерею.


Даже на ровных пустых участках лучше было не разгоняться больше чем до восьмидесяти миль в час, чтобы не привлекать внимание линейных патрулей. В потоке, даже негустом, лучше было сбавить обороты до семидесяти миль в час, двигаться в скоростном ряду и соблюдать дистанцию. Семьдесят — в самый раз: быстрее — нарвешься на штраф, медленнее — потеряешь время. Когда-то Трой наткнулся на такое писаное правило. Действует ли оно до сих пор? Увидим.

— Ну как я вожу? — спросил он Дизеля.

— Что надо, учитывая перерыв.

— Это как в постели с бабой: один раз научишься — больше не забудешь.

— Кстати, что это за штучка была с тобой?

— Меня с ней свел Жиголо Перри.

— Хороша, пальчики оближешь! Я бы тоже от нее не отказался.

Трой удивился чувству собственника и злости, которую у него вызвали слова Дизеля. В их мире они не значили ровно ничего: речь шла не о жене и не о любовнице, и по уличным меркам эти слова нельзя было назвать даже непочтительными. Ведь она зарабатывает на жизнь торгуя телом! Если бы не предостережение Джорджа, Трой, не ровен час, в нее бы влюбился. Быть с ней было райским блаженством. После возвращения из Лос-Анджелеса он обязательно ей позвонит. С такой в самый раз появиться в приличном месте.

На закате они влетели на мост «Золотые ворота». На западе падал за горизонт оранжевый солнечный диск, чертя на море огненную дорожку и ненадолго превратив опоры моста в пылающие факелы. Шоссе ныряло в каньоны, где уже властвовали сумерки. Когда они миновали холмы, солнце уже село, воцарилась темнота. Приятели включили фары. Навстречу им текла река белого света, сами они неслись в потоке рубиновых огней.

Справа их обогнала машина дорожной полиции.

— Мои водительские права не вызовут подозрений? — спросил Трой.

— Не дрейфь, прорвешься, — заверил его Дизель.

— Эл Леон Кляйн, дата рождения — 15 декабря 1959 года, место рождения — Денвер, штат Колорадо. — На всякий случай Трой освежил в памяти информацию со своих прав. Он помнил, как погорел Буни, когда не смог назвать по буквам фамилию с удостоверения, которым пользовался. Бедняге не повезло: в правах стояла трудная польская фамилия — что ж, надо было ее заучить.

— Кто этот Кляйн? — спросил он.

— Права настоящие, мы только поменяли фотографию. Глиномес один. Умер в хосписе для голубых. От этого рано или поздно умирают.

— Рак?

— Не рак, а СПИД.

— Понимаю, — кивнул Трой. — Произносить словечко и то, небось, жутко.

— Уж больно страшная штука. И мрут от нее по-всякому! Иногда смерть бывает ужасной: что-то вырастает в горле, пожирает мозг… У вас в тюряге много было таких спидников?

— Не знаю. Кажется, несколько сот инфицированных, но не больных.

— Все впереди.

— Все там будем.

— Что верно, то верно.

— Заключенных с положительным анализом на ВИЧ переводят в отдельный блок.

— Представляю, как все боятся СПИДа!

— Да, у некоторых аж поджилки трясутся. Ну и дураки! Заболевшие — в основном пидоры, инфицированные — наркоманы. Скольких я перевидал после колонии: Джимми Вилла, Дон Вилкокс, Ведо Карате. Еще больше тех, кого я не знаю по имени.

— Добавь Эла Леона Кляйна, — подсказал Дизель.

— Вот ты и превратил меня в мертвого глиномеса.

— Все лучше, чем живой бегун.

— Кончай стебаться, а то отмочалю.

— Да что ты?

— Достукался? — И Трой умело прихватил пальцами жирную ляжку Дизеля. Дизель окаменел от страшной боли.

— Ну извини, извини. — Заныл он. — Больше не буду! Отпусти, брат! Пожалуйста!

— Скажи: «папочка».

— Пожалуйста, папочка!

Трой убрал руку. Дизель занес кулак, подражая Джекки Глисону.

— Ничего, настанет день…

— Если будешь грезить о мести, постарайся быстрее проснуться и забыть про грезы.

— Да ну?

— Полюбуйся! — И Трой показал Дизелю пистолет. — Нравится?

— Лучше убери.

Трой снова сунул пистолет себе под ляжку, чтобы в случае он был под рукой. Вряд ли пушка понадобится ему на трассе, а если и так, то толку скорее всего будет мило. Если только линейный патруль или местный полицейский заставит их остановиться. Почти все полицейские вот уже лет десять, если не больше, носят под формой бронежилеты. Голова, руки и ноги не защищены, но туда труднее попасть, к тому же мгновенно вывести из строя можно только при поражении в голову. Инстинкт в экстренном случае заставляет стрелять в самую крупную мишень — в туловище. В общем, нужна тренировка. Когда-то он отлично стрелял, особенно из пистолета. С тех пор много воды утекло, глаз уже не тот, и рука не та.

Дизель вертел ручку настройки радиоприемника. Станции, установленные на полуострове Сан-Франциско, в Ист-Бей автоматически не принимались, приходилось ловить их вручную. Он искал старые хиты, но когда прорвался выпуск новостей, Трой велел оставить станцию.

Конгресс рассматривает законопроект о помощи городам… В Сьерре пропал самолет… Полиция Сакраменто устроила облаву на посетителей стрип-бара… Угон автомобиля в Окленде, двое угонщиков из четырех пойманы после перестрелки в Беркли… Палестинцы создают трудности израильтянам на западном берегу реки Иордан… Служба иммиграции и натурализации усиливает охрану границы… Апелляционный суд поддержал закон о «трех преступлениях».

— Давай музыку, — сказал Трой. — Эта дрянь только настроение портит.

— Ты подпадаешь под этот закон? — спросил Дизель.

— Зависит от того, считается ли моя судимость по малолетке. Вряд ли апелляционный суд ее учтет. Дело несовершеннолетнего решается без того, что гарантировано конституцией, — адвоката, присяжных, презумпции невиновности, без выслушивания свидетельских показаний в суде и так далее. Как же оно может служить отягчающим обстоятельством к последующему делу?

— Наверное, так.

— А что у тебя?

— Мне крышка. Достаточно мелочи, вроде хранения оружия, — и я получаю пожизненное. Срать я на них хотел. Пусть только сунутся!

— Таким манером они все преступления превратили в караемые высшей мерой.

— Нет, ты мне объясни, Трой, как это у них получится? Куда они денут все это стадо болванов? Как всех осудить? Это же бред какой-то!

— Конечно бред. Это у них со страху.

— Это мне понятно. Я тоже напуган, потому и корчу из себя свирепого медведя гризли, вооружаюсь до зубов. Черномазые сопляки вообразили, что летят одни в космосе. Вчера читаю: грабят они одного лоха, тот показывает им пустой бумажник, а они в него шесть пуль! Что за дикость! Что у них в башках?

— Не знаю.

— Тупые черные задницы, — резюмировал Дизель. — Одно знают: толкать наркоту да мочить прохожих. Говорят, они учатся этому по ящику и в кино.

— Где-то нахватываются. Все чему-то где-то учатся. Может, по телевидению. Их же никто ничему другому не учит. Многие вырастают в своих гетто без всякого понятия о цивилизации.

— Похоже на киношку… Как это… «Повелитель мух».

— Хорошее сравнение! Только фильм сделали по книге.

— Книгу не читал, а фильм видел. Слушай, а сам-то ты как относишься к ниггерам? Ненавидишь их?

— Если только они ненавидят меня.

— Вот и я также: ненавидите меня — пеняйте на себя. А если уважаете — вот вам в ответ мое уважение. Если обложите меня трехэтажным — лучше затыкайте уши, а то такого наслушаетесь в ответ! Я ничего им не сделал, мать их так! Меня имели во все дыры, как и их. Или как тебя. Непонятно, откуда в их гангстерском «рэпе» столько ненависти. И еще называют это дерьмо музыкой!

— Дюк Эллингтон небось в гробу вертится.

— Это точно.

Огни стали ярче, дома выше, движение интенсивнее: пошли пригороды Сакраменто. Был уже вечер. На заправке Дизель залил бак, а Трой отправился к телефону-автомату. Номер, по которому он звонил, был общим и платным, в вестибюле пансиона. Ответил молодой женский голос.

— Не постучите Ларри Джонсу в дверь? Он дома?

— Это кто, Трой или Дизель?

— Я звоню по их просьбе.

— Ларри велел передать им, что играет в покер в клубе «Оникс».

— Как вас зовут?

— Сглази. Я девушка Ларри.

— Откуда такое имя?

— От Ларри. Я подошла, когда у него на руках был фуль, и он проиграл. Он сказал, что я его сглазила. Я не хотела…

— Где находится этот «Оникс»?

— Вы знаете центр Сакраменто?

— Нет.

— Сейчас расскажу. Вы едете со стороны Залива?

— Да.

Девушка объяснила, где съехать с шоссе, какое направление выбрать, куда свернуть. Запомнить дорогу оказалось нетрудно. Дизель тем временем отъехал от заправки и ждал Троя за рулем. Когда они снова влились в поток машин, Трой принялся объяснять, куда ехать. Оказалось, что Дизель знает, где искать клуб «Оникс». Внезапно он хлопнул огромной ладонью по рулю.

— Снова бабу завел. Ё-мое, только бы без ребенка!

— У нее самой детский голосок…

Оба подумали об одном и том же и остаток пути молчали.


На стоянке перед «Ониксом» Трой предупредил Дизеля:

— Веди себя с ним спокойно. Не напрягай его.

— Я постараюсь, а то он взбесится еще. Тогда я тоже превращусь в параноика. Два параноика нос к носу — это…

В «Ониксе» был длинный бар, а в десяти футах от него медная штанга, за которой находилась игровая зона — полдюжины столов для покера разных видов. Игра шла только за двумя столами, у дальней стены.

Бар тонул в полутьме, зато карточные столы заливал свет. Глянцевые рубашки карт, бросаемых на зеленый бархат, вспыхивали, как фонарики. Бешеный Пес был одним из шестерых игроков. Картежником он был неважным, но, как большинство слабых игроков, считал себя асом, а когда проигрывал, то сетовал на судьбу. В данный момент карты помогали ему тешить себя иллюзией. Играли в «семь карт», и Бешеный Пес знал, что должен выиграть. Ему везло: три раза у него и у другого игрока был флеш, и его флеш оказывался лучше. Дважды у него были две пары против стрита, и дважды он держал фуль на последней карте. Он так раззадорился, что не смог бросить игру даже ради встречи с Троем и Дизелем, поэтому позвонил Сглази и велел ей отправить их в клуб.

Он как раз выиграл партию и складывал фишки, когда, случайно подняв глаза, увидел, что за ним наблюдает Трой. Бешеный Пес осклабился и помахал ему рукой, но Трой только кивнул, сохранив бесстрастный вид. Этого хватило, чтобы Бешеный Пес встревожился. Собрав выигрыш, он сказал:

— Все, ребята, я закругляюсь.

Уже в машине Трой спросил его:

— Как тебя угораздило назвать своей девчонке мое имя?

— Ты о Сглази? Разве я назвал?

— Она спросила, кто я — Трой или Дизель.

— Вот черт! — вырвалось у Дизеля.

— Думаешь, копам потребуется много времени, чтобы определить, кто мы, если она им скажет: «Дизель и Трой»? Уже через час они сунут ей под нос наши фотографии.

Первым побуждением Бешеного Пса было отнекиваться и обороняться, но он смекнул, что из этого все равно ничего не выйдет, поэтому сказал:

— Прости, брат. Я не подумал.

— Ладно. Помни, никому не надо знать то, что ему не положено. Я, например, точно ничего такого не знаю.

— Смекаю, о чем ты, — сказал Дизель. — В Вакавилле нас сидело четверо-пятеро знакомых: Гэри Джексон, Дэнни Трехо, Бульдог, Рыжий Ховард и я. Рыжий подпиливал брусья решетки в своей камере и рассказал об этом нам, четверым-пятерым своим корешам. На него настучали, и побег сорвался. Я очень переживал, Гэри Джексон тоже — он сам мне сказал. Лучше бы мы ничего не знали, тогда Рыжему даже в голову не пришло бы, что это кто-то из нас.

— Узнали, кто стукач? — спросил Бешеный Пес.

— Узнали. Тот, кто дал ему ножовку! С тех пор стоит кому-нибудь начать плести что-то, что меня не касается, я затыкаю уши. Не хочу, чтобы меня держали за ссученного, если где-то что-то сорвется.

— Хорошо тебя понимаю, — поддакнул Трой.

— Я буду осторожнее, — пообещал Бешеный Пес.

— Не сомневаюсь. Готов к большим делам?

— Готов, только гребаная тачка в ремонте. Ее отдадут только завтра.

— Та же, что была у тебя в Портленде? — спросил Дизель.

— Она самая. Старушенция «ГТО». Классическая модель!

— По мне, лучше классика, которая ездит.

— Поедет! — ответил Бешеный Пес сухо, но с вызовом. Трой почувствовал напряжение между своими сообщниками.

— Мы зацепим столько лавэ, что, если захочешь, купишь себе «ягуар».

— На кой он мне сдался, — бросил Дизель. — Еще дольше, чем «ГТО» будет сидеть в ремонте.

— Значит, заберешь машину завтра? — спросил Трой Бешеного Пса.

— Обещали.

— Что с ней?

— Шланг радиатора.

— Ну, это пустяк, до завтра поставят, — сказал Дизель.

— Мы можем заехать в мотель и подождать, — сказал Трой. — Или мы уедем сегодня, а ты завтра получишь машину и прикатишь. Тогда завтра я смогу повидаться с Греко. Годится?

Бешеный Пес кивнул.

— По-моему, так будет лучше всего, — поддержал Дизель.

— Как мне вас там отыскать? — спросил Бешеный Пес. — Что-нибудь попроще, а то для меня Лос-Анджелес — дремучий лес.

— Мы будем тебя ждать в отеле «Рузвельт» на Голливудском бульваре, — объяснил Трой. — Спросишь Эла Леона Кляйна.

— Эл Леон Кляйн… Буду думать о Джимми Кляйне, чтобы не запутаться. Что, кстати, с ним стало?

— Он заложил слишком много народу, — ответил Дизель. — Его заказала мексиканская мафия.

— Неужели он стал стукачом? — изумился Бешеный Пес.

— Да, — подтвердил Трой. — Он — деловой по жизни и всех остальных держит за лохов, вот и отправляет их в тюрьму. На то они и лохи.

— Джимми Кляйн — стукач? Черт! А ведь был парень-кремень, — пробормотал Бешеный Пес.

— Был, — согласился Дизель. — Но стукач — стукач и есть. Хочешь обратно в «Оникс» или еще куда?

— Лучше домой. Я покажу.

Через десять минут они подъехали к обветшалому двухэтажному дому. Когда Бешеный Пес выходил из машины, дверь дома открылась и вышла Сглази — детское личико, женская фигура. Последовало неизбежное:

— Карл, Трой, познакомьтесь со Сглази, моей девушкой.

— Здравствуйте, много про вас слышала.

— С удовольствием узнал бы о твоих впечатлениях, — отозвался Дизель из-за руля, — но уже поздно, мы торопимся.

Он улыбнулся девушке, заставил себя помахать Бешеному Псу и тронулся. Через десять минут «мустанг»-кабриолет повернул на юг и помчался по федеральной автостраде 99 к Лос-Анджелесу, до которого было четыреста миль. Когда-то эта автострада была главной внутренней трассой, ведшей на север и на юг через долину Сан-Хоакин. Теперь главной стала автострада номер 5, но все же Девяносто девятая осталась весьма загруженной. Они проносились через маленькие фермерские городки, мимо стоянок грузовиков. Местами все вокруг тонуло во тьме, но запах незримо зреющей жизни говорил о том, что земля здесь плодородная.

Фары высвечивали дорожные знаки и надписи. Бейкерсфилд — 100 миль, Лос-Анджелес — 220. Трой смотрел вбок, во тьму, Дизель — вперед, на белые конусы света от фар.

— Радио? — предложил он.

— Валяй, — кивнул Трой.

В Большой Калифорнийской долине ловилась только станция, транслировавшая музыку «кантри», и еще одна, с круглосуточными новостями.

— Которую?

— Послушаем новости, — решил Трой.

В Сен-Квентине он был ненасытным читателем, но там его мало занимали актуальные события. Что за дело заключенному, Ионе во чреве кита, до наводнения в штате Теннесси, урагана в Новом Орлеане, колебания доллара относительно других валют? Все это может представлять разве что академический интерес, как гибель Помпеи в 79-м году, истинные же заботы примитивны: если снова вспыхнет расовая война, придется возвращаться в свою камеру вместе с другими белыми своего яруса… Для многих в тюрьме горизонтом мира была тюремная стена. Если их что и волновало за этой чертой, то разве только счет в бейсболе да результаты скачек.

Трой был не настолько безразличен, но тюремная изоляция, да еще такая длительная, сделала свое дело. Только когда ему сообщили о скором освобождении, он вдруг почувствовал настоящую жажду знаний о событиях в мире, куда ему предстояло снова вернуться.

«…Североамериканское соглашение о свободе торговли чревато нежелательными последствиями. Правые и левые политики выступают за свободную торговлю с Мексикой, а миллиардер и политический дилетант Росс Перо говорит, что хлюпающие звуки, которые мы слышим, — это рабочие места, утекающие через южную границу…»

— Ты слушаешь всю эту политическую ахинею? — спросил Дизель.

— Иногда.

— А я чаще всего не знаю, за кого голосовать. Все они несут одинаковую чушь. Вруны хреновы!

— Верно, — согласился Трой. — Бывает, врут даже тогда, когда вполне можно сказать правду.

— По мне лучше быть грабителем, чем политиком. Я по крайней мере знаю, кто я такой. А эти уже сами себя не помнят.

— Святая правда! — Про себя Трой добавил, что слишком многие лицемерят, не отдавая себе в этом отчета. Лицемерие он причислял к смертным грехам.

— Я устал, — сказал Дизель, доехав до пригородов Бейкерсфилда. До центра Лос-Анджелеса оставалось уже меньше двух часов езды, до его северной границы в пустыне — вдвое меньше. Если съехать с автострады, через Лос-Анджелес, можно катить целый день.

— Отдыхай, теперь я поведу.

— На горном участке гляди в оба: там всегда полно линейных патрулей.

Дизель остановился в резервном ряду, пересел на заднее сиденье и улегся. За рулем устроился Трой. Ночь была теплая, и они не стали поднимать крышу машины. Накручивая виражи и поднимаясь все выше над долиной Сан-Фернандо, Трой любовался звездным небом. Он наглотался амфетамина и чувствовал себя превосходно. Радость тела передавалась уму. Он мысленно развивал свой план грабежа сутенеров, букмекеров, гангстеров-самозванцев и торговцев наркотиками. Жертвы будут сходить с ума от ярости. Они растерзали бы его собственными руками, но где им догадаться, кто он такой и как до него добраться, даже если они выведают его имя? Кроме того, они всего лишь люди из плоти и крови. Он их не боялся. Гораздо страшнее полиция и перспектива снова сесть в тюрьму; что такое по сравнению с этим безграмотный торговец наркотиками и все черномазые уроды вместе взятые? Да, они хищники, но он — хищник, о каком они еще не слыхивали, он обрушится на них как гром среди ясного неба. Им никогда не докопаться до правды. Эти мысли вызвали у него смех. Он не боялся черных, еще меньше его страшили изнеженные белые мальчики, толкающие наркотики на Вест-Сайде или под шорох волн на тихоокеанском побережье. Черномазые перед ним недоумки, белые гангстеры проигрывают ему в крутизне. Опасно было другое: что у кого-то окажется в сообщниках продажный коп. Что ж, все ценное в жизни сопряжено с риском. Как сказала Хелен Келлер, «жизнь — либо опасное приключение, либо ничто».

Ограбление наркодилеров имело и другие преимущества, в том числе размер куша. В таком деле можно было рассчитывать на целый миллион. Разве унесешь такую кучу наличности из банка или даже из инкассаторского броневика? А если даже унесешь, то за тобой увяжется свора агентов ФБР. Прибыльное дельце — воровство драгоценных камней и компьютерных чипов, но то и другое сопряжено со своими проблемами. Такой товар легко сбыть, но на этом этапе происходит очередное ограбление: в роли грабителя выступает скупщик. Однажды Трой ограбил ювелирный магазин. Газеты кричали об убытке в 1,3 миллиона — такова была розничная цена украденного. Оптом оно стоило вдвое меньше — 650 тысяч. А стандартная выручка за краденое — треть от оптовой цены, 200 тысяч с мелочью. Это еще надо было поделить на троих участников, и он получил около 70 тысяч. Неплохо, конечно, за десять минут, проведенных в магазине, но маловато по сравнению с десятилетним тюремным сроком. А с двадцатипятилетним?.. Ведь он окажется рецидивистом, подпадающим под проклятый закон о трех ходках… Нет, у него готов более заманчивый план, чем грабеж ювелиров и инкассаторов в броневиках. Кроме того, с ним станет работать один из лучших в Лос-Анджелесе адвокатов, защищающих наркодельцов, он и шепнет ему кто, что и где. В отличие от бриллиантов, краденые героин и кокаин почти не падают в цене.

Взвесив все за и против, Трой предпочел тюрьме смертельный риск. Возможно, он выиграет, огребет большие деньжищи и проведет остаток жизни на солнечном пляже, как какой-нибудь Гоген или Рембо. Он осознавал, что для своих тридцати восьми лет сильно поизносился. Он жег свечу так, словно это был реактивный двигатель. Жизненный опыт изуродовал его, и, говоря на одном языке с окружающими, он не находил в себе многих свойственных им черт. Взять хоть страх: его порог страха был во много крат выше среднего. Он чувствовал, что все вокруг боятся: насилия, порицания, отторжения, неодобрения, бедности — всего на свете. А он, человек, оттянувший целое десятилетие в Сан-Квентине, стал стоиком, не ведающим страха. Удары, которые он пережил, других доводят до безумия, самоубийства, приводят к Иисусу Христу. А он только окреп. Он, конечно, боялся смерти, вернее, умирания. Дальнейшее выглядело просто. Ведь смерть — надежное бегство от боли. Но если он может добыть себе несколько лет мирного одиночества, а еще лучше — компанию покладистой смуглой девушки, которая согревала бы его теплом тела, то сыграть в преступную игру еще разок, только по-крупному, стоит свеч. «Раздавай карты!» — обратился он к Всевышнему. Он был готов ходить с любой карты, которая ему выпадет. С выходом из игры он опоздал на целых двадцать лет.


Перед рассветом «мустанг» покинул горную трассу и очутился в системе бесплатных автомагистралей Лос-Анджелеса. Рядом с Троем зевал и тер слезящиеся глаза Дизель. Обычная здесь лавина машин пока текла ручейком. Легковые автомобили попадались лишь изредка, гораздо больше было гигантских грузовиков, прибывавших к месту назначения рано утром. Когда Трой садился в тюрьму, Лос-Анджелес простирался только до северного края долины Сан-Фернандо, окаймленной редкими форпостами цивилизации и Волшебными горами. Теперь долина Санта-Кларита, бывшая пустыня, заполнилась домиками-трейлерами, бензозаправками и кафетериями. От этого неожиданного зрелища глаза лезли на лоб.

Постепенно местность становилась все более знакомой. Трой чувствовал нарастающее волнение. Он возвращался домой. Слева уже высился крест над склепом в Форест-Лоун, где покоятся останки кинозвезд. Вдоль трассы тянулся парк Гриффит, раз в десять побольше нью-йоркского Центрального парка. В детстве Трой исследовал здешние тропинки верхом. Когда он вырос, в парке нашли труп его друга с пулей в голове. Убийство осталось нераскрытым. Указатель «Музей наследия Запада Джина Отри, правый ряд» — это что-то новенькое. Зато указатель «Стадион „Доджер“ — 1 миля» разбередил давние воспоминания.

Трасса номер пять отклонялась влево, в Восточный Лос-Анджелес. Трой держался правых полос. Взлетев на холм, он ушел на Пасадинское шоссе. Оно проходило через холмистый Элизиен-парк, где располагается Полицейская академия. Дальше открывался вид на центр Лос-Анджелеса. То, что сейчас видел Трой, разительно отличалось от того, что он помнил. Раньше самым высоким зданием здесь была двадцатипятиэтажная мэрия, а теперь она исчезла в лесу небоскребов, выросших за время его отсидки. Неужели сам город изменился также сильно, как его очертания?

На Четвертой стрит приятели съехали с автострады и подкатили к отелю «Вестин Бонавентура». Несмотря на ранний час, привратник-мексиканец и коридорные набросились на их скудный багаж и рассыпались в благодарностях за чаевые.

В лифте Дизель закрыл глаза и привалился к стене. В номере он рухнул на кровать как подкошенный и немедленно захрапел. Как ребенок, подумал Трой. Ему тоже хотелось спать, но сперва надо было уладить дела. У него не было прямого телефонного номера Греко, но он знал, как ему сообщить о себе. Он набрал номер, оставленный Греко. После двух гудков ему ответили:

— Салон «Шерри».

— Алекс Греко дал мне этот номер. Я хочу оставить телефон, по которому он может мне позвонить.

— Пожалуйста. Не знаю, правда, когда мы увидимся.

— Я в «Бонавентуре», номер 18–17.

После звонка Трой тоже завалился спать. Через два часа зазвонил телефон. Трой нашарил трубку.

— Если это долбаный Греко, который ехал через реку…

— …то рак за руку Греку цап! Когда ты откинулся, балда?

— Когда меня отпустила твоя мамочка.

— У нас с тобой одна мамочка. Будем ее обсуждать?

Оба захохотали.

— Рад слышать твой голос, — сказал Греко. — Я уже сомневался, что ты выйдешь.

— Как дела? — спросил Трой.

— Как сажа бела. Гребаные адвокаты заграбастали все бабки.

— Я слыхал, тебя замели.

— Предъявить мне нечего. Так искали, что с ног сбились. И опять меня переоценили: сумма залога двести тысяч. Плюс доля адвоката. Он и залоговый поручитель доят меня как козу… Так ты в «Бонавентуре»?

— Вместе с Верзилой Дизелем.

— Этот отморозок с тобой? Шучу, этот бугай — парень что надо.

— Ты где? Когда мы встретимся?

— У меня дела до полудня. Какие у тебя планы?

— Буду выходить, но ненадолго, разве что на полчасика.

— Деньги нужны?

— Если адвокат хоть что-то тебе оставил.

— Для друга у меня всегда немного найдется. Для тебя тем более. Я принесу тебе подарочек в клюве.

— Вот как?

— Угу. Получишь, когда увидимся. До скорого.

— Ладно.

Про себя Трой решил, не рассчитывать на скорое появление Алекса Ариса, известного также под кличкой Греко. Алекс славился своими опозданиями. Однажды полиция устроила засаду в отеле, куда он должен был вернуться, но Грек так задержался, что полицейским надоело ждать, и они арестовали тех, кто тоже дожидался Алекса. Алекс подъехал уже во время облавы и, смекнув, что к чему, не стал задерживаться. Эта история не прибавила ему пунктуальности.

Трой и Дизель проспали до полудня, потом заказали в номер завтрак, приняли душ, побрились и стали дожидаться Алекса Ариса. Трой решил выйти.

— Хочу взглянуть на свой город, — заявил он. — Давненько не виделись!

— А как же Грек?

— Когда придет, тогда и придет. Ждать его не буду.

— Он не обозлится, если тебя не застанет?

— Уж кто бы возмущался. — Трой позвонил на коммутатор и сказал: — Если нам позвонят, передайте, что мы вернемся примерно в половине седьмого.

Трой и Дизель спустились в лифте по прозрачной шахте на фасаде. Сначала они жмурились от солнца, потом оказались в сумрачном ущелье. На тротуарах Фигероа сновали мужчины в деловых костюмах и элегантные дамы. Он запомнил эту улицу другой. Пока он отсутствовал, новые здания взметнулись на 30, 40, 50 этажей. Он еще не видел таких красивых небоскребов, только названия у большинства были японские. Он читал, что половина офисных зданий в центре принадлежит японским компаниям, но это его не тревожило: через Тихий океан дома все равно не перевезти.

— В какую сторону идем? — спросил Дизель.

— Налево, к Бродвею.

Бродвей находился в нескольких кварталах восточнее. Когда Трой был ребенком, это была главная городская улица, посередине которой бегали желтые трамваи. Иногда на перекрестках скапливалось по нескольку трамваев, выпускавших и впускавших пассажиров. Трой читал, что «Дженерал Моторс», «Файерстоун» и другие гиганты завладели трамвайными компаниями и целенаправленно их прикрыли, чтобы продавать городу автобусы и покрышки. Ну и чем это лучше, чем грабить торговцев наркотиками?

— Знаешь, Большой Ди, человек может оправдать любой свой поступок, именно это для него важно. Думаю, никто не творит зло сознательно.

— Не говори со мной на эту тему, брат. Я про эту херню не думаю. Я думаю о том, чтобы подзаработать. Есть, конечно, дела, на которые я бы не пошел, но их все меньше, когда денег становится все больше.

Трой со смехом шлепнул друга по спине. Дизелю это было приятно. Отношение Троя было ему важнее, чем любого другого.

На углу Седьмой стрит и Олив-стрит Трой вспомнил находившийся здесь когда-то меховой магазин. Однажды в дождливую ночь он, подросток, запустил здоровенный кирпич из шлакобетона в его витрину и под рев сирены вытащил оттуда с помощью швабры норковую шубу. Мехового магазина здесь давно не было, а все магазины, торговавшие ценным товаром, обзавелись стальными жалюзи и раскладными железными дверями.

С каждым кварталом деловых костюмов становилось меньше, вывесок на испанском — больше. На каждом углу торчал попрошайка с пластмассовой кружкой для подаяний, чаще — опустившийся черный, иногда для разнообразия — белый. Это было для Троя в новинку. Когда его посадили, такого еще не было. В миле к востоку обосновались организации помощи бездомным, и их клиентура не забиралась в такую даль, тем более в деловой район на западе. В одном подъезде сидел негр со слезящимися глазами, у его ног лежала собака. Трой пошарил по карманам и повернулся к Дизелю.

— Дай мне пару долларов.

— У меня только пятерка.

— Давай.

Трой сунул человеку с собакой пять долларов.

— Дай вам Бог здоровья! — сказал тот.

— Если бомж заботится о собаке, — сказал Трой Дизелю, — то мне хочется позаботиться о нем. К тому же, — улыбнулся он, — это может улучшить мою карму. — В действительности он не верил в судьбу, но не прочь был использовать подвернувшийся шанс.

Впереди красовались вывески: «БРИЛЛИАНТЫ И ЗОЛОТО, СКУПКА-ПРОДАЖА». Там начинался главный рынок драгоценностей Западного побережья — вереница ювелирных магазинов, в витринах которых мерцал товар. Почти во всех дверях стояли вооруженные охранники. Это было новшеством, но выглядело не так отталкивающе, как магазины на нью-йоркской Пятой и Мэдисон-авеню, где двери всегда заперты и людей впускают только после обыска. Во всяком случае, так обстояло дело пятнадцать лет назад, когда Трой там побывал. Судя по недавней статье в «Ньюсуик», с тех пор ситуация не улучшилась.

— Кажется, у тебя на счету есть один такой? — спросил Дизель.

— Не здесь, на Уилшир-бульваре. Того магазина больше нет.

— Много взял?

— При подсчете вышло, что не слишком.

Дойдя до Бродвея, они повернули на север, к муниципальному центру, до которого оставалось кварталов пять. Это была улица из детства Троя. Тогда на Бродвее между Третьей и Девятой стрит была дюжина кинотеатров, не считая «Парамаунта» на Шестой и «Уорнер Даунтаун» на углу Седьмой и Хилл-стрит. Иногда он приходил сюда в выходные и бродил, пока не соблазнялся афишей какого-нибудь фильма. Сейчас, глядя на кинотеатры или на места, где они раньше были, Трой вспоминал картины, которые там смотрел. Только в трех по-прежнему крутили кино, остальные превратились в блошиные рынки и церкви. В «Миллионе долларов», одном из первых больших кинодворцов Лос-Анджелеса, теперь шли католические службы на испанском языке. Не стало и «Бродвея» на Четвертой стрит, хотя этот кинотеатр положил начало целой сети по всей Калифорнии. Так же канули в лету «Мей Компани» и «Истерн Коламбия» вместе с красивым зеленым зданием в лепных виньетках.

На торговой улице царила прежняя суета, но по ней расползлись блошиные рынки, а магазины помельче предлагали с открытых прилавков низкосортную дешевку. Мексиканцы всегда были неотъемлемой частью лос-анджелесской человеческой мозаики. Теперь все без исключения вывески были на испанском, как и шлягеры, доносившиеся из распахнутых дверей.

— Черт возьми, земляк, — не выдержал Дизель, — мы в Лос-Анджелесе или в Тихуане? Куда девалась страна «Бич Бойз»?

Его цинизм рассмешил Троя. Когда-то Южная Калифорния была без пяти минут раем, а теперь выглядела аванпостом третьего мира, и не из-за цвета кожи ее обитателей, а из-за безграмотности, бедности, классового неравенства. Раньше средний класс вбирал всех в себя, ныне это осталось в прошлом.

На углу Четвертой стрит и Бродвея они задержались. В одном квартале к западу виднелся невысокий холм. Прежде с Хилл-стрит знаменитый «Полет ангела» — рельсовый фуникулер — ходил к бывшим викторианским особнякам на холме, которые еще в годы детства Троя превратились в доходные дома. Теперь не стало ни «Полета ангела», ни самих домов: их заменило розовое и серебристое стекло небоскребов, сияющее на горячем солнце Южной Калифорнии и напомнившее Трою Изумрудный город из «Волшебника страны Оз». Здания выглядели еще внушительнее оттого, что стояли на холме и смело вонзались в небо. Эти башни были символами нового, небывалого богатства.

Резким контрастом им был заколоченный нижний этаж «Бродвея» — пустой, выпотрошенный, убежище для жирных крыс и немногочисленных изгоев общества. Когда Трой был молод, богатые разъезжали в «кадиллаках», бедные же довольствовались «фордами». Теперь у богатых были лимузины, а у бедных — тележки с пустыми банками из-под кока-колы. Трой выругался.

— В чем дело? — спросил Дизель.

— Так, бурчу. — Трой положил руку другу на плечо. — Ты понимаешь, как прогнил этот мир?

— А мне нравится. Как раз в прогнившем мире нам самое место.

— Что верно, то верно.

Они шагали в сторону муниципального центра, все чаще встречая на пути костюмы и галстуки. Потом свернули на Вторую стрит — и опять оказались среди бездомной бедноты. В ночлежках не хватало места на всех, и бомжи строили себе «общежития» из картонных ящиков на тротуарах, за стоянками и в боковых улочках, где их меньше беспокоили. Перед воротами благотворительных организаций стояли длинные очереди, сплошь из негров.

Они прошли мимо человека, предлагавшего сигареты поштучно с накрытого полотенцем ящика из-под яблок. На следующем углу испаноязычная женщина с индейскими чертами лица торговала кусочками манго и дыни по доллару штука.

— Загляни сюда. — Дизель указал на узкий проулок. Трой послушался. Трое темнокожих юнцов передавали друг другу самокрутку с крэком. Ее могучую вонь перекрывал самый отвратительный запах на свете — человеческий. В городе не было общественных уборных, а в те, что располагались в общественных зданиях и на Першинг-сквер, бездомных не пускали, поэтому отверженные в лохмотьях мочились в боковых улочках. Амбре было такое, что Трой отпрянул.

— Смелые ребята! — сказал Дизель о троице в проулке.

— Не знаю… Стал бы ты таких арестовывать?

— Вряд ли, — ответил Дизель со смешком. — Я бы не выдержал этой вонищи.

— Интересно, почему собачья моча не воняет, а человеческая смердит хуже кошачьей?

— Откуда мне это знать? Это ты у нас книгочей.

— Я тоже не знаю. Есть над чем поломать голову.

— Лучше поломаем голову, как бы срубить башлей. Нам еще не пора назад в отель? Вдруг нагрянет Грек?

Они шли по кварталам, специализирующимся на торговле мужской одеждой: магазин за магазином с костюмами, рубашками и галстуками.

— Здесь можно неплохо приодеться!

— С этим нужен глаз да глаз. В витрине все выглядит отлично, но качество проявляется только после двух чисток.

— Как в жизни, — брякнул Дизель.

— Да ты философ, брат!

— Рядом с тобой любой простофиля заделается философом.

Они свернули за угол. Молодой мужчина с безумным взглядом, в порванной на плече футболке держал в руке белый пенопластовый стаканчик. От кисти до локтя его руки были не то грязными, не то загорелыми, выше локтя — мертвенно-бледными, покрытыми, как его шея и щеки, круглыми язвами, похожими на стригущий лишай. Подойдя ближе, приятели прочли на табличке, висящей у него на шее: «СПИД».

Большинство прохожих шарахались от него. Грузная негритянка, наоборот, остановилась и расстегнула сумочку. Минуя их, Трой и Дизель увидели в ее руке доллар и христианскую листовку. «Хвала Иисусу!» — донеслось до их ушей.

— Ты веришь в Бога? — спросил Дизеля Трой.

— И не хочу, а верю. Это все монашки, я ведь прожил у них до восьми лет. Это так глубоко в меня впиявилось, что не вырвать никакими силами.

— Выходит, тебя ждет ад?

— Выходит, так.

— И ты в это веришь?

— Конечно верю! Знаю, что херня все это, но вера сильнее знания, ведь так?

— Веришь — так верь.

— У меня одна надежда: что до ада еще далеко.


На телефоне в номере мигала лампочка. Их ждало сообщение от Ларри. Он приехал и обещал позвонить утром.

Трой не прочь был погулять еще, но у Дизеля от ходьбы разболелись ноги, поэтому они решили остаться в номере и посмотреть по кабельной сети отеля «Дракулу». Мерзкое создание как раз увозили из Англии, когда в номере зазвонил телефон. Это был Алекс Арис, ехавший на север по портовому шоссе.

— Может, перекусим? — предложил он.

— По мне лучше поговорить, — ответил Трой. — Узнать, что к чему.

— Годится. Где хочешь встретиться?

— Как насчет «Пасифик Дайнинг Кар»? Это недалеко от отеля. Пешком можно дойти.

— В тех кварталах уже не стоит разгуливать в темноте.

— Я здесь всю жизнь ходил!

— Все меняется, а это место особенно.

— Что стало со здешними пенсионерами?

— Их самих не стало. Учти, этот район теперь первый в Лос-Анджелесе по преступности. Там сплошь выходцы из Центральной Америки. Это тебе не прежние латиносы. Некоторые из Никарагуа. Каждое утро рядом с их деревнями находят по три-четыре трупа со связанными вместе большими пальцами рук и копошащимися вокруг дыр в черепах мухами. Когда налюбуешься на такое в возрасте пяти-шести лет, то Лос-Анджелес покажется сонным царством. Я знаю, вы себя в обиду не дадите, но все равно это не место для вечерних прогулок.

— Ладно, убедил. Сколько тебя ждать?

— Я на Флоренс-авеню. Минут двадцать.

— Хорошо. Собираюсь.


Ресторан «Пасифик Дайнинг Кар» на Шестой стрит, в паре кварталов от портового шоссе, был по меркам Лос-Анджелеса старинным заведением. Начало ему положила в 1921 году вокзальная закусочная. За прошедшие годы она выросла до одного из крупнейших мясных ресторанов города. Благодаря близости к мэрии и к центру в его кабинетах заключалось немало деликатных сделок. Ресторан продолжал процветать и тогда, когда его окрестности превратились в колонию центральноамериканских беженцев с высочайшим в городе уровнем преступности. Он был маяком благосостояния посреди моря бедности. Посетители прибывали только на автомобилях, стоянка была обнесена забором. Машины парковала обслуга в красных жилетах.

Трой отдал машину служителю, взял талон. Прежде чем вылезти, он быстро осмотрел салон и пришел к выводу, что не оставил ничего, что может привлечь внимание. Дизель спрятал под щитком пистолет, но там служитель не станет шарить, даже если заглянет в бардачок. Некто Пиз-Ловкач, работавший на стоянке в Вегасе, как-то в отсутствие клиента отпер ключами багажник, где в трех картонных коробках лежали 310 тысяч долларов. Ловкач сменялся через двадцать минут. Уезжая домой, он прихватил с собой коробки и больше никогда ничего об этом не слышал. Сам он не стал спрашивать: «Как там синий „кадиллак“? Просто укатил?» Не последовало ни жалоб, ни вопросов. Кто-то беззвучно смирился с потерей трехсот тысяч. Чего только не бывает!

Трой вспоминал эту историю, подходя к метрдотелю.

— Арис, — сказал он.

— Прошу сюда.

Его провели через несколько помещений в заднюю комнату с двумя кабинками и двумя столами. Алекс сидел в кабинке за столиком, накрытым на двоих. Увидев Троя, он поднялся и широко улыбнулся. Они обнялись. Их дружба насчитывала уже двадцать лет, и, хотя раздоры случались, оба знали, что не предадут друг друга, а такое нечасто случается между мужчинами из буржуазной среды. Между ними не возникало недомолвок, они не судили друг друга, а были закадычными друзьями, как бывает только у воров.

— Рад тебя видеть, брат, — сказал Алекс. — Не похоже, что там с тобой нежничали.

— Я не в обиде, — ответил Трой. — Справедливо не справедливо, но они знали, что делают: ведь за мной нужен глаз да глаз.

— Садись. Хочешь выпить?

Трой сел и огляделся. Официант был тут как туг.

— Кофе и немного бренди, — сказал Трой.

Официант испарился.

Они внимательно рассматривали друг друга. Теперь Трой видел перемены в Греко, которые поначалу не заметил во время визита Ариса. Перемены произошли за четыре года до того, как Верховный суд Калифорнии отменил приговор Александру Арису. Единодушный вердикт суда гласил, что полицейские не имели права взламывать его дверь по той лишь причине, что он был освобожден условно-досрочно и ограничен в правах. Надо было постучать и сообщить о цели визита, как того требует статья 844 Уголовного кодекса. Обыск без ордера был вопиющим нарушением Четвертой поправки. Судья это знал, но знал он и другое: если все это учитывать, то пришлось бы исключить из вещественных доказательств шесть килограммов изъятого кокаина! А в этом случае дело разваливалось как карточный домик. Поэтому судья упек Греко: слуга Фемиды нарушил закон, но верно рассчитал, как отреагирует на ситуацию общественное мнение. Если бы он не счел кокаин вещественным доказательством и не признал улики бесспорными, то на следующих выборах лишился бы судейской мантии. Дело получило огласку. Судья отправил Александра Ариса в тюрьму, где тому было самое место. Если при этом был нарушен закон, то у суда высшей инстанции оставалось право пересмотреть дело, отменить приговор и вернуть осужденным свободу.

Трой уже сидел, когда в тюрьму привезли Греко. Он был там и четырьмя годами позже, когда главный калифорнийский суд признал обыск противозаконным и вернул дело в суд первой инстанции. Трой помнил, с каким гордым видом Греко садился в автобус шерифа округа Лос-Анджелес, чтобы возвратиться в суд.

С той поры Греко постарел. До недавней встречи в тюрьме Трой ни разу его не видел, но по тюрьме прошел слух, что Греко сильно сдал. Он потерял целых шестьдесят килограммов товара, когда схватили его курьера. Тюремный кореш выдал тайник наркотиков, чтобы выйти из тюряги, куда угодил за вождение в нетрезвом виде. Греко повезло: когда нагрянула полиция, его не оказалось дома. От хождения по лезвию бритвы и частых разочарований он преждевременно поседел. Когда-то он был классическим красавцем и до сих пор оставался видным мужчиной, но пережитое оставило на его смуглом лице глубокие борозды.

Глядя на Троя, Греко проговорил:

— Отлично выглядишь!

— Спасибо тюряге. Ни бухалова, ни дури.

— И это правильно!

— Разве что иногда сами чего-нибудь сварганим. Наркоту, правда, очень редко. От того и от другого в тюрьме приходится отвыкать.

— Вито не отвык. Помнишь его?

— Еще бы мне не помнить этого психа!

— Он сел на иглу в тюряге. А ведь до того, как сел, сам толкал товар — по крупному.

— Сурово!

— Что ты знаешь про Пеликан-Бей?

— Там все пронизано ненавистью. Форменная фабрика по изготовлению чудовищ.

— Они этого и хотят.

— Для них это способ борьбы с преступностью.

— Именно. А как они строят тюрьмы? Просто уму непостижимо! И набивают их мелкими торговцами наркотой. Превращают их в психов и выпускают на улицу. Это все равно что плодить маньяков в теплицах.

— Фраеров тоже можно понять. Их пугает преступность.

— Она и меня пугает, — признался Алекс. — Сам знаешь, я с оружием не работаю. Никаких ограблений или…

— Жаль, — перебил его Трой, — по мне лучше идти надело с тобой, чем с Бешеным Псом Маккейном.

— С Бешеным Псом работаешь?

Трой кивнул.

— Блин! Я вот что хотел тебе сказать: при всей своей нелюбви к пальбе я иногда беру с собой короткоствольную пушку тридцать восьмого калибра, когда приходится сунуться в нехороший квартал. Я бы обходился без нее, если бы эти козлы спокойно брали денежки. Но нынешний черномазый молодняк не может не популять. Для них престижно кого-нибудь замочить. Не важно кого, хоть старушку на тротуаре: это прибавляет уважения… Ладно, хрен с ними. Как ты сам, брат? Готов действовать?

— Я в порядке, — заверил его Трой. — Будет еще лучше, когда у меня заведутся деньжата.

— Вот и я о том же. Держи! — Алекс вынул из внутреннего кармана пиджака узкий конверт со стодолларовыми купюрами. — Пять кусков. — Сочтемся, когда будем делить добычу.

— Идет. — Трой сложил конверт и спрятал его в карман брюк. — Ты сведешь меня с адвокатом, который все это устроит?

— Он ни с кем не желает встречаться. Думаю, ты понимаешь…

— На его месте я бы поступал так же. Расскажи мне о нем.

— Он — дока в делах о наркотиках. Лучше всех разбирается в законности обысков и изъятий. Раньше он выступал обвинителем в делах о наркотиках, но ему доставались гроши, а защитники обогащались, вот он и перешел в противоположный лагерь. Начал зашибать крупную деньгу, купил большой дом для жены и детей. Потом завел любовницу, поселил ее в кондоминиуме в Сенчюри-Сити. Намертво к ней прилип, а ей подавай дорогие шмотки… Поэтому ему нужны деньги, о которых не сможет пронюхать жена. Он готов подставлять нам своих клиентов.

— Как это соотносится с его этическими принципами?

— Что?.. — Увидев, что Трой шутит, Греко махнул рукой. — Понятия не имею. Это не связано с его судебной практикой.

— Действительно…

— Он в курсе расследований, проводимых властями. С некоторыми чинами на короткой ноге, а те иногда проговариваются… Например, есть в Комптоне один черномазый по кличке Человек-Луна. Раньше его звали Шароголовый, но теперь он подгреб под себя столько торговли наркотой, что получил еще кличку Бог. Гордится своей глупостью. Так и говорит адвокату: «Если вы такой ушлый, а я такой тупой, мистер Голодранец, то почему у меня целых двадцать, а то и все тридцать миллионов и вы на меня пашете?»

Алекс достал из-под стола тонкую папку. Там лежали ксерокопии дела на Тайрона Уильямса. Трой открыл папку и увидел фотографию круглолицего молодого нефа: голова склонена набок, подбородок задран, недобрый вызов во взгляде. Глаза у него были навыкате — Трой знал, что это за болезнь, но запамятовал название. Было ясно, почему этого типа прозвали Человеком-Луной.

Пролистав дело, Трой не получил исчерпывающей информации — только впечатление, подкрепившее сразу родившееся у него опасение. Тюрьмы были битком набиты молодыми нефами с одинаковым прошлым: несовершеннолетняя мать, детство в гетто, пособие и продовольственные талоны, плохие отметки в школе, первый арест в девять лет, дальше — больше. Тайрон угодил в колонию за то, что облил бензином для зажигалок собаку и поджег, — Трой возненавидел его за это еще сильнее, чем если бы на месте собаки оказался человек. В восемнадцать лет его выпустили; за последующие четыре года его дважды арестовывали по подозрению в убийстве, но обвинение предъявили лишь однажды — в хранении наркотиков с целью продажи. Ордер на обыск был признан недействительным, улики были отклонены как добытые незаконным путем, и дело прекратили.

— Вернуть тебе дело? — спросил Трой.

— Нет, но ты все равно хорошенько запомни этого субчика. Вот адреса. Он сейчас реставрирует старый особняк в районе Лафайетт-сквер. Знаешь, где это?

— Никто не свете не знает Лос-Анджелес, как я!

— У него четыре автомобиля и громила в полтора центнера весом за водителя и телохранителя. Ему нравится разъезжать в новом «флитвуде» с перегородкой между передним и задним сиденьями, но в черные кварталы он на нем, конечно, не суется. На Лафайетт-сквер он ничего не хранит. Выясни, по какому из адресов он прячет товар.

— Можешь раздобыть нам полицейскую форму? — спросил Трой.

— Могу. Один мой знакомый работает на складе одежды, откуда кинокомпании берут ее напрокат для съемок. Я видел там целые стеллажи полицейских мундиров.

— Мне понадобятся три комплекта.

— Кто с тобой работает, кроме этого отморозка? Вообще-то я ничего не имею против сдвинутых по фазе. Потому он и преступник, что у него не все дома. Но от беспредельщиков меня мутит. Не подпускай его ко мне.

— Я умею справляться с Бешеным Псом. Он меня любит.

— Это хорошо. Но кто-то умный недаром сказал, что мы губим то, что любим.

— Не беспокойся, меня этот парень не тронет, ему это даже в голову не придет. Зато он убьет любого, на кого я укажу.

— Непредсказуем, как нитроглицерин.

— Еще со мной Верзила Дизель Карсон из Фриско. Знаешь его?

— Лично — нет. Но видел в тюрьме, как он бился с одним черномазым. Забавное было зрелище!

— Помню, в нижнем дворе…

— Он так разошелся, так махал кулаками, что выдохся, и черномазый его уложил. Все полегли от смеха.

— Он не любит об этом говорить. Противник был из тюремных петухов…

— Помню-помню… Дизеля долго потом дразнили.

— Он даже хотел зарезать того беднягу. Ничего, теперь у него прибавилось мозгов. Уже три года, как освободился, женился, завел ребенка.

— Никогда бы не подумал, что такой, как он, останется на свободе больше двух месяцев! Раньше с ним, кажется, этого не случалось.

— Нет. Он ведь вырос в приюте. Но в этот раз ему повезло: он вступил в профсоюз водителей грузовиков, о нем заботится сам Джимми Морда. Он даже умудрился выдержать всю процедуру условно-досрочного освобождения.

— Тем лучше. Надежный парень. — И Алекс сменил тему. — Тебе нужна тяжелая артиллерия? Я знаю типа, который может вооружить вас автоматическими М-16.

— Мы и так вооружены до зубов. Я предпочитаю помповые ружья. Наручники — вот что нам нужно.

— Это всегда пожалуйста. Сколько?

— Полдюжины. Раз мы собираемся арестовывать наркоторговцев, значит, нам нужны наручники.

— Получишь. Как насчет кредитных карт? «Виза»?

— Лучше не надо.

— Они чистые, комар носу не подточит.

— Не важно. Из-за прежних судимостей кредитные карты мне засчитывают наравне с убийствами. Мне что пользоваться картами, что рвать людей на части, — результат в случае ареста один.

— Ты готов рисковать?

— Куда же я денусь? Мне поздно завязывать. Колесиком и винтиком быть не хочу.

— Помни, — сказал Алекс, — в гетто надо держать ухо востро.

— Я всегда держу ухо востро.

— Теперь там опаснее, чем было раньше. Гребаная пацанва разгуливает с девятимиллиметровыми пушками. Девяти миллиметров достаточно, чтобы любого отправить на тот свет.

— Откуда у них деньги? Такой ствол тянет на все пятьсот — шестьсот баксов. Это же целое месячное пособие!

— Шутишь, брат? — усмехнулся Алекс. — Не все же сидят на пособии.

— Понятно. И все же откуда у молокососов такие деньги?

— Крэк и «ангельская пыль». От этого они напрочь слетают с катушек и теряют представление о реальности. Воображают, что убить человека — значит заслужить уважение.

Трой принял предостережение к сведению. Алекс Арис был в Сан-Квентине, что называется, в авторитете. Если он говорил, что улицы города нынче опаснее, чем раньше, то Трою оставалось действовать с учетом его наставлений.

Алекс посмотрел на часы.

— Мне пора. До Лагуны путь неблизкий.

Трой проводил Греко до стоянки. Служитель подогнал новый открытый «ягуар». Трой присвистнул, Алекс подмигнул.

— Плата за грехи, — сказал он, садясь за руль.

8

Изучив содержимое папки и сделав заметки, которые никто, кроме него, не смог бы понять, Трой сжег все ксерокопии, ссыпал пепел в коробку из-под обуви и потом развеял на шоссе. Первейшее правило успешного преступления — не оставлять никаких записей. Нарушение этой заповеди стоило Ричарду Никсону президентского кресла. Как его только угораздило оставить записи о сговоре? Почему он не уничтожил пленки, когда поднялся хипеж?

Трой принялся изучать личность Тайрона Уильямса, он же Человек-Луна, он же в прошлом Шароголовый. За презрительным отношением Троя к этому типу скрывалась доля зависти. Луна-Уильямс в свои двадцать два года зашибал в месяц примерно миллион долларов. Трой был склонен считать это преувеличением: полиция (как и все вокруг) раздувала цифры для обогащения и доказательства собственной важности. Впрочем, в последний раз Человек-Луна вложил в свою успешную защиту восемьсот тысяч. За один день суда он заплатил полмиллиона наличными. Судя по всему, через него проходило до пятидесяти килограммов кокаина в день, из которых сорок превращались в живые деньги. Его бригада насчитывала человек двадцать. Одни занимались разведкой, другие делали из кокаина крэк, третьи заключали сделки, четвертые продавали. Простая слежка не позволила бы определить, кто за что отвечает. В гетто не пошпионишь: после наступления темноты единственные белые лица в черных кварталах принадлежат полицейским.

Трой проверял разные адреса в разное время суток, пытаясь разобраться в происходящем. Он ездил за самим Человеком-Луной, пристраиваясь ему в хвост в квартале от его дома и преследуя его по ветшающим гетто южного и центрального Лос-Анджелеса. На третий день Человек-Луна, следуя на юг по Вермонт-авеню, вдруг свернул на боковую улочку. Трой чуть было не ринулся туда за ним, но в последний момент выпрямил руль и проехал мимо. Он успел заметить, что улочка прямая и длинная. Старый «понтиак» Человека-Луны остановился там, чтобы возможная слежка выдала себя.

Когда в другой раз старый «понтиак» свернул туда же, Трой доехал до следующего угла и обогнул квартал. Как он и предполагал, через минуту появились Человек-Луна и его телохранитель. Дальше все было просто. Человек-Луна углубился в кварталы, о которых в досье ничего не говорилось. В Креншоу он съехал с шоссе Санта-Моника, устремился в Адаме, оттуда на восток, в Бадлонг, дальше снова на юг. На этих опасных улицах дети были не менее дики, чем собаки, все стены были густо исписаны и разрисованы, на многих окнах красовались решетки. В каждом квартале обязательно была винная лавка, окруженная постоянными клиентами. По тротуарам брели бездомные, толкая перед собой тележки, угнанные от супермаркетов.

Машина Человека-Луны нырнула в проем между двумя домами. Трой медленно проехал мимо. Вокруг царила нищета. Бедно одетые темнокожие ребятишки с криками пинали мяч. Из «понтиака» вылезли двое. Трой чувствовал, что нашел тайник. Он надавил на газ и, взвизгнув шинами, резко свернул на ближайшем углу. Его не оставляла надежда разнюхать еще что-нибудь.

Остановившись на пустом парковочном месте у тротуара, он огляделся, прежде чем вылезти. Он оказался в настоящих трущобах: среди пустырей, ржавых сараев, разваливающихся халуп. Единственной живой душой поблизости был старик с собакой на поводке. На Троя он не обратил ни малейшего внимания. Трой для верности пощупал револьвер у себя за ремнем, под полой пиджака. При нем была еще полицейская бляха. В прежние времена сочетание бляхи и револьвера обеспечивало полный контроль за ситуацией. Кое-какую силу они сохранили и теперь, но перестали служить полной гарантией. Греко был прав, говоря, что улицы Лос-Анджелеса сильно изменились. Американцы делали свою страну похожей на Европу, но Лос-Анджелес местами больше напоминал трущобы Рио.

Трой свернул за угол и зашагал по улице, параллельной той, на которую повернул Человек-Луна. Он поглядывал на крыши, с правой стороны. Жаль, что дома не прозрачные. Его путь лежал мимо домиков, стоивших всего две с половиной тысячи долларов в те далекие времена, когда жилье в Лос-Анджелесе было самым дешевым в стране.

Немощеный проулок с колеями от колес грузовиков тянулся вдоль железного сарая, стоявшего сразу за интересовавшими Троя домишками. Под ногами захрустело битое стекло. От нестерпимого запаха человеческой мочи он был вынужден дышать ртом. Быстро темнело, в проулке не было видно ни зги. Он наступил на что-то живое.

— Нуты, козел! — раздался голос. — Гляди под ноги!

— Извини, брат, — пробормотал Трой. Напрасно он не захватил фонарь. Он был взвинчен, но держал себя в руках. В ответственные моменты он сохранял полное спокойствие, волнение давало о себе знать позже, когда опасности оставались позади.

Над покосившимся деревянным забором торчали искомые крыши. В нескольких ярдах раздался громкий и злобный собачий лай. Как преодолеть забор? Судя по виду, он мог рухнуть даже от легкого прикосновения, не говоря уже о том, чтобы через него перелезть.

Трой вовремя обнаружил в заборе дыру. Судя по вытоптанной земле, этим ходом часто пользовались. Он протиснулся во двор. Пространство между забором и стеной домика скудно освещалось из соседского окна. До слуха доносились голоса, звуки включенного телевизора.

За углом домика он опустился на колени и выглянул из-за угла, почти припав к земле щекой, — так он сводил к минимуму опасность быть замеченным. Он увидел крыло машины, пробегающего мимо ребенка. Ветерок колыхал занавеску на разбитом окне. Голос из телевизора сказал внутри дома: «Я черный и тем горжусь!»

— Рад за тебя, братец, — прошептал Трой. До него доносились возбужденные голоса играющих детей.

— Я тебя нашел, я тебя нашел! — истошно завизжал детский голосок. Они играют в прятки! Что если кому-нибудь понравится угол, за которым спрятался Трой? Если здесь обнаружат притаившегося белого, Человек-Луна непременно примет его за полицейского и никогда больше сюда не вернется. Трой не сомневался, что один из одноэтажных домиков служит тайником — но какой именно?

Трой двинулся вперед по проходу между домиками, потом оказался в пространстве между стеной и старой проволочной изгородью, затененном плющом. Здесь было по колено мусору, в котором тонули ноги. Он прижимался спиной к стене, понимая, что испачкается. Плевать! Он добрался до темного зарешеченного окна. Из следующего окна, сквозь занавеску и жалюзи, сочился свет. Трой нырнул под первое окно, перебежал под второе. Заглянуть внутрь было невозможно, но до слуха донеслись обрывки разговора:

— Вот козел!.. Чертов ниггер! Еще шестнадцать кило…

Трой больше не сомневался, что обнаружил склад наркотиков.

Пора было уносить ноги. Он стал пробираться назад. Теперь он был не так осторожен и ненароком зацепил ногой бутылку, которая звякнула о стену. В доме сразу затихли. Трой беззвучно выругался и ускорил шаг. Задев картонную коробку, он с трудом сохранил равновесие. Вместо того чтобы снова воспользоваться дырой в заборе, он перелез через него на углу. Забор заходил ходуном, но устоял. Трой спрыгнул и заторопился в сторону улицы.

— Брысь отсюда, чертовы бесенята! — проводил его чей-то голос.

Он чуть было не расхохотался. Поблизости опять залаяла собака.

Заводя машину, он уже раскачивался на сиденье и прищелкивал пальцами.

— Неплохо! Теперь мы его прищучим. Ну и взбесятся они! Ничего, пусть чешут задницы и радуются, что легко отделались…

Трой засмеялся, предвкушая успех.

9

Дизель изучал свое отражение в зеркале. На нем была форма полиции округа Лос-Анджелес с сержантскими нашивками. Форма была огромного размера, но узкая рубашка все равно едва не трещала на боках детины весом в сто тридцать кило. Он повернулся к Трою.

— Что скажешь?

— Картинка не для журнала «Джи Кью», но для окружающих будешь ты просто коп, уж поверь мне.

Дизель неуверенно кивнул. В полицейской форме ему было не по себе, но раз Трой считает, что так надо, значит, так тому и быть.

Из ванной вышел Бешеный Пес, тоже переодетый полицейским.

— А я? — спросил он, поправляя на шее галстук.

— Просто класс! — заверил его Трой.

— Будет здорово арестовать черномазого! — сказал Бешеный Пес со смешком.

На кровати были разложены наручники, хирургические перчатки, два сотовых телефона и фонарик с красной крышкой. Трой просил обычную мигалку, чтобы поставить на крышу машины, но Алекс не успел ее раздобыть. К тому же мигалка привлекла бы ярким светом полицейский вертолет из тех, что постоянно облетают гетто в центре и на юге Лос-Анджелеса: с неба синяя мигалка была бы видна за много миль.

Трой взял один из сотовых телефонов.

— Все, я поехал. Вы выезжаете через два часа.

— Ясно, — сказал Бешеный Пес.

После ухода Троя Дизель включил «Футбол в понедельник вечером» и попытался отвлечься. В первом тайме вел «Даллас». Дизель увлекся и перестал обращать внимание на Бешеного Пса. Тот принес из ванной стакан воды, потом достал одноразовый шприц, грязный носовой платок, закопченную ложечку. Когда он стал развязывать узелок с кокаином, Дизель поднял на него глаза, встал и заглянул ему через плечо, чтобы убедиться, что не ошибся.

— Ты что затеял?

— Как что? Хочу ширнуться, а то ты не видишь!

— Господи! Ты свихнулся? Ты же озвереешь! Кто же ходит на дело под кайфом?

— Ты делай как хочешь, а я буду делать, как я хочу. От этого дерьма я становлюсь королем.

— Тебе так только кажется.

— Вот и хорошо. В общем, это мое дело, ты меня понял?

Дизеля так и подмывало отвесить Бешеному Псу затрещину. Но он знал, что тогда его придется убить, иначе Бешеный Пес сам его убьет, как только Дизель повернется к нему спиной.

— Ладно, валяй! Только не вздумай завалить нам дело.

— Я за себя отвечаю. Ты отвечай за себя.

Дизель кивнул. Надо будет поговорить с Троем об этом отморозке, подумал он. Бешеный Пес продолжил готовить себе дозу.

Дизель снова уставился в телевизор. «Даллас» забил гол, но он пропустил этот момент. Позади осталась половина матча. Он смотрел на экран, но уже ничего не видел. Повернуться и взглянуть на Бешеного Пса значило бы потерять самоконтроль.

К прокатному белому «шевроле» они шли молча. Автомобиль смахивал на полицейский. Поверх настоящего номерного знака подельники приладили свой, украденный на стоянке международного аэропорта. Даже в куртках поверх полицейской формы они слишком походили бы на полицейских, чтобы преследовать Человека-Луну: он наверняка раскрыл бы их и сорвал весь замысел. Ехать за ним взялся Трой. Им предстояло ждать в кинотеатре под открытым небом на Вермонт-авеню, в десяти минутах езды от места, где было намечено прижать Человека-Луну к тротуару. Выехать оттуда они должны были по звонку Троя. Он скажет, где все произойдет. Они уже знали, как действовать на месте.


Трой знал несколько мест, где мог быть Человек-Луна. Время было еще детское, поэтому он начал с района ранчо Болдуин-Хиллс — одного из лучших негритянских районов во всей Америке. Свет горел, машина жены стояла перед домом, но «кадиллака» уже не было. Следующей остановкой была бильярдная в Креншоу, куда Человек-Луна часто наведывался. На стоянке позади бильярдной к «мустангу» на него злобно уставились два молодых нефа: белые были в этом районе нежеланными гостями. Трой осклабился и помахал им рукой, как своим знакомым, и потом наблюдал в зеркале заднего вида, как они переглядываются, спрашивая друг у друга, кто это такой.

На север по Креншоу, на восток по Флоренс. Нефитянские банды любили постреливать здесь из проезжающих автомобилей. Здесь опасно было появляться без винтовки на полу машины: любое скопление молодых людей на вражеской территории грозило крупными неприятностями.

На Вестерн-авеню Трой повернул на юг. Однажды Человек-Луна заходил там в церковь с красным светящимся крестом на крыше. Трой решил заглянуть сюда, прежде чем отправляться на кокаиновый склад.

В квартале от церкви находился винный магазин с ярко освещенной стоянкой. Трой оглядел ее, проезжая мимо, и увидел сияющий «кадиллак». К нему шагал телохранитель Человека-Луны, прижимавший к себе пакет.

Трой предположил, что в машине сидит Человек-Луна. Он не остановился, но максимально сбавил ход, не спуская глаз с зеркальца заднего вида. На мгновение там вспыхнули фары, потом «кадиллак» свернул на Вестерн-авеню и помчался в противоположную сторону.

Трою пришлось развернуться через две сплошные полосы, благо улица была достаточно широкой. Сначала он не мог отличить габаритные огни «кадиллака» от прочих и, прибавив газу, стал обгонять один автомобиль за другим. Кто-то возмущенно загудел, но он не обратил на это внимания. Обычно он вел себя за рулем осторожно, так как избегал мелких правонарушений: было бы глупо вляпаться из-за ерунды. Сейчас он до упора вдавил педаль газа, и пятилитровый двигатель «форда» бросил машину вперед, вдавив Троя в кресло.

Наконец ему повезло: «кадиллак» включил сигнал поворота и стал притормаживать. Еще пять секунд — и Трой бы его упустил. Он схватил телефон: настало время вызывать «помощников шерифа» на место встречи. Все указывало на то, что план сработает, хотя Трой побаивался загадывать наперед.


Человек-Луна, развалившийся в «кадиллаке», не чувствовал надвигавшейся опасности. Машина была «чистой», не считая «девяти миллиметров» водителя, но ему за то и платили, чтобы он сам расхлебывал кашу, если она заварится. В любом случае это было бы слишком мелкое правонарушение. Человек-Луна тревожился не из-за полиции или возможности быть ограбленным, а из-за своей чертовой жены, требовавшей развода и денег — целой кучи денег, которую она ничем таким не заслужила. Эта стерва только и знала что валяться, жрать сладости и мотать ему нервы: «Куда это ты намылился? Когда вернешься?» Она подозревала, что он путается с этой шустрой штучкой Тайлин. Хороша сучка! От одной мысли о ней у него в штанах могла образоваться оплавленная дыра. Тупая дура, но до чего стройна… Он замурлыкал от удовольствия. Молодчик вроде него, зашибающий настоящую деньгу, может себе позволить менять этих сучек, как только они начинают надоедать.

На светофоре впереди зеленый сигнал сменился желтым, «кадиллак» остановился. Человек-Луна, сидевший рядом с водителем, стал крутить ручку настройки. Первым делом он наткнулся на гангстерский «рэп» и скорчил недовольную физиономию. Ему хотелось чего-нибудь помягче.

Внезапно салон залило красным светом. Полиция!

Человек-Луна пригляделся. Помощник шерифа покачивал красным фонарем.

— К тротуару! — приказал он.

Водитель взглянул на Человека-Луну. У «кадиллака» был сверхмощный мотор, с которым было впору взвиться в воздух. Может, дать газу, как только светофор перемигнется на зеленый?

— Ничего, — успокоил его Человек-Луна. — Подумаешь, белые копы решили досадить черным парням. Мы чисты, верно?

— Не считая моего ствола.

— Вставай к тротуару. Пусть они видят твои руки. Они трусы и этим опасны. Не доставляй им удовольствия вывести в расход черномазого. Они охотники с лицензией, мы — дичь. — Человек-Луна считал свои слова непреложной истиной. Их диктовал ему жизненный опыт.

Водитель пересек осевую линию и встал у тротуара на противоположной стороне. Белый «шевроле» пристроился сзади и выключил мигалку. Человек-Луна наблюдал в боковое зеркальце за вылезающими из машины полицейскими. Один из них был вылитый толстозадый коп-ирландец из телесериала, другой поменьше ростом и габаритами. Они подошли к «кадиллаку» с двух сторон. У Человека-Луны бешено колотилось сердце, однако он не сомневался, что это обыкновенная проверка. Белым копам вечно охота узнать, почему это черномазый катается в «кадиллаке», «ягуаре» или другой дорогой тачке. Если бы дело было плохо, если бы они знали, кого тормознули, то на него набросилось бы гораздо больше народу, причем совсем другого сорта…

Водитель опустил стекло. Дизель пригнулся, чтобы видеть обоих.

— В чем дело, командир? — спросил Человек-Луна. У него хватало ума, чтобы неплохо притворяться. Дурни-черномазые вечно попадают впросак, потому что слишком нервничают из-за простого штрафа за нарушение правил.

Дизель не ответил и сам обратился к водителю:

— Ваши права, сэр.

Водитель кивнул и снял свои калифорнийские права с противосолнечного щитка — как раз для такого случая они и находились там, прямо под рукой.

Дизель изучил документ и вернул его владельцу, потом перевел взгляд на Человека-Луну.

— Ваше удостоверение, сэр.

— Оно мне ни к чему. Так решил в прошлом году Верховный суд: иметь при себе удостоверение личности необязательно…

— Сэр! — перебил его Дизель. — Могу я взглянуть на ваше удостоверение?

— Я же говорю… Что вы себе по… Черт! — Он махнул рукой, полез в карман за бумажником и трясущимися руками извлек из него водительские права.

Бешеный Пес стоял на тротуаре, провожая взглядом проезжающие мимо машины. Полицейская проверка как магнитом влекла местных негров. Чуть дальше, в тени на противоположной стороне, стоял «мустанг». Трой внимательно наблюдал за происходящим. Пока что все шло как по маслу. Опасаться приходилось разве что внезапного появления настоящей полиции. Тогда все полетит вверх тормашками, чертям в аду станет тошно!

Дизель отдал права Человека-Луны Бешеному Псу.

— Проверь! — бросил он. Его самого проверяли так часто, что сыграть роль было несложно.

Бешеный Пес вернулся с правами к белому «шевроле», остановился у распахнутой дверцы и притворился, будто звонит в диспетчерскую, разглядывая поверх машины десяток афроамериканцев, сгрудившихся на тротуаре. По большей части мальчишки и молодые парни, лет двадцати — двадцати трех, не больше, да две-три девчонки. Все с молчаливой враждебностью наблюдали за двумя белыми копами, прицепившимися к темнокожим братьям и портящими им прогулку. Бешеному Псу было страшно. Черные всегда внушали ему больше страха, чем белые или мексиканцы. Но рождаемый нефами страх делал Бешеного Пса опасным вдвойне: он превращался в кобру, раздувающую капюшон. Он не сводил с них глаз. Раздался голос:

— Отпустите брата!

Кто-то ответил на это словами, которых Бешеный Пес не разобрал. Видимо, это была популярная в гетто шутка, потому что ее встретили смехом.

Бешеный Пес вернулся к «кадиллаку». Каждый шаг был спланирован заранее. Он поманил Дизеля, словно желая с ним посоветоваться.

— Видишь Троя на той стороне? — спросил Дизель.

— Вижу. Хватаем Луну, — сказал Бешеный Пес. — Я беру на себя водилу.

Дизель подошел к правой передней дверце и открыл ее.

— Выходите из машины, сэр.

— Что? Зачем?

— Прошу вас выйти, — произнес Дизель с металлом в голосе.

Бешеный Пес занял позицию у окна водителя. В рукаве у него был спрятан острый как бритва нож аквалангиста. Стоит детине сделать хотя бы одно опасное движение — и Бешеный Пес воткнет нож ему в толстую шею.

Человек-Луна вылез из машины, полный злости и страха. Он знал, что ему светит каталажка, но не понимал, за что.

— Лицом к машине, руки за голову! — приказал ему Дизель.

Человек-Луна подчинился. Душа ушла у него в пятки, когда чужая рука завела ему руку за спину и надела на запястье браслет наручников. Щелчок — и обе руки оказались скованы.

— Объясните хоть, что происходит!

— Компьютер показывает, что вы — злостный нарушитель правил дорожного движения.

— Что за чушь?

— Так показывает компьютер.

Человек-Луна крикнул своему водителю:

— Позвони моей жене, приезжай в тюрьму с бабками и выкупи меня оттуда!

Здоровенный водитель по-прежнему не снимал ладони с руля. Незаконная девятимиллиметровая пушка у него под мышкой, казалось, выпирала, как футбольный мяч. Он кивнул, выслушав распоряжение своего босса. Хорошо, что его самого не выволокли из машины и не обыскали!

Дизель взял Человека-Луну за локоть, как, наверное, раз двадцать поступали с ним самим полицейские, и повел наркокороля к «шевроле». Бешеный Пес распахнул заднюю дверцу.

— Эй, богатенький черномазый! — крикнули из толпы зевак. — Надо было вовремя оплачивать штрафы!

Остальные заржали.

Дизель пригнул Человеку-Луне голову, чтобы тот не ударился. Он был рад, что толпой верховодит клоун, а не подстрекатель.

Человек-Луна уселся. Дизель захлопнул дверцу. Бешеный Пес уже сидел за рулем. Дизель сел с ним рядом и кивнул.

Белый «шевроле» тронулся с места. Дизель и Бешеный Пес временно позабыли свои распри. Первый акт остался позади. Птичка попала в сети. Оставалось ее ощипать.

Человек-Луна оглянулся и нахмурился.

— Куда мы едем? Участок в другой стороне.

— Заткнись! — бросил Бешеный Пес.

— Что за хреновина? Нельзя узнать, куда меня везут?

— Нельзя.

— Черт!

— Заткнись!

Человек-Луна, ерзая на сиденье со скованными за спиной руками, стал злобно трясти головой. Творилась какая-то хрень.

«Шевроле» ехал следом за «мустангом». Трой старался не отрываться далеко. Один раз он проехал на зеленый, а подельников задержал красный, поэтому ему пришлось дожидаться их за перекрестком. Черно-белая полицейская машина тоже ждала на перекрестке, только чтобы ехать в противоположную сторону. Заметили ли из нее форму окружной полиции?

Загорелся зеленый сигнал. Белый и черно-белый «шевроле» разъехались. Белый промчался мимо Троя. Тот провожал взглядом настоящих полицейских. Их машина набирала скорость. Повезло! Трой тоже набрал скорость и обогнал белый «шевроле».

Когда машины стали вилять по боковым улицам, Человек-Луна смекнул, что это не простой арест нарушителя правил движения. В том, что его задержали настоящие помощники шерифа, он не сомневался ни секунды. Он не исключал варианта, что попал в лапы особого отряда полиции. Ему и в голову не приходило, что копы липовые. Если бы двое в форме были черными, он бы их заподозрил, но белые были у него вне подозрений.

Трой заехал на фабричную стоянку. Там разместилось бы полсотни машин, а стояла от силы дюжина. Рядом шумело портовое шоссе, заглушавшее все прочие звуки. Немногочисленные постройки по соседству были сплошь мастерскими. Трой вылез из «мустанга», подошел к «шевроле» и распахнул заднюю дверцу.

— Двигайся! — сказал он и поднес револьверное дуло к глазу Человека-Луны.

Тот не просто подвинулся, но отпрянул от распахнутой дверцы, втянув голову в плечи.

— Ты что?! — взвизгнул он.

Бешеный Пес, сидевший за рулем, хохотнул.

— «Ты что?!» — передразнил он пленника. — Какой визгливый черномазый!

— Что здесь происходит?

— Заткнись! Через минуту узнаешь. — Трой сел и захлопнул дверь. — Поезжай! — приказал он Бешеному Псу.

Дизель с ухмылкой оглянулся. В свете уличного фонаря блеснули его зубы.

Бешеный Пес ехал к домикам, служившим складом наркотиков. Трой решил сыграть на страхе, звучавшем в голосе Уильямса.

— Ты еще можешь выйти из переделки живым, — сказал он.

— Тебе даже не придется никого закладывать, — подхватил Бешеный Пес.

— Нас интересует твой тайник. Мы подведем тебя к двери, и ты велишь тому, кто сидит внутри, открыть ее. Откроет — твое счастье, нет — я вырву тебе позвоночник через брюхо. Соображаешь?

— Слушай, я не пойму…

Трой не позволил пленнику препираться: сразу заехал ему по носу рукояткой револьвера. Сначала громко хрустнула кость, потом Человек-Луна взревел от боли. Сломанный нос — это очень больно.

— А-а-а! Черт! — Человек-Луна уронил голову. Кровь сбегала по подбородку и капала вниз.

— Теперь сделаешь, что тебе говорят?

— Сделаю, сделаю! Смотри, весь костюм в крови!

— Завтра купишь другой.

Человек-Луна ничего не сказал, но услышанное его успокоило. Главарь как будто не собирался лишать его жизни.

— Слушай внимательно, — заговорил Трой, видя, что они скоро приедут на место. — Деньги и кокаин — дело наживное, а жизнь у тебя одна. Так что не вздумай морочить мне голову. Я тебя убью. Мы будем убивать тебя втроем. Ну, усек?

— Усек.

— Молодец.

«Шевроле» свернул на улицу гетто. Лучи фар упали на драный диван, выброшенный на обочину, на мусор в придорожной канаве. Санитарное управление нечасто присылало сюда уборочные машины. Ветер разогнал по домам бездельников, обычно болтавшихся на улице, что было очень кстати.

— Видишь домики справа?

Бешеный Пес сбавил ход и свернул в проулок между двумя домишками. Когда-то его асфальтировали, но асфальт сохранился только местами, и машина запрыгала на ухабах, стреляя фарами вверх-вниз. Игравшие во дворе дети разбежались и попрятались.

Бешеный Пес затормозил перед домиком. Все трое выскочили из машины. У Бешеного Пса было помповое ружье калибра 0,12, у Дизеля МАС-10.

Трой выволок за собой Человека-Луну: сам бы закованный в наручники негр выбирался из машины целую вечность. Трой подтолкнул пленника к двери. Дизель и Бешеный Пес прикрывали их с тылу, хотя не видели никого, кроме выглядывающих из-за угла ребятишек.

Трой заколотил в дверь.

— Скажи, чтоб открыл! — приказал он.

— Эй, Дьявол! — крикнул Человек-Луна. — Отопри дверь!

Ответа не последовало.

— Скажи, что мы его не арестуем, если он откроет.

— Он не поверит…

— А ты скажи.

— Послушай, Дьявол, полицейские говорят, что не арестуют тебя.

Изнутри раздался голос:

— Какого черта ты их сюда притащил?

— Я не причем. Они сами пронюхали.

— Эй, Дьявол! — позвал Трой.

— Чего?

— Мы тебя отпустим, если нам не придется пробивать в двери дыру.

Дизель и Бешеный Пес следили из-за спины Троя, как открываются двери другого домика. За дверями чернело множество лиц. Толпа на глазах росла и становилась все враждебнее.

— Эй, коп, отпусти нашего брата! — крикнул кто-то. Его поддержал целый хор голосов.

— Пусть лучше отопрет! — сказал Трой, передернув затвор и трогая дулом затылок Человека-Луны.

— Хватит, козел! — заорал тот. — Открывай!

— Ладно, Луна. Но смотри, если что.

Замок щелкнул, дверь приоткрылась. Трой протиснулся внутрь и потянул за собой Человека-Луну. Их встретил Дьявол — молодой афроамериканец в мешковатой одежде и с золотыми цепями на шее. Он поднял руки вверх. Трой сгреб его за шиворот и выпихнул за дверь.

— Делай ноги! Тебе повезло.

Дьявол сбежал с крыльца мимо двух помощников шерифа и исчез в темноте. До чего здорово остаться на свободе! Это было почти чудом. Растущая толпа послушно расступилась, пропуская счастливчика. Кто-то запустил в сторону домика куском цемента. Метательный снаряд громко стукнулся об стену, заставив Троя вздрогнуть.

— Сожжем их машину! — заорал кто-то.

— Остановите их! — приказал Трой.

— Сейчас! — обрадовался Бешеный Пес. Вскидывая ружье, он пошел к двери.

— Никого не убивать без необходимости! — предупредил Трой. Жаль, что приходится отдавать такое распоряжение.

Бешеный Пес вышел на крыльцо. Около машины появились подростки в мешковатой униформе уличных хулиганов и пытались оторвать от перил террасы здоровенный прут.

— А ну кончай! — гаркнул Бешеный Пес, передергивая затвор. Если бы не чистоплюйство Троя, он с радостью перестрелял бы эту шпану. С расстояния двадцати футов он разнес бы их всех на куски двумя зарядами картечи. Но хватило одного звука, чтобы опытная шпана замерла на месте. Не спуская глаз с Бешеного Пса и блестя белками, негры попятились в темноту.

— Мы тебя прикончим, долбаный коп! — крикнул напоследок кто-то из них.

В доме Человек-Луна проговорил:

— У вас будут проблемы.

За это он получил от Дизеля кулаком в лицо. Удар нанес прямой правой опытный боксер-тяжеловес. У Человека-Луны хрустнула челюсть, и он упал на колени.

— Если у нас будут проблемы, то ты вообще подохнешь, ниггер!

— Давай товар, — скомандовал Трой. — Живо!

— Шевели боками! — добавил появившийся в двери Бешеный Пес.

— Где тайник? — спросил Трой.

— В ванной.

В окно влетел камень. По дому застучали новые.

— Прикончить парочку? — предложил Бешеный Пес.

Трой отрицательно покачал головой. Одной рукой он держал наручники Человека-Луны, другой приставлял ему к голове револьвер. Наркодилер повел «полицейских» в маленькую ванную с душевой кабинкой, дверцу которой перерезала кое-как заклеенная трещина. Человек-Луна указал на встроенные полки.

— Приподнять нужно разом.

Дизель протиснулся в ванную, шагнул к полкам и дернул их. Бутылочки и пузырьки со звоном полетели на пол. Позади полок открылась ниша размером с большой чемодан, заполненная полиэтиленовыми мешочками с белым порошком, похожими на двухфунтовые упаковки муки.

Дизель достал из кармана многократно сложенный пакет и принялся набивать его мешочками с порошком. Пакет быстро раздулся, но в нише оставалось еще много добра.

Трой поставил Человека-Луну в дверях и одновременно наблюдал за работающим Дизелем и за стерегущим входную дверь Бешеным Псом.

— Возьми наволочку с кровати! — скомандовал Трой.

— Сейчас! — Дизель сбегал в спальню и вернулся с подушкой, стягивая с нее на бегу наволочку.

— Где деньги? — спросил Трой.

— Денег нет, — пробубнил Человек-Луна. Сломанная челюсть мешала ему говорить отчетливо.

— Давай пришьем эту лживую суку, — предложил Дизель, закончивший набивать наволочку кокаином. Добыча тянула килограммов на тридцать. Греко обещал им по двенадцать тысяч за килограмм. Сейчас, в спешке, Дизелю было недосуг заниматься арифметикой. Но было и так понятно, что деньги получаются немалые. Он с трудом вышел из ванной с пакетом и наволочкой.

— Раз здесь нет его вонючих денег, придется завалить ниггера.

Нет денег? Вообще-то большинство дилеров хранят деньги отдельно от наркотиков. Они и так огребли больше трехсот тысяч. Зачем жадничать?

Пока Дизель размышлял, в шести дюймах от его щеки разлетелся в пыль кусок штукатурки. Он вздрогнул, обернулся и увидел в стене дыру. Пуля пробила внешнюю и кухонную стенки и чуть было не разнесла ему голову. Сердце у него застучало, как паровой молот, но он взял себя в руки.

Человек-Луна пригнулся.

— Черт! — только и сказал он.

Бешеный Пес заглянул в кухню.

— У какого-то мудилы есть ружье!

— Да что ты? — со смехом откликнулся Трой. Бешеный Пес тоже хохотнул.

Другая пуля пролетела через гостиную, пройдя сквозь внешнюю стенку домика.

— Выключи свет! — крикнул Трой Дизелю, спрятавшемуся за мягким креслом. Даже бывалый грабитель уважает пулю. Трой сам нащупал выключатель. Гостиная погрузилась в темноту.

По домику выпалили еще раз. Видимо, стреляли из однозарядного ружья, иначе выстрелы раздавались бы гораздо чаще.

Пора было сматываться. Трой выпустил Человека-Луну и бросился к двери.

— Пошли! — скомандовал он Дизелю, трогая его за плечо и подхватывая наволочку. Он распахнул входную дверь, но сам остался в тени.

Увидев очередную вспышку, он стал нажимать на спуск каждые две секунды, целясь туда, откуда стреляли. При этом он поспешно удалялся от двери. За ним следовал Дизель с тяжелым пакетом, паливший по домикам, но бравший слишком высоко, так что его пальба никому не причиняла вреда. Замыкающим был Бешеный Пес: он дергался со своей пушкой то в одну, то в другую сторону, готовый поразить все, что движется, но никого не видя.

Под огневым прикрытием они добрались до машины. Трой рванул водительскую дверцу и нырнул за руль. Ключ ждал в замке зажигания. Пока Дизель и Бешеный Пес забирались на заднее сиденье, он завел машину. Двигатель взревел, Трой включил заднюю передачу и дал газу. Машина, разбрасывая колесами гравий, рванулась назад, опрокинула бампером помойный бак, повалила хлипкий заборчик. Поворот руля — и Трой вырвался на улицу.

Фигурки рядом с домиком метали в уносящуюся машину камни. Один ударил по крышке багажника, другой расколол боковое стекло.

Через квартал Бешеный Пес доложил, что сзади никого нет, и все трое облегченно засмеялись.

Потом, когда они сменили машину и помчались вдоль гавани к сгрудившимся в центре Лос-Анджелеса небоскребам, прилив адреналина прошел, и Трою стало грустно. Он хватанул больше, чем когда-либо в жизни, и мог теперь приобрести все, что покупается за деньги: свободу, возможности. Времена и страна таковы, что без денег никуда, если только человек не склонен жить монахом. Другого способа обзавестись деньгами у Троя не было, вот он и прибег к этому. Однако в душе зияла пустота. Когда друзья хохотали и хлопали его по спине, он вымученно улыбался. Спустя несколько дней они получат заработанное — 360 тысяч долларов, большие деньги, даже с поправкой на инфляцию.

10

В четыре часа утра «Велосипедный клуб» — огромное покерное казино у шоссе на Лонг-Бич — был набит битком, и вновь пришедшим приходилось ждать, пока освободятся места. Среди разновидностей покера самым популярным здесь был запутанный техасский вариант, дававший преимущество блефующим, разиням и тем, кто полагается на одну удачу. Потому, наверное, игроки представляли собой густую этническую смесь, в которой выделялись азиаты, верящие в судьбу, тогда как в протестантской Америке еще силен пуританский дух, не одобряющий азартные игры. «Велосипедный клуб» походил на футбольное поле, заставленное столами. У каждого стола стояло по семь стульев, и все до одного были заняты. На грифельных досках фиксировались текущие игры и инициалы дожидающихся своей очереди. Зал был наполнен гулом голосов и шуршанием карт; иногда к этим звукам примешивались проклятия или радостные восклицания.

В кофейном кабинете сидел Трой с компанией. Они пили кофе и ждали Алекса Ариса, который по обыкновению опаздывал.

Официантка снова наполнила их кружки.

— Вдруг с ним что-то стряслось? — предположил Дизель.

— Нет, — успокоил его Трой. — Я же тебе про него рассказывал. Он никогда не приходит вовремя.

— А он не смоется с нашими деньжатами? — спросил Бешеный Пес. Трой ответил ему красноречивым взглядом, означающим: «Этого не может быть, потому что не может быть никогда». Бешеный Пес приободрился. Ему нравилось думать о деньгах. Как с ними поступить? Несколько тысяч — сестре: она болела СПИДОМ и жила под Такомой в разваливающемся трейлере. После этого он простится с сообщниками и отменно заторчит. Он уже залез в мешочек с кокаином и зачерпнул оттуда ложечку. Теперь он купит героину и сварганит смесь «спидбол» — верный способ сбежать на время от жизненных тягот. А потом, чего доброго, женится — почему бы и нет, с сотней тысяч в кармане?

Трою хотелось закурить сигару, но на стене висело предупреждение: «У нас не курят сигары». Запрет на сигары в игорном заведении? Что за новости? Наверное, Вегас тоже стал не тот. Он любил Вегас, мог нырнуть в неоновое море и забыть, какой нынче день и час, увлеченно следя за фишками на зеленом бархате. После перестрелки в темноте у домиков несколько дней в Вегасе были для него тем, что доктор прописал. Все кончилось удачно, в разгар ограбления он не чувствовал страха, но после, стоило ему об этом вспомнить, как вот сейчас, — и по телу начинали бегать мурашки. Он покосился на Дизеля, чей затуманенный взор свидетельствовал, что детина размечтался.

— Ну как ты, старина? — спросил Трой.

— Отлично! Сам знаешь, как я поступлю со своей долей: выкуплю закладную! Ты мог себе представить, что у меня будет собственный дом?

Трой с усмешкой покачал головой. Совсем недавно это казалось совершенно невероятным.

— Солидный возраст меняет человека. Еще одно дело — и ты окончательно исправишься.

— А что, я такой! Возьму и стану голосовать за республиканцев. — Дизель помолчал. — Например, я против абортов. По мне, это все равно что детоубийство.

Трой кивнул. Он помнил свое изумление, когда Дизель чуть не учинил в Сан-Квентине драку, услышав шутку одного из заключенных на тему об абортах. Удивительно, но это было слабое место Дизеля.

— Ты ходишь на выборы?

— Хожу. Зарегистрировался, когда родился сын. Ребята из отделения Морды следят, чтобы все голосовали.

Дизель снова удивил Троя: он впервые встречал бывшего заключенного, ставшего добропорядочным избирателем. С другой стороны, он прекрасно понимал, почему местное отделение профсоюза заботится о регистрации своих членов. Он перевел взгляд на Бешеного Пса, сидевшего с отсутствующим видом. Лучше было не гадать, что у него на уме.

— А ты голосуешь, Пес?

Бешеный Пес презрительно фыркнул.

— В гробу я видал ваши выборы! Это приманка для лохов.

Дизель порозовел от негодования. Но положение спасло появление Алекса Ариса.

— Вот и он! — сказал Трой. Он встал и махнул рукой Греко.

Тот заспешил к ним. Как обычно, он был одет с иголочки — на сей раз в темно-синий кашемировый пиджак и серые фланелевые брюки с манжетами и складками, как требовала последняя мода. Он приветливо улыбался. Трой подвинулся, освобождая место.

— Как дела? — спросил Греко.

— Как у тебя? — задал вопрос Трой. — Мы ждем новостей.

— Уж не о тридцати ли килограммах?

— О них самых, черт возьми!

— Максимум, что я смог выжать, — двенадцать тысяч пятьсот за кило. Думал выручить больше, но рынок, мать его, и так переполнен. Мне дали триста штук, остальное — на выходных.

— Ты оставил в машине триста штук? — подпрыгнул Бешеный Пес.

— Нет, меня могли остановить. Они ждут дома. Мы с Троем поедем за ними прямо отсюда.

Недавнее недовольство мигом забылось, Дизель и Бешеный Пес широко улыбались. Глядя на них, Греко решил, что пора напомнить о долях других сообщников. На самом деле он договорился, что ему заплатят по тринадцать тысяч пятьсот за кило, так что заранее клал в карман тридцать тысяч.

— Есть еще адвокат…

— Адвокат? — насторожился Бешеный Пес.

— Тот, который нас навел.

— Что ты предлагаешь?

— Ему положено двадцать пять штук. И по пять с носа мне.

— Из того, что уже есть?

— Нет, из того, что мне передадут в воскресенье.

Троица обменялась согласными кивками.

— Годится, — одобрил Трой.

— А на следующей неделе я заплачу вам остаток.

Подошла официантка с вопросом, чего желает Алекс. Тот покачал головой.

— Я на минутку.

Когда она ушла, Алекс посмотрел на Троя.

— Знаешь Чепе Хернандеса?

— Видел однажды. Я лучше знаком с его братом.

— Он тебя знает и хочет повидаться.

— Ладно. Что ему надо?

— Он сейчас в Ла-Меса.

— Тюрьма в Тихуане? — проявил осведомленность Бешеный Пес.

— Она самая. Он мотает десятку. Мог бы выйти, когда захочет, но Дядя Сэм вынес ему приговор и давит на мексиканские власти, чтобы его выдали. Сам знаешь, как легко они перетаскивают через границу тех, на кого у них зуб. Без всякого ордера на экстрадицию. А из Ла-Меса его не выдернуть — кишка тонка.

Трой кивнул. Он понимал, отчего у Чепе болит голова. Как только федеральные агенты законопатят его в Ливенуорт или Марион, на нем можно будет поставить крест. Особо охраняемым заключенным никогда не удается бежать из американских тюрем. По новым законам торговец наркотиками международного масштаба будет сидеть до конца жизни, и ничто ему не поможет. Трой вспомнил, что Чепе, покладистому с виду и смешливому, стукнуло пятьдесят еще десять лет назад. Начинал он с торговли сигаретами с марихуаной в Хазард-парк на Сото.

— А чего он хочет? — снова спросил Трой.

— Не знаю. Но вряд ли речь идет о мокрухе. Это он мог бы провернуть гораздо быстрее и дешевле.

— Я не киллер, — предупредил Трой.

— Сам знаю и ему говорил. Нет, здесь что-то другое. Думаю, ему кто-то задолжал. В общем, он просил, чтобы я привез тебя к нему повидаться. Я поеду туда на следующей неделе. Не забыть бы захватить с собой унитаз.

— У них там плохо с толчками? — спросил Бешеный Пес.

— Это не для Чепе. У него не камера, а номер в «Хилтоне»! Ты поедешь? Там можно переночевать.

— Вы поезжайте, — сказал Дизель, — а я загляну к жене, повидаюсь с Джимми Мордой. Встретимся в конце будущей недели.

Трой посмотрел на Бешеного Пса.

— Едем вдвоем?

Бешеный Пес кивнул, на том и порешили.

— Я отвезу Троя за деньгами, — сказал Алекс. — А вы, парни, ждите его в отеле.


В конюшне Алекса Ариса нашелся, помимо шикарного «ягуара», шестилетний «Кадиллак-Севилья». Он не вызывал недоумения среди роскоши Беверли-Хиллс, но подходил по году выпуска и для гетто. Греко постоянно колесил по Южной Калифорнии. Преступное ремесло не дает передохнуть.

По пути Трой размышлял о том, почему ему невесело. Об ограблении ни за что не заявят. Человек-Луна располагал огромными деньгами и целой армией киллеров, но в преступном мире действовали те же законы сегрегации, что и в остальной Америке, поделенной на белую и черную. Человек-Луна никогда не докопается, чьей жертвой он стал. Скорее всего, он останется при убеждении, что его обчистили алчные копы. Недаром в полиции округа половина отряда по борьбе с наркотиками обвинялась в шантаже наркоторговцев и в хищениях денег и наркотиков при задержаниях. Случившееся было запрограммировано.

В былые времена Трой пребывал бы в восторге от столь удачной операции. Что же изменилось? Почему он как выжатый лимон, почему у него на душе кошки скребут? Даже зная ответы на эти вопросы, он ничего не смог бы сделать. Исправлять ситуацию было слишком поздно. Играть дальше или пулю в лоб — другого выхода не было; но до пули в лоб он еще не дошел.

— Ты ладишь с Бешеным Псом? — спросил его Алекс.

— Он мне предан.

— Будь осторожен с этим отморозком. Ему уже случалось набрасываться на друзей. Помнишь, как он пырнул Махони?

— Помню. Я был в десяти футах от них. Весь облился кофе, когда от них рванул.

— Он и Махони были кореша.

— Знаю.

— Ладно. Надеюсь, он тебя не убьет, и мне не придется давать ему оборотку.

— Ну, до такого точно не дойдет.

Трой изучал в окно автомобиля улицы. Они пересекали юго-западные кварталы бескрайнего города. Когда-то у него была здесь подружка. За десять лет район сильно изменился. Он вырос после Второй мировой войны и предназначался Федеральной жилищной администрацией для семей возвращающихся с войны солдат, но с тех пор домики в стиле ранчо с двумя-тремя спальнями, словно сошедшие с иллюстраций Нормана Рокуэлла, выродились в район сродни тем, которые Трой видел в Тихуане. Безупречные некогда лужайки побурели и заросли сорняками, на обочинах валялись драные, гниющие под дождями диваны. Мусор переполнял канавы и громоздился кучами под заборами. Стены были покрыты черными граффити. Стая бродячих псов опрокинула помойный бак и рылась в отбросах. Меньше всего это походило на Южную Калифорнию из песен и легенд. Трой невольно вспомнил Чепе и Тихуану.

— Чего хочет Чепе?

— Я знаю не больше, чем рассказал.

— Почему ему понадобился я? У него больше бандите знаменито, чем нужно. Он же был не разлей вода с Большим Джо и мексиканскими мафиози.

— Наверное, ему понадобился человек поразумнее.

— Что ж, поглядим.

— Никогда не бывал в Ла-Меса?

— Никогда.

— Это что-то с чем-то.

Алекс свернул в трейлерный поселок и медленно поехал по узким улочкам, увешанным дорожными знаками: «Осторожно, дети». Остановившись и бросив: «Я мигом», Алекс вылез и шмыгнул за угол.

Миг оказался целой минутой, которая, впрочем, пролетела быстро, Алекс вернулся с большим чемоданом. Положив его сзади на пол, он сказал:

— Триста тысяч.


В «Бонавентуре» Трой пронес чемодан через вестибюль, вошел с ним в лифт. Дизель и Бешеный Пес ждали в номере. Чемодан открыли, пачки денег вывалили на кровать. Старые захватанные купюры, собранные по всему городу, были разложены по номиналу. Каждая пачка была перехвачена резинкой, под которой желтел клочок бумаги с нацарапанной карандашом суммой.

— Пересчитай, — предложил Бешеный Пес Трою.

— Бери свою часть, — откликнулся тот.

Пачки были разные: одни по тысяче пятерками, другие по две с половиной десятками, но чаще по пять тысяч двадцатками. Не прошло и минуты, как каждый набрал по сто тысяч. Дизель стал набивать своими деньгами большую сумку.

— Пока вы будете там, я съезжу на пару дней домой, — сказал он.

— Не позволяй бабе забирать у тебя все лаве, — сказал Бешеный Пес. Дизель замер, нахмурился.

— Ты это о чем?

— О чем, о чем… О том!

— Джентльмены, джентльмены! — Трой встал, кидаясь между ними. — Полегче! Не ссорьтесь из-за пустяков.

— Нечего меня подначивать. Тоже лоха нашел.

— Ты псих! — Бешеный Пес пренебрежительно махнул рукой и отвернулся.

— Я — псих? Вот это новость!

— Эй, вы! — снова вмешался Трой. — Хватит! Вы чего? Ведь вы заодно.

— Некоторые ослы весом в тонну воображают, что если раньше они завоевывали призы на ринге, то на них нет управы.

— Да, некоторых я могу научить уму-разуму.

— Успокойтесь! — приказал Трой.

— Ты не меня осаживай, а его. Это он начал.

— А я говорю вам обоим: хватит дурить! Нашли из-за чего.

Побагровевший Дизель перевел взгляд на Троя. Отвернувшись, он пробормотал:

— Всякие психованные козлы принимают меня за лоха.

— Остынь, Дизель, — сказал Трой.

— Ты что, шуток не понимаешь? — сказал Бешеный Пес. — Да пошел ты! Ишь, неженка! — Голос Бешеного Пса сорвался на визг.

— Хватит! — рявкнул Трой, грозно глядя на Бешеного Пса. Тот тоже раскраснелся, глаза стали стеклянными. Ему, правда, хватило ума хохотнуть и пожать плечами.

— Извини, Трой, не хочу тебя напрягать. — Дизелю он бросил: — Прости, брат.

— Ладно, проехали.

Трой кивнул, хотя понимал, что никто ничего не забудет. Он знал, что это за люди. Любая ранка, нанесенная их самолюбию, превращалась в незаживающий гнойник. Бешеный Пес будет мысленно пережевывать происшедшее и наливаться злобой, а Дизель почувствует это и испугается, потому что знает, как опасен Бешеный Пес. Существовал единственный способ предотвратить смертоубийство: не позволять им встречаться. Дизель едет в Северную Калифорнию — тем лучше. Трой проследит за Бешеным Псом. У него было сложное отношение к этому отморозку. Он слишком хорошо его знал, помнил, какими мучениями сопровождались его детство и юность. Бешеного Пса сделали таким безумным и опасным, он не сам стал таким; общество только поощряло преступления, совершавшиеся против ребенка. Мать прижигала его сигаретами, прежде чем отправиться в дурдом. Когда ее оттуда выпустили, суд по делам несовершеннолетних вернул сына матери, а та взялась за старое, чтоб неповадно было закладывать родную мать. В десятилетнем возрасте он сбежал из дома и попался на воровстве из соседнего супермаркета. Так он познакомился с колонией для несовершеннолетних, где за свою малорослость частенько получал тумаки от ребят крупнее его; наконец, не стерпев издевательств, он воткнул особо надоедливому недругу вилку в глаз. За это его сочли слишком опасным и непредсказуемым и стали обходить стороной. Осознав это, он стал пользоваться своей репутацией: упорно творил беспредел и добился, что его стали сторониться еще больше. Даже самые крутые в колонии чурались психов.

Когда Бешеный Пес, Дизель и другие из их колонии перешли в категорию взрослых преступников и оказались в Сан-Квентине, Трой уже стал живой легендой. Он был секретарем спортивной секции и ведал расписанием тренировок в спортивном зале в выходные и по вечерам. Инструктор Келлер, предпочитавший жить спокойно, подписывал все, что ему подсовывал секретарь. Так Трой стал составлять бригады для работы в спортзале — одном из самых завидных мест в Сан-Квентине. Дружба с Троем сулила и побочные преимущества: возможность не болтаться в тюремном дворе в дождь, принимать каждый день душ, смотреть по телевизору спортивные репортажи. Трой перетащил в спортзал Дизеля и на три года стал его наставником. Дизель был уверен, что именно благодаря советам Троя он не попадал в переделки и смог освободиться условно-досрочно. И вот теперь вместе с Троем он совершил грабеж, о каком другие воры могут только мечтать. Что скажет Глория, когда он вывалит перед ней сто тысяч долларов? Придется ей прекратить его пилить. То ли еще будет, если он по пути домой прикупит новый костюмчик, полное обмундирование от Бриони или Хики-Фримена, и в таком виде предстанет перед ней! Дизель ухмылялся, представляя ее восторги и свой важный вид, когда он начнет выкладывать на кухонный стол пачку за пачкой грязные с виду, зато «чистые» по существу деньги. Вот это жизнь!

— Пожалуй, я уеду прямо сегодня, — сообщил Дизель. — Отвези меня в аэропорт и возьми «мустанг», если хочешь. Тачка Пса вряд ли выдержит мексиканские дороги.

— Нет, забирай «мустанг», а я завтра куплю машину, на ней и поедем. — Трой повернулся к Бешеному Псу. — Новую покупать не буду, возьму подержанную. Надо, чтобы ты ее проверил. Я в машинах не очень-то секу.

— Всегда пожалуйста! — с готовностью сказал Бешеный Пес. Ему понравилось, что Трой просит его об услуге. Значит, их дружба устояла. Бешеный Пес тонко чувствовал, кто как к нему относится. Внутри у него был особый радар, которому он полностью доверял. Он знал, что все окружающие держат его за психа, и, возможно, так оно и есть — но быть без тормозов очень даже кстати, когда приходится жить среди ядовитых змей.


Под конец следующего дня Трой приобрел пятилетний «ягуар» с двигателем от спортивного «шевроле-корветта». Внешне это была новейшая модель, не отличавшаяся, впрочем, от «ягуара», на котором Трой ездил двенадцать лет назад, — потому он ее и выбрал. Бешеный Пес проверил машину и заключил, что она в полном порядке. Спидометр показывал небольшой пробег, о том же говорили неизношенные педали. Сиденья сохранили богатый запах новой натуральной кожи. Массовое производство не шло ни в какое сравнение с кузовами «ягуаров».

— Считается, что они капризные, но на самом деле — классные машины, а уж эта тем более.

После такого вердикта Пса Трой сказал продавцу, что берет «ягуар», и рассчитался наличными. Они вернулись на двух машинах в «Бонавентуру», где Трой заплатил по счету. Отложив несколько сот долларов, они спрятали деньги в запасное колесо машины Бешеного Пса, которую оставили на долговременной стоянке лос-анджелесского международного аэропорта, где ей предстояло спокойно простоять несколько дней, пока они за ней не вернутся.

Из «ягуара» Трой позвонил по сотовому телефону Греку. Тот сказал, что будет ждать их вечером в «Холидей Инн» под Сан-Диего. Назавтра они въедут в Мексику. Разговор был лаконичным. Переговариваться по сотовым телефонам было опасно: Верховный суд постановил, что на них не распространяются законы, запрещающие прослушивание.

«Ягуар» помчался на восток по Санта-Моника фривей, потом на юг по федеральной автостраде номер пять, ведущей к границе, минуя по пути многие городки Южной Калифорнии.

С автострады восточный Лос-Анджелес выглядел примерно так, как его помнил Трой. В пятнадцать-шестнадцать лет он явился сюда из Беверли-Хиллс в компании мексиканцев, с которыми познакомился в приюте. Вспомнив свой мексиканский акцент, он не удержался от улыбки. До знакомства в колонии с крутыми белыми оклахомскими парнями из Бейкерсфилда, Фресно и Стоктона, умевшими за себя постоять и чуть что кидавшимися в драку, он презирал белых, считая их слабаками и трусами. Ему были больше по душе законы мачо.

Здешние каркасные дома были старше: они появились еще до Второй мировой войны, когда строили основательнее и не пренебрегали простором. Все вокруг выжгло безжалостное солнце пустыни. Если бы не вода, поступавшая по трубам с севера, здесь не выросло бы ни былинки. Задолго до того, как чернокожие юга и центра Лос-Анджелеса сколотили свою знаменитую банду «Крипс энд Бладз», на востоке города орудовали банды латиносов — «Маравильа», «Уайт Фенс», «Флэтс», «Хазард», «Клентон», «Темпл», «Даймонд», «Допгаун», «Истсайд-Кловер», «Лос-Авенюс», «Ла Колониа Де Ватте» и другие. В те времена отцы Крипсов еще собирали хлопок в Алабаме.

Городки Большого Лос-Анджелеса, названные когда-то «тридцатью пригородами в поисках города», теперь слились в один неразрывный массив. Когда-то рабочие места здесь обеспечивали заводы «Файерстоун», «Гудиер», «Тодд» и «Вифлеем Стил», которые теперь в прямом и переносном смысле «отправились на юг». Трой не мог себе представить, где теперь зарабатывает на жизнь рабочий люд городков.

Лос-Анджелес сменился округом Ориндж, о чем говорил только указатель на дороге. Появились рекламы Диснейленда.

— Ты бывал в Диснейленде? — спросил Трой Бешеного Пса.

— Нет, я и в Лос-Анджелесе раньше не был.

— Тогда заедем.

— Ты это серьезно?

— Абсолютно!

Они свернули в Диснейленд, где оказались единственными взрослыми, которых не сопровождал выводок восторженной ребятни. Они не стали кататься на аттракционах, испугавшись длинных очередей, но получили удовольствие от простой прогулки. Бешеный Пес даже полакомился сахарной ватой, но сказал, что в детстве она ему больше нравилась.

Когда они снова выехали на трассу, тени уже удлинились. Даже Трой запомнил здешние пейзажи как сельские, где в промежутках между городками простирались сплошь апельсиновые сады и люцерновые поля. Теперь на сотни миль протянулся один сплошной город. Ньюпорт, Лагуну и другие прибрежные города больше не отделяли друг от друга мили безлюдного пляжа и невысоких холмов: все побережье усеяли теперь дорогие дома с огромными окнами, обращенными в сторону заката. То был край молочных рек и кисельных берегов, усеянный загорелыми телами людей, считающих, что им от рождения положено кататься как сыр в масле.

Когда совсем стемнело, они съехали с шоссе, чтобы справить малую нужду, полюбоваться серебристым океаном под полной луной и выкурить косячок. В поисках уединенного уголка приятели выехали из тоннеля и оказались на ухабистом проселке. Казалось, вокруг нет ни души. Внезапно фары выхватили из темноты лагерь бездомных, скорее всего мексиканцев, хотя точно определить, кто они, было трудно. Рядом темнели сады авокадо, тянулись дынные плантации. Мексиканцы собирали плоды земли, но их заработков не хватало, чтобы оплатить крышу над головой. Лучи фар заставили всех нырнуть в темноту. Машина могла принадлежать иммиграционной службе, поэтому лучше было не рисковать.

Трой и Бешеный Пес развернулись. В нескольких сотнях ярдов вырос забор, за которым стояли дома тысяч за восемьсот, а то и больше. Удаляясь по шоссе, Трой размышлял о бездомных сельскохозяйственных рабочих и не мог прийти к определенному мнению.

Косячок они раскурили прямо в машине. Трою захотелось помочиться. Рядом с дорогой начиналась кромешная тьма. Он велел Бешеному Псу остановиться и поспешно вылез из машины. В тюрьме параша всегда была рядом, и он отвык терпеть. Он спустился в темноте с крутой насыпи, потом поскользнулся и съехал на боку еще футов на пять вниз. Выпрямившись, он расстегнул молнию на брюках, потом задрал голову и увидел на насыпи Бешеного Пса, освещенного фарами.

Зрелище было идиотским, и это дошло до самого Бешеного Пса. Поток автомобилей и грузовиков обдавал его ветром, фары слепили глаза. Полицейский патруль непременно остановился бы, чтобы выяснить, в чем дело.

Трой попытался вскарабкаться на насыпь, но она оказалась крутой и скользкой.

— Лови! — крикнул Бешеный Пес и бросил ему ремень. При этом он сам спустился, насколько мог, и ухватился рукой за куст. Трой поймал ремень, подтянулся, уцепился за руку Пса. Когда их ладони соприкоснулись, Трой вспомнил, что Пес убил семилетнюю девочку, и от отвращения чуть не выдернул руку. Бешеный Пес вытянул его на дорогу, и они вернулись в машину.

В пути Трой обдумывал свои недавние ощущения. Он удивлялся сам себе: он знавал многих, отправлявших на тот свет полицейских и владельцев магазинов, знавал других преступников, которые, покидая утром камеру, не думали о том, что ждет их днем — тучи или дождь, убийство или смерть. Их деяния его не тревожили. Исключением были разве что «зебры» — спятившие негритосы, носившиеся по Сан-Франциско в грузовике. При виде одинокого и беззащитного белого человека они либо убивали его, если это был мужчина, либо, если им попадалась женщина, заталкивали в машину и, вдоволь натешившись, оставляли умирать. Один из «зебр» обитал в трех камерах от Троя. Сотни раз они сталкивались на ярусе, но сохраняли дистанцию в несколько дюймов, не глядя друг другу в глаза и упорно помалкивая. От «зебры» исходила лютая ненависть; сначала Трой относился к нему настороженно, а потом наполнился гневом, потому что понял, что этот черный при возможности убил бы любого попавшегося ему под руку белого — мужчину, женщину, ребенка. В ответ на его ненависть Трой ощущал все более крепнущую враждебность. На ярусе у Троя были верные друзья, поэтому исходившая от убийцы угроза не потребовала упреждающих действий. Потом его перевели в другой блок.

Трой никогда никого не убивал, но не из осторожности и не из принципа, просто ему везло. Однажды, едва выйдя из заключения, он отправился грабить винную лавку. Хозяин достал из-под прилавка пистолет, Трой заколебался и заорал, но владелец оказался не робкого десятка: они выстрелили одновременно, звуки двух выстрелов слились в один. Пуля лавочника пролетела у Троя прямо перед носом, как муха, он почувствовал колебание воздуха; пуля Троя попала хозяину в ключицу и прошла насквозь. Раненый пробыл в больнице не больше часа, и Трой по счастью не стал убийцей. С тех пор прошло больше лет, чем ему было тогда, шестнадцать кажется. В мире, где он рос, это было неслыханно, зато там, где он оказался потом, такое случалось сплошь и рядом.

Нет, он не убивал, но мог бы убить. В тюрьме случались переделки, столкновения, грозившие смертью ему или его противнику, но все улаживалось раньше, и все оставались живы, хотя без насилия не обходилось. Такие воспоминания не позволяли ему слишком сурово судить других. Все так, но убийство семилетнего ребенка подлежало совсем другому суду…

Внезапно впереди на всех полосах движения разом зажегся красный свет. Бешеный Пес резко ударил по тормозам, Троя потащило вперед, и он вернулся к действительности.

Дальше они двигались с черепашьей скоростью. Над ними прострекотал вертолет. По радио сообщили о крупной аварии у поворота на Пендлтон.

— Опоздаем… опоздаем… — бормотал Бешеный Пес.

Трой взял сотовый телефон, ловя себя на мысли, что к хорошему привыкаешь в два счета. Уже через минуту он услышал голос Греко, двигавшегося к ним навстречу с другого конца Калифорнии.

— Ничего, — сказал Алекс, — я тоже опоздаю.

— Кто бы сомневался… — буркнул Трой в выключенный телефон. Ему не терпелось увидеть друга, переехать границу. Он много лет слушал байки про тюрьму Ла-Меса и теперь мечтал увидеть этот ад собственными глазами.

11

Вечером все трое закусили бифштексом и омаром в гостиничном ресторане, а потом направились в топлес-бар в двух кварталах от гостиницы. Им предстояло встать засветло, поэтому они рано возвратились в номер. Алекс и Бешеный Пес улеглись на двуспальной кровати, Трой довольствовался полом: ему не было жестко на толстом ковре, поверх которого постелили покрывало с кровати, спать было удобно.

Утром, оставив «ягуар» на стоянке отеля, они переехали в видавшем виды «Кадиллаке-Севилья» Алекса через мексиканскую границу. Тихуана, некогда грязный приграничный городок, наполовину Дикий Запад, наполовину бордель, превратилась в роскошный центр цивилизации с более чем миллионным населением. Повсюду мелькали вывески крупных компаний. Впрочем, недавно здесь убили кандидата в президенты, начальник полиции угодил в засаду и тоже погиб. Федеральная полиция частенько перестреливалась здесь с местной. Наркотики и связанные с ними деньги направляли здесь течение жизни.

Алекс сказал, что обычно переходит границу пешком: так выходит гораздо быстрее, особенно на обратном пути. Переезд через границу в машине в обратную сторону отнимал по меньшей мере час. Кроме того, пограничники могли высмотреть его машину в очереди и учинить обыск с разбором всей тачки по винтику, а это занимало уже несколько часов. Найти им никогда ничего не удавалось, но их долбаные псины вечно тявкали — видно что-то почуяли. В этот раз, впрочем, при нем был унитаз и двое спутников, и он въехал в Мексику, не обратив на себя ничьего внимания.

— Неужто они ничего не проверяют? — удивился Бешеный Пес. — Хотя бы права…

— Им ничего не надо, кроме американских долларов, — отозвался Алекс.

— Зато в пятидесяти милях отсюда тебя могут остановить и потребовать визу, — вставил Трой. — Граница — широко распахнутая ловушка. Так я, по крайней мере, читал.

— Правильно, — подтвердил Алекс. — В Тихуане можно провести сколько угодно времени, и никто тебе словечка не скажет. Взять хоть того же Чепе: сам он из Лос-Анджелеса, но прожил здесь лет пятнадцать, пока его не схватили, и то потому, что госдеп США надавил на мексиканцев.

— Раз у него две сотни миллионов и такая власть, как же он угодил в тюрягу? — спросил Бешеный Пес.

— Точно не знаю, могу только предположить. Думаю, он подмазал власти штата, местных, хотя мексиканцы только рады были бы передать его американским судебным исполнителям. Но американская администрация меняется, мексиканские президенты тоже, время бежит, американские прокуроры приходят и уходят… И потом, как вы сами убедитесь, ему неплохо живется.

— Я слыхал, что тут творятся невиданные дела, — поведал Бешеный Пес. — Будто бы наркоманы здесь стоят в очереди, чтобы угодить в каталажку.

— Ну, это перебор, — сказал Греко. — Но если в Тихуане тебе негде ширнуться, то в тюрьме это всегда можно.

Трой слушал их вполуха, разглядывая из окна Тихуану. Сначала взору предстали знакомые картины: ослепительно яркие такси, главный бульвар Калье Революсьон с бесконечными магазинами, рассчитанными на американцев, приезжающих на один день. Особенно дешевы были здесь обивка для автомобильных салонов и лекарства. «Жуа де Парту», «Опиум» и другие дорогие духи стоили здесь вдвое меньше, чем в Лос-Анджелесе. На улицах кишели женщины-бродяжки с младенцами, в глазах рябило от закусочных и стриптизов, шлюхи ходили стаями.

И вдруг все переменилось. На месте былых лачуг и пустырей, которые он запомнил по прежним своим посещениям Тихуаны, когда его интересовали наркотики и секс, выросли заводы транснациональных корпораций: «Форд», «Минолта», «Панасоник», «Смит-Корона», «Оливетти» и прочие. Дальше потянулись огромные сияющие отели: «Хайятт», «Рамада», «Холидей Инн». Заезжим бизнесменам требовались места для ночлега.

— Не узнаешь? — догадался Греко.

— Узнаешь тут… — отозвался Трой.

— Ты бывал в Ла-Меса?

— Нет, но много слышал.

— Представь: тюрьма рассчитана на триста человек, а сидят в ней три тысячи…

— Триста и три тысячи? — переспросил Бешеный Пес. — Вот это перенаселенность!

— Это что, особый режим?

— В Мексике другой подход к лишению свободы. Если честно, я бы предпочел мотать срок здесь, а не где-то в США.

— При условии, что у тебя есть деньги, — заметил Трой.

— Конечно. Но денег тут нужно всего ничего, какая-то сотня в месяц.

Трой был наслышан о мексиканских тюрьмах, потому что заключенные часто судачат об условиях отсидки в разных местах. В мексиканских тюрьмах царила иная философия, нежели в американских. Там считали достаточным наказанием само лишение свободы, а в остальном тюремная жизнь походила на нормальную, насколько позволяли обстоятельства. Жены приезжали к мужьям-заключенным на несколько дней, осужденные заправляли из-за тюремных стен вольным бизнесом. Это лучше готовило к жизни в нормальном обществе, чем американская тюремная система. Трой вспомнил Пеликан-Бей — новейший кошмар Калифорнии, ужасы из Оруэлла и Кафки, ставшие явью под конец двадцатого века. Вместо простых дубинок там применяли электрические, с зарядом в 50 тысяч вольт, вместо избиений — инъекции проликсана, на неделю превращающие человека в шаркающего зомби. Кого может получить общество из такого ада? Неужели они ожидают, посеяв тернии, пожать добрую пшеницу? От мысли о столь отъявленной глупости его неизменно охватывал гнев.

Когда-то Ла-Меса располагалась за пределами Тихуаны, но город рос, и в конце концов тюрьму окружили бедняцкие кварталы. Улицы были покрыты рытвинами и залиты грязью, стоянка не замощена. По ней были разбросаны немногочисленные грузовички, старенькие «форды» и «шевроле». Дюжина мальчишек гоняла в футбол. Мяч откатился под ноги Трою. На нем стоял штамп департамента отдыха и развлечений округа Лос-Анджелес. Трой хотел отбить мяч, но Алекс попросил отдать его ему. Получив мяч, Алекс поманил старшего из игроков. Тот вел себя опасливо, пока не увидел в руке у Алекса американскую купюру. Это вызвало у него неподдельный интерес.

— Последи за машиной, — сказал ему Алекс, подкрепив слова жестами. Мысль была понятной. Для убедительности Алекс разорвал купюру в двадцать долларов пополам и одну половинку отдал мальчишке. Тот улыбнулся и отправился объяснять задание дружкам.

Пока Алекс отпирал багажник и доставал унитаз, Трой разглядывал тюремное здание. Они находились ближе к его углу. Длинная стена из шлакоблоков тянулась на несколько сот ярдов. Как и все тюремные стены, эта была не очень высока, но через каждые пятьдесят ярдов над ней торчала пулеметная вышка. Неподалеку от стоянки в стене были глухие ворота, увитые бухтами колючей проволоки. Ворота тоже охранял полицейский на вышке. Не в пример дорогостоящей отлаженности американских тюрем здесь властвовала расхлябанность. Охрана была надежной, но все выглядело так, будто строилось не на века, а на день-другой. Трой вспомнил фасады некоторых американских тюрем: те замышлялись на тысячелетия и грозили пережить Парфенон.

Перед воротами ждала очередь из посетителей, человек тридцать — сорок. По большей части женщины, немало детей. Многие принесли большие пакеты с гостинцами. Трой думал, что они тоже встанут в очередь, но Алекс уверенно прошагал мимо нее с унитазом на плече.

В стене рядом с воротами была прочная железная дверь с глазком и громким звонком. Когда в ответ на звонок в глазке появился зрачок, Алекс проговорил:

— Los camaradas del Chepe.

Зрачок исчез.

— Пошел выяснять, — сказал Алекс. — Приготовьте долларовые бумажки, если найдете.

— Зачем?

— На лапу. А вообще, не надо — у меня есть.

В железной двери повернулся массивный ключ, дверь открылась. Они оказались в узком проходе, под свисающей с потолка голой лампочкой. Охранник поманил их в приоткрытую дверь кабинета. Алекс прошел вместе со своим унитазом туда, его спутники за ним.

За письменным столом сидел, упершись в крышку локтями, лейтенант. Алекс, не снимая с плеча унитаз, деловито протянул ему две двадцатидолларовые бумажки.

— Пришлите кого-нибудь за этим, por favor, jefe.

— Сейчас, сейчас… — Лейтенант щелчком пальцев подозвал охранника, сторожившего дверь. — Venga aqui.

Алекс отдал унитаз подошедшему охраннику, и тот удалился с фаянсовой ношей.

— Спасибо, — сказал Алекс. — Вообще-то мы торопимся. Pues… — За этими словами последовали очередные сорок долларов.

Лейтенант обошел стол, взял деньги и вышел в дверь, поманив посетителей за собой. В соседней комнате трое охранников обыскали их и записали в журнал. Алекс протянул им четыре долларовые бумажки. Деньги забрали, кто-то написал в журнале для порядка А, В, С. Лейтенант долго стучал в следующую железную дверь, пока она не отворилась.

В новом помещении им пометили чем-то невидимым невооруженному глазу тыльные стороны ладоней. Это были не волшебные отметины, с помощью которых отсюда можно было выбраться, а своеобразные пропуска, которые надлежало предъявлять охране. Алекс ссыпал в ладонь охранника горсть четвертаков. Тот благодарно кивнул и поспешно открыл последнюю дверь.

Во дворе роилась толпа заключенных-мексиканцев. В десяти футах от двери была проведена красная черта, за которую они не заступали. Большинство не отрывало взгляд от ворот. Снаружи, подойдя вплотную к воротам, можно было перекрикиваться с заключенными внутри.

Двигаясь в гуще человеческого водоворота, Бешеный Пес сказал Трою на ухо:

— Ну и тюряга! Два доллара — и хоть пулемет проноси!

В нескольких футах от них, на кромке толпы, Алекс беседовал с молодым мексиканцем, отрастившим густые усы. У усача был приплюснутый нос и шрамы вокруг глаз — боксер. За его спиной стоял другой мексиканец с унитазом на плече. Оба принадлежали к делегации, высланной им навстречу. Алекс оглянулся и жестом предложил своим спутникам следовать за ним через толпу. Вел их человек с унитазом. Трой, шагавший за Алексом и усачом, обратил внимание, что рядом с ним шагает еще один заключенный — молодой парень.

Толпа заключенных расступилась, пропуская кортеж. Трой увидел протянутые руки, услышал мольбу: «Cambio, cambio!» У них клянчили мелочь. Это звучало особенно жалобно, потому что на улицах Лос-Анджелеса Трою никогда не доводилось видеть попрошаек-мексиканцев. Не глядя на тянущиеся к нему руки, он ускорил шаг.

Они вырвались из толпы и оказались во дворе, похожем на огромный плац: это был просторный прямоугольник, двести на триста ярдов, окруженный лепящимися друг к другу двухэтажными постройками. От построек вели дорожки в другие сектора тюрьмы. Сбоку Трой заметил киоск, окруженный столиками, как для пикника. На киоске не хватало только надписи «Горячие сосиски». Трой оглянулся на толпу у ворот, которая издали походила на столпотворение на Таймс-сквер в новогоднюю ночь.

Алекс представил им мексиканцев. Усач звался Оскаром и был у Чепе segundo. Носильщика унитазов звали Вево. Остальные двое были шестерками и не заслуживали, чтобы их имена запомнили.

— Значит, так, — начал Оскар. — Сейчас Чепе навещает его мать. Через десять — пятнадцать минут она уйдет. Он просит вас подождать.

— Конечно. Мы не торопимся.

Бешеный Пес пожал плечами и покачал головой.

— Хотите прогуляться? — предложил Оскар.

— Конечно, — сказал Трой.

— А я бы не прочь ширнуться, — брякнул Бешеный Пес.

— Что предпочитаешь?

— «Спидбол».

Оскар что-то приказал по-испански одному из шестерок, потом сказал Бешеному Псу:

— Иди с ним.

Шестерка повел Бешеного Пса поперек двора. Оскар пригласил Троя в проход между корпусами. Трой увидел двухъярусный тюремный корпус с железными дверями и огромными засовами для тяжелых замков, но двери были отперты. Женщина вешала на ограждение коврик, мужчина держал на руках малыша. Семья занимала камеру размером пять футов на семь.

— Семьсот, — подсказал Оскар. — Самая дешевая камера во всей тюрьме.

— А если камера не по карману?

— Сейчас покажу.

Оскар свернул за угол. Трой увидел ржавую решетку, протянувшуюся на сотню ярдов, с открытыми воротами через каждые двадцать ярдов. Решетка была фасадом шлакоблочного здания. За ней находилось несчетное количество коек, громоздящихся пятью этажами. Вместо пружин у коек были железные листы. На некоторых лежали матрасы, но на большинстве их не было. Заднюю стену невозможно было разглядеть. Это была темная бездонная пещера. Трой подошел ближе к решетке, чтобы лучше разглядеть творящееся позади нее, но был вынужден отпрянуть: вонь прогорклого людского пота и высохшей мочи оказалось невозможно вынести.

— Вот черт! — выругался он.

Оскар и Алекс загоготали, потом объяснили, что бескамерные заключенные возвращаются сюда в конце дня. В Ла-Меса, как в любой тюрьме, регулярно устраивали перекличку, после которой ворота «Загона» распахивались. Примерно треть располагала койками, остальные обходились без них: кому-то уступал свое место приятель, кто-то ночевал на пороге или в любом другом месте.

— Похоже на центр Лос-Анджелеса ночью, — заметил Алекс.

Из «Загона» Оскар повел гостей другим путем. Люди кишели там, как в каком-нибудь проулке в Гонконге. Оскар пользовался здесь уважением: заключенные расступались, пропуская его гостей. С некоторыми Оскар обменивался кивками или приветственными фразами. Абсолютное большинство в этой людской каше были мужчинами и мексиканцами, хотя встречались и североамериканцы и женщины.

Через открытые двери Трой увидел мастерские, где заключенные шили что-то из кожи, строгали деревяшки. Многие дешевые сувениры, продаваемые в Тихуане, изготовлялись здесь. По словам Оскара, раньше в тюрьме работала автомастерская, занимавшаяся в основном перебивкой номеров и изменением внешнего вида автомобилей, угнанных из США. Дальше эти автомобили разъезжались по всей Латинской Америке.

Трой почуял запах жареного лука. Следуя за Оскаром, он свернул за угол. Они оказались рядом с киосками, которые они видели раньше, только теперь позади них. Над некоторыми столиками успели раскрыться зонтики.

— Как впечатление? — спросил Троя Алекс.

— Да уж, это не Сан-Квентин.

К ним подбежал посланец Чепе: тот уже был готов к встрече. Они снова прошли через большой двор. Под лестницей располагался столик, за которым азартно резались в покер. Некоторые из картежников, как подметил Трой, по совместительству стерегли лестницу.

Оскар первым преодолел дюжину ступенек до крыши, за ним поднялся Трой. Наверху его ждал сюрприз: терраса с кованой мебелью, растения в горшках, в том числе маленькие деревца, а также стройная молодая женщина в узких джинсах, поливавшая растения из лейки. Мускулистый молодой человек протянул гостям руку. Его рубаха была расстегнута, чтобы видна была рукоятка пушки калибра 0,45, заткнутой за пояс. Мексиканские тюрьмы буквально ни в чем не походили на американские, где властвовал холодный кальвинизм.

Стеклянные двери были загорожены от слепящего солнечного света ярким красно-зеленым брезентовым козырьком. Чепе встречал гостей в дверях. Это был коренастый мужчина с почти что ангельским ликом. Со времени последней встречи с Троем он успел поседеть. На нем были дорогие шлепанцы, обрезанные выше колен джинсы и футболка с эмблемой Гарвардского университета. Он протянул руку.

— Заходите. На улице такая жара!

Они вошли в гостиную небольшой квартиры. Одну стену занимал огромный телеэкран, другая представляла собой открытую кухоньку.

— Я думал, ты привез еще одного vato, — сказал Чепе Алексу.

— Он здесь, гуляет.

— Не похоже на Сан-Квентин? — обратился Чепе к Трою.

Трой огляделся.

— Сходства маловато. Как тебе это удалось? Я знаю, что такие хоромы стоят денег, но как это вообще получается?

— Очень просто: я их купил за восемьдесят тысяч. Во всей тюрьме таких гнездышек четыре или пять. Один из недавно поступивших vato отвалил за свое сто десять штук.

— Ты не платишь аренду?

— Нет, я же говорю, это моя собственность. Могу продать, только Commandante достанется его доля. Есть квартирки попроще, от десяти тысяч и выше. Некоторые тоже принадлежат нам, верно, Оскар?

— Чего там, мы на этой киче настоящие владельцы недвижимости!

— Идем! — позвал Чепе и повел гостей через короткий коридор. Ванная была переделана в кабинете библиотекой. Одну стену, от пола до самого потолка, занимали книжные полки. Хозяин явно читал без всякого разбора: здесь были Дос Пассос и Достоевский, Конрад и Кафка, Стейнбек и Стайрон, попадались также книги по истории и биографии. В Сан-Квентине Чепе как будто не проявлял пристрастия к чтению. Впрочем, грабители, убийцы и наркодельцы вряд ли зауважали бы его за такую склонность.

С прогулки вернулся Бешеный Пес, и Чепе тут же позвал:

— Стелла!

Девушка в обтягивающих джинсах, просунувшая в дверь голову, получила распоряжение принести кофе.

— В прошлый раз я ее у тебя не видел, — заметил Алекс.

— Я вытащил ее из «Загона».

— Неужели она обитала в «Загоне»?

— Нет, — вмешался Оскар. — Если бы не босс, нашлись бы другие с деньгами. Хорошенькой бабенке нечего беспокоиться, не то что всяким жирным уродинам, ха-ха-ха!

Все понимающе усмехнулись.

Пока они ждали кофе, Чепе расспрашивал об общих дружках в калифорнийских тюрьмах и на воле. Первым был назван Большой Джо, потом Гарри Бакли, Бульдог, Пол Аллен, Джо Коко, Уэро Флорес, Дробовик, Чарли Придурок, Проповедник.

— Ты бы мог отсюда свалить, если бы захотел? — спросил Бешеный Пес.

— Запросто, — ответил Чепе. — Начальник тюрьмы сам держал бы для меня лесенку. Недаром я положил ему десять штук в месяц на прокорм потомства: это раз в пятнадцать больше его зарплаты!

Девушка принесла на подносе чашечки с кофе. После ее ухода разговор принял деловой оборот.

— Знаешь Майка Бреннана? — спросил Чепе.

— Знаю, кто это, но никогда не встречал, — ответил Трой.

— Кто таков? — спросил Бешеный Пес.

— Знатный наркоделец-контрабандист, — подсказал Алекс. — Ирландец по отцу, мексиканец по матушке.

— Он мне крупно задолжал, — продолжил Чепе. — И воображает, что раз я сижу, то со мной не обязательно расплачиваться.

— Мы его пришьем! — ляпнул Бешеный Пес, одуревший от наркотика. — Ты ведь этого хочешь?

— Нет, этого он не хочет, — ответил за Чепе Трой. — Для мокрухи у него на подхвате полно бандито знаменито.

— Соображаешь, ese, соображаешь, — закивал Чепе. — Мертвым он со мной не расплатится. И вообще, он славный малый. Просто мне нужны назад мои денежки.

— Не возражаешь, если я поинтересуюсь сколько? — спросил Трой.

Чепе показал четыре пальца.

— Миллиона, — добавил он.

— Четыре миллиона уже не такая куча денег, как когда-то, — заметил Трой, — но все равно прилично. Они у него есть?

— Есть. Он мог бы расплатиться, если бы захотел. Но воображает, видишь ли, что я до него не дотянусь. Я хочу его проучить.

— Что ты задумал?

— У него в Лос-Анджелесе годовалый сынок. Хочу, чтобы вы его увезли.

— Похищение?

Чепе утвердительно кивнул, и у Троя упало сердце. Предложение ему не понравилось. К тому же он помнил, что с тридцатых годов в США не осталось нераскрытым ни одно похищение людей с целью получения выкупа. Конечно, здесь дело другое, об этом похищении никто не заявит в полицию…

— Говоришь, ребенок в Лос-Анджелесе?

— Да, с матерью. Они не женаты.

Трой задумчиво покосился на Бешеного Пса, но тот только пожал плечами, предоставляя решать ему самому.

— Гарантирую вам по полмиллиона, плюс половину от того, что он заплатит. Если он отвалит все четыре…

— Два лимона! — сказал Бешеный Пес и восторженно присвистнул. — Это тебе не баран начихал. Решай! — И он повернулся к Трою.

Нахмуренный лоб и прищуренные глаза Троя выдавали мучающие его сомнения. Похищение ребенка, даже без причинения ему вреда, — страшное преступление. С другой стороны, он заработал бы денег, чтобы смотаться. Если не смотается, ему конец. Рано или поздно его сцапают. Он уже сбежал, нарушив правила условно-досрочного освобождения. Это заведомо перечеркивало возможность его освобождения под залог, к тому же у него было две судимости по новому закону (не важно, что одна — по малолетке), поэтому засыпаться означало бы получить пожизненное заключение. Почему бы не бросить жребий? Либо выпадет предел его желаний, либо конец и так загубленной жизни…

— Мы не причиним ребенку вреда?

— Ни в коем случае! Я бы этого не допустил, даже если бы ему было четыре-пять лет. А так он даже не поймет, что происходит.

— Он слишком мал, чтобы вас опознать, — заметил Алекс.

— Да, это немаловажно.

— Не забывайте, я гарантирую вам полмиллиона плюс половину от того, что он заплатит, — напомнил Чепе.

— Пусть платит проценты, — предложил Бешеный Пес. — Скажем, лишний лимончик.

— Ну вот, ты уже начинаешь разбрасываться миллионами! — улыбнулся Алекс. — Так не наскребешь на достойную пенсию.

Все засмеялись, Трой тоже. При этом он не переставал изучать ситуацию со стороны. Она выглядела необычно. Скорее всего, Майк Бреннан заплатит долг. Не может человек пожертвовать собственным ребенком и после этого жить как ни в чем не бывало. Главная загвоздка всякого похищения заключается в получении выкупа: на этом власти и берут злоумышленников. Но в этот раз полиция не узнает о похищении. Здесь тоже плюс, что в ограблении Человека-Луны: никто не побежит в полицию. Майку Бреннану было опасно соваться в США: там его ждал арест по обвинению в тяжком преступлении.

— Идет, Чепе, — решил Трой. — Я поговорю с другим моим партнером, но он, скорее всего, не откажется.

— Отлично! — сказал Чепе. — Я рад, что это будешь именно ты. Тут полно болванов, которые сделают все, что я скажу. Но сейчас мне нужен разумный человек. Ты меня понимаешь, esc?

— Понимаю. Хочешь, чтобы все прошло гладко.

— Я хочу получить назад свои бабки, а главное, чтобы этот тип не воображал, что на меня можно положить с прибором. Погоди. — Чепе подошел к стене, увешанной клочками бумаги. — Вот!

Это был адрес на Вирджиния-роуд, Сан-Марино, Калифорния. Трой запомнил адрес, но на всякий случай спрятал бумажку в карман рубахи.

— Если надо будет мне что-то передать, передавай через Греко. — Чепе посмотрел на Алекса, тот кивнул.

— Кстати, Чепе, — сказал Алекс, — ты знаешь второго партнера Троя, Верзилу Дизеля из Фриско?

— Еще бы мне его не знать! — усмехнулся Чепе. — Верзила он и есть. Я ставил на него, когда он боксировал с тем miate, забыл, как его звали, у него еще башка была как буханка хлеба…

Все засмеялись, понимая, о ком речь.

— Доломит Лоусон, — подсказал Бешеный Пес.

— Вот-вот! Дизель должен был его побить.

— Он слишком разошелся, вот и выдохся.

В двери появилась женская голова.

— La cuenta! — предупредила она. Чепе посмотрел на часы.

— Лучше уходите, ребята, если не хотите здесь заночевать.

— Заночевать? — не поверил Бешеный Пес.

— Здесь можно остаться на ночь, — подтвердил Алекс. — Или даже на неделю, было бы желание.

— Брось заливать!

— Так и есть, — сказал Трой, наслышанный о здешних порядках. — Мы лучше пойдем.

Чепе проводил гостей до террасы. Он редко спускался во двор, а если и спускался, то лишь с несколькими телохранителями. Торговцу наркотиками международного класса отовсюду грозит опасность.

12

Дизель провел дома две ночи и три дня. Уже на первое утро он молил Бога, чтобы Трой поскорее позвонил. Он повозился с сыном, помиловался с Глорией и сразу стал уставать от ее ворчанья. Он усмехался, вспоминая, как лежал на спине, весь потный, еще не отдышавшийся, а она уже принялась его пилить:

«Откуда деньги? Вдруг их найдут? Что ты натворил?» Он пытался ее успокоить:

«Черт бы тебя побрал, Глория, лучше тебе этого не знать. Я все равно не могу рассказать, так что отстань».

Но через десять минут она опять принялась за свое:

«Ты снова загремишь в тюрьму. У тебя сын. Не надейся, что я буду тебя ждать!»

Он заметил, что она, браня его, все-таки не предлагает вернуть деньги туда, где он их взял… Во второй вечер она довела его так, что он сбежал в ночной бар, где взял порцию разбавленного виски по четыре пятьдесят и уселся перед эстрадой, на которой танцевали и висли на железном шесте девицы без ничего, если не считать туфель. Одну из них он знал: ее брат сидел вместе с ним в тюрьме и теперь снова туда угодил за ограбление кассы отеля «Фэрмонт». Парень был смельчак, и сестренка его хороша, но только чтобы полюбоваться со стороны. У него были дела посерьезнее, чем уступать похоти — так легче всего натворить глупостей. Раньше он был охоч до таких баб, но за три года на свободе научился осторожности. Другое дело — просто глазеть на телку в самом соку и мечтать, как она раздвигает ноги… Он решил, что обязательно осуществит с ней свою мечту, но после дела. Тогда он будет сказочно богат — или мертв. На тюрьму он все равно не согласится, он это твердо решил: третий приговор автоматически обрекал его на пожизненное заключение.

Домой он вернулся пьяный и распаленный. Глория принялась его пилить за то, что он заставляет ее беспокоиться, но он только ухмылялся, глядя на нее мутными глазами. Он все еще думал о танцовщице. «Нет!» — сказала Глория, но он все равно прижал ее к стене, запустил руку ей между ног, обмусолил шею и ухо. Она пыталась сопротивляться, не устраивая шума, чтобы не разбудить ребенка, но хватило ее всего на минуту-другую, а потом желание сделало свое дело, и она уже привставала на цыпочки, расставляла ноги, прижималась к нему, была уже готова вобрать в себя всю его ладонь…

Он отнес ее, обхватившую его поясницу обеими ногами, в спальню и долго любил, после чего она заснула, не доворчав положенного.

Утром его разбудил телефон. Глория проснулась раньше его и пошла за трубкой. Услышав, что она возвращается, он зажмурился, чтобы ее провести. Но она не легла, а принялась его тормошить.

— Это Джимми…

— Морда?

— Он самый. Вчера вечером он тоже звонил. — Она дала мужу радиотелефон. Дизель почувствовал, что они сговорились.

— Слушаю, босс.

— Подъезжай сегодня.

— Я жду звонка.

— Пусть Глория велит им перезвонить сюда.

Дизель был в западне. Он не мог признаться Морде, что Глории нельзя это доверить.

— Хорошо, приеду, — сказал он.

Надо будет ему растолковать, что иногда Глория превращается в сущую стерву. Старый мафиозо был на диво старомоден в том, что касалось женщин, жен, семьи. В бизнесе он был тот еще жох, но, когда дело касалось семейных ценностей, превращался в скучного ханжу. Дизелю больше было по душе правило Троя: «Раз ты преступник, оставайся им круглосуточно».

— Я буду здесь до семи, — сказал Джимми.

— Я приеду раньше.

Стоило ему повесить трубку, как на пороге выросла Глория.

— Что он сказал?

— Что хочет меня видеть.

— Поедешь?

— И не подумаю. Плевать я хотел на этого старого макаронника!

— Чарльз!

Он засмеялся.

— Стерва, я же знаю, что ты с ним обо мне говорила, жаловалась на меня.

— Ничего подобного!

— Не ври мне.

— Я не вру.

— Ладно, проехали. Но заруби себе на носу: когда позвонит Трой, будь с ним повежливей. Запиши его номер. Скажи ему, где я, и продиктуй номер Джимми. Если вздумаешь крутить, я сильно рассержусь, понятно? Я никогда не поднимал на тебя руку, пока ты первой этого не делала, но если ты сейчас посмеешь меня провести, то берегись, уж я тебя отделаю!

Глория не любила оставаться в долгу, но, почувствовав, что он не склонен шутить, согласно кивнула.

— Если он позвонит, я ему скажу.

— И запишешь его номер!

— Хорошо.

— И чтобы без глупостей!

— Напрасно ты меня запугиваешь, Чарльз.

— Если это лишнее, то прости.

Он решил захватить с собой все, что понадобится для поездки в Лос-Анджелес. Он двинет туда прямо из Сакраменто. Сто тысяч можно было смело доверить Глории. Надо отдать ей должное: она умела управляться с деньгами.

Сборы отняли не больше десяти минут.


Сквозь лесополосу из старых эвкалиптов проникали лучи заходящего солнца, будя у Дизеля воспоминания о солнце, заглядывавшем в камеру сквозь решетку. Он ехал по двухрядному шоссе, построенному Управлением общественных работ еще в тридцатые годы, по заказу Национальной администрации восстановления. Показался забор, увенчанный колючей проволокой. Изнутри этот забор дублировался еще одним, совсем как в тюрьме. Заборы о граждан и склады, раскинувшиеся на двух акрах земли. Почти все склады были сданы в аренду, и Джимми собирался строить новые.

Вывеска над забором гласила: «Арройо, перевозки и хранение». Дизель сбавил ход, въехал под вывеску, повернул. Над выщербленным асфальтом клубилась пыль. Перед офисом стояла всего одна машина — новый «кадиллак-эльдорадо» самого Джимми. Дизель остановился рядом. Джимми вышел ему навстречу с неизменной сигарой в зубах. Он как будто спешил и был удивлен появлением Дизеля. Скрывая удивление улыбкой, он проговорил:

— Привет, здоровяк, как делишки?

— Нормально. Что случилось?

— Хотел тебя повидать… Подождешь минут десять? Мне надо кое-что забрать с почты, пока она не закрылась.

— Конечно подожду. — Что еще мог он ответить Джимми Морде, капо, взявшему его к себе под крылышко?

— Я мигом. — И Джимми укатил.

Дизель вошел в пустую контору. Стойка, пара пустых столов, за ними — кабинет за стеклянной перегородкой. Первая его встреча с Джимми Фазенеллой произошла в Сан-Квентине. Он слыхал про Джимми Морду, как слыхал про Лаки Лучиано и Багси Сигеля, и подивился отнюдь не богатырской стати прославленного мафиозо. Тот считался заправилой гангстеров Западного побережья, коронованным за то, что убрал самого Багси Сигеля — девять выстрелов в окно виллы в Беверли-Хиллс… В преступном мире ходили также легенды про то, как Морда убил человека, считавшего его своим другом. Он, Дизель, уже не совершит такой ошибки. Он будет шутить и хохотать на пару с Мордой, но никогда не доверится этой гадюке; если у них выйдет серьезная ссора, он нанесет удар первым, хотя стрелять ему в голову не станет — все-таки друг… Итальянской мафии никогда нельзя до конца доверять, хотя самые психованные убийцы, вершащие их мокрые дела, обыкновенно ирландцы, не состоящие в семье. Дизель слыхал об этом от самого Джимми, а уж тот в таких вещах разбирался.

Дизель подошел к кабинету за стеклом. Дверь была не заперта. Сев за стол Джимми, он хотел позвонить, но спохватился: ФБР могло прослушивать этот номер — так, на всякий случай.

Он забросил ноги на стол, откинулся в кресле. А что, если это приносит денежки, можно было бы жить и так — положив ноги на стол. Он вытащил из мусорной корзины свернутую газету «Сакраменто Би» и прочел заголовок: «Сербы обстреливают Сараево». С чем это едят? За последнюю неделю или около того он совершенно отстал от новостей, хотя и раньше не обращал на них серьезного внимания. Иногда пролистывал газетку, смотрел вечерние новости, но интересовался больше спортом, особенно боксом. Сейчас его внимание привлекло слово «война», и он стал читать статью на первой странице, презрительно фыркая. Он считал, что Америка теряет мускулы и отвагу, как когда-то Египет, Рим, Китай, Испания, Англия. Все эти империи не верили, что им придет конец. Однажды Трой подсунул ему статейку под названием «Конец белого человека», где империи прежних эпох сравнивались с нынешними Соединенными Штатами. Америка закупает все существующее на свете оружие, даже бесполезное, но не способна ни с кем сразиться. Как же, ведь могут быть потери! А на хрена тогда солдаты?

На другой странице он прочитал про облаву на производителей гашиша в Грасс-Велли: двое мужчин, две женщины, несовершеннолетний. Незнакомые ему имена.

Он опять зашелестел газетой — и увидел фотографию женщины на четверть страницы. Он узнал ее: Сглази, девушка Бешеного Пса из Сакраменто. Тут же была фотография другой девушки, подруги Сглази. Обе пропали. Под обеими фотографиями красовался вопрос: «Вы их не видели?» Нашедшим пропавших обещали награду в двадцать тысяч долларов.

Он не сомневался, что это Сглази. Обе исчезли неделю назад. Машину второй девушки нашли в окружном аэропорту. Видимо, Бешеный Пес убил обеих и зарыл трупы в лесу.

У Дизеля подступила к горлу тошнота. Он понимал, почему Бешеный Пес убил Сглази: Трой упрекнул его за то, что он называл ей их имена. Господи… Вседержитель, прости меня, грешного… Новость была невыносимым бременем, которым он должен был поделиться с Троем.

Он вырвал из газеты зловещую страницу, сложил ее. Потом услышал, как к конторе подъезжает машина, и вышел навстречу спешащему Джимми Морде.

— Идем, у меня для тебя деньги.

В кабинете Джимми открыл ящик, достал толстый конверт и отдал Дизелю.

— Маленький подарок, в благодарность. Я получил тот контракт.

Контракт? Ах да, после того как он спалил грузовики, Джимми остался без конкурентов.

— Пять штук, — подсказал Джимми.

— Спасибо, босс! — Пять тысяч — неплохие деньги за маленький фейерверк.

Джимми посмотрел на часы.

— Мне пора… А вообще-то я хотел поговорить с тобой про того отморозка, с которым ты якшаешься…

Дизель нахмурился. Как Джимми пронюхал про Бешеного Пса?

— Он шустрый парень, — продолжил Джимми, — но это не мешает ему быть психом, понимаешь?

— Ну да… — До Дизеля дошло, что Джимми толкует про Троя, а не про Пса. Он был возмущен, но, не показывая этого, покорно кивнул.

— Держись от него подальше, — посоветовал Джимми Фазенелла. — Он тебе ни к чему. У нас с тобой дела. Идем, проводи меня к машине.

На улице Джимми продолжил:

— Слишком он лихой, ничем не связан. Потому и идет на риск. Преступление — это такая игра, в которой не рискуют без нужды. Один неверный шаг — и ты попадаешь на десять лет в помойную яму. Кто знает, каким маньяком можно стать за десятилетнюю отсидку? Этот тип свихнутый. Он тебе не нужен. У тебя и без него есть друзья. У тебя жена, ребенок. А он… Ему-то терять нечего.

— Спасибо, Джимми. Ты говоришь дело.

— Вот и славно. — Морда подмигнул Дизелю и похлопал его по руке. — Держись! И не пропадай.

— Договорились, мистер Джи.

Дизель наблюдал, как «эльдорадо» разворачивается и, разбрасывая гравий, выезжает за ворота. Когда машина скрылась из виду, он произнес вслух:

— Ах ты болтливая сучка! Теперь мне домой нельзя: я так на тебя зол, что могу исполосовать тебе всю жопу, чтоб неповадно было совать нос в мои дела!

В машину он залез, клокоча от гнева, и сразу врезал кулаком по панели. Открылась дверца бардачка. Он в ярости ее захлопнул — она снова открылась. Он засмеялся, коря себя за вспыльчивость.

Он повернул ключ зажигания. Вместе с двигателем заработало радио. Он поехал к автостраде 1–5, где было несильное движение. Надпись на щите грозила патрулированием с воздуха. Ничего, пусть попробуют его оштрафовать! Он надавил на акселератор, злорадно наблюдая за спидометром, быстро перевалившим за девяносто миль в час.

В Бейкерсфилде, остановившись на заправке, он позвонил домой из автомата, заказав звонок за счет абонента.

— Да, я заплачу, — сказала Глория оператору. — Это ты, Чарльз? Чего это тебя занесло в Бейкерсфилд? — Ее склочный тон только разжег его гнев.

— Перезвоню из Лос-Анджелеса! — рявкнул он. — Ты пока поучись здороваться.

Швырнув трубку на рычаг, он отправился оплачивать бензин.

На дороге, забираясь вверх на хребет, Дизель вспомнил про номер Алекса. Греко соединит его с Троем и Бешеным Псом, и он обойдется без звонка жене. Он мстительно усмехнулся. Пусть катится, стерва! Слишком много о себе возомнила.

В сводке новостей станции KFWB («Дайте нам двадцать две минуты, и мы дадим вам весь мир!») сообщили о дожде в Лос-Анджелесе. Как Трой отнесется к новости о пропавших девушках? Каких пропавших — убитых… Счет совершенных Бешеным Псом убийств, известных Дизелю, достиг четырех. Скольких еще он лишил жизни? Все четверо — женщины и дети, из чего еще не следовало, что он не убивает мужчин. Пуля в башку или нож в сердце — верная смерть. Отираться рядом с кровожадным маньяком опасно. Преступная жизнь иногда требует нанести кому-нибудь смертельный удар, но не всем же вокруг, не без причины же! Подходящая кличка — Бешеный Пес… Господи!


Трой слушал ту же самую сводку, но и без нее знал о дождике в Лос-Анджелесе. Дворники легко смахивали с ветрового стекла слабую морось. Трой рулил осторожно. Однажды, очень давно, в такой же моросящий дождь он въехал в зад машины на светофоре. От грузовика, которым он тогда управлял, разило разбитыми бутылками. Если бы полиция застукала его на месте аварии, ему бы не миновать тюрьмы, поэтому он сказал водителю пострадавшей машины, что ему приспичило отлить, шмыгнул в проулок — и был таков. Удрал, зато заработал воспаление легких. С тех пор он был очень осторожным водителем, за исключением тех случаев, когда его преследовали с полицейскими сиренами и вращающимися мигалками. Тогда он поневоле превращался в гонщика…

Его опасно обогнали, он ударил по тормозам. Видя его улыбку, Бешеный Пес прохрипел:

— Этот козел не знает, кого задирает! Давай за ним! — И он потянулся за пушкой.

— Ну-ка остынь! Ты собрался пристрелить какого-то придурка за то, что он нас подрезал? Так и слышу, как ты объясняешь заключенным в тюремном дворе: «Козел, он меня подрезал, пришлось его замочить…»

— Верно, вышла бы глупость.

— Так-то лучше.

— Но не спускать же всяким лохам…

— Все равно всех козлов на свете не перестреляешь.

Знак впереди предупреждал: «Сото-стрит, следующий поворот».

Трой повернул и оказался в районе Центральной больницы, рядом с Сити-террас и Хазард-стрит. Он знал этот район: когда-то у него были здесь дружки-латиносы — Сонни Баллестерос, Гордо, Ворона и другие.

Дальше он покатил по Сото-стрит. Рядом высился холм с радиовышкой, над которой мигали красные огоньки, плохо различимые в дождь.

— Я лазил на эту башню. Пьяный, конечно.

Бешеный Пес посмотрел на башню и покачал головой. Лестницы на башне не было, смельчаку пришлось карабкаться по стальным конструкциям.

Сото перешла в Хантингтон-драйв — шестирядный бульвар с широкой осевой полосой, по которой некогда бегали большие красные трамваи, возившие пассажиров через весь округ, в Азузу, Клермон и Кукамонгу. Трой снова мысленно проклял гигантов автомобилестроения и покрышек, похоронивших величайшую в мире систему общественного транспорта, неизменно завершавшую год с прибылью. Деньги, украденные у общества, так к нему и не вернулись.

— Так им и надо, гребаным болванам! — пробормотал Трой.

Злосчастный наркоман, ввалившийся в банк с запиской об ограблении и забирающий у кассира восемьсот долларов, получает двадцать лет, в то время как финансисты присваивают миллиарды общественных денег, дают их взаймы Конгрессу, и общество платит проценты — еще четыре миллиарда. Финансист покупает себе во Флориде домик за пять миллионов, а потом объявляет себя банкротом…

— Почему бы не пощипать такого мошенника? — сказал Трой вслух, поворачиваясь к Бешеному Псу.

— Что?

— Ничего.

Обветшалые домишки сменились лавками, потом началась Альхамбра и снова потянулось жилье, но уже поприличнее; в Южной Пасадине оно стало и того лучше. Теперь посредине дороги раскинулся ухоженный газон с подстриженными кустиками. После указателя «Сан-Марино» пошли уже не дома, а загляденье. Трой заранее нашел улицу Вирджиния-роуд в атласе улиц. Цель была близка.

— Сворачивай налево!

Дома стали вдруг больше и богаче: мечта становилась реальностью. Дома стояли посреди просторных лужаек. Все здесь было сделано по последнему слову техники, по новейшей американской моде: трубопроводы, ограждение, вентиляция. Материалами служили обыкновенные дранка и штукатурка, но внешне царствовал стиль английских Тюдоров, французского Прованса, колониального Монтерея, кирпичного Вильямсбурга, просторного современного ранчо. Участки были вылизаны, повсюду цвели цветы — это в декабре-то! Кое-где в эркерах фасадов уже красовались украшенные рождественские елки, мигающие разноцветными огоньками.

— Райончик что надо! — присвистнул Бешеный Пес.

Дорога сужалась, но дома становились все больше, чугунные заборы все выше, зеленые изгороди все гуще. «Ягуар» приближался к цели.

Искомый дом оказался двухэтажным, в средиземноморском стиле. Окружавшую его кирпичную стену венчали частые чугунные зубцы. Лужайка по площади была близка к футбольному полю.

— Ты уверен, что это здесь? — спросил Бешеный Пес.

— Не останавливайся. Сейчас проверю. — Трой включил лампу и вгляделся в клочок бумаги. Если Чепе не ошибся, это здесь. — Все правильно. Сейчас вернемся и посмотрим еще раз.

Они еще дважды проехали мимо фасада с минимальной скоростью. На угловой колонне ограды зубцов не было. На то, чтобы здесь перелезть и скрыться в кустах с той стороны, ушло бы не больше десяти минут. Приближающийся автомобиль можно было заметить с большого расстояния. Угловую колонну было видно только от дома напротив, но и тот был закрыт деревьями.

— Вернемся днем, — решил Трой. — Сматываемся.

В Южной Пасадине, на Монтерей-роуд, в машине ожил сотовый телефон.

— Твой верзила уже едет по автостраде в Голливуде, — сообщил Греко. — Я велел ему остановиться в «Холидей Инн» в Хайленде. Он будет ждать вас там.

— Спасибо.

— Скоро мне позвонит Чепе.

— Хорошо. Надо кое-что обсудить.

Целая цепочка домов Южной Пасадины была залита светом рождественских огней на деревьях и в окнах. На одной лужайке уже красовался рождественский вертеп. Столь трогательное зрелище не могло оставить равнодушным даже Бешеного Пса Маккейна.

— Знаешь, Трой, — выдавил он, — ты мой единственный друг во всем этом сраном мире.

— Что ты, брат, все хорошо! — Трой улыбнулся.

— Нет, я серьезно.

— И ты мой лучший друг. — Внутренне Трой поморщился от своей лжи. На самом деле рядом с Бешеным Псом ему становилось не по себе: слишком уж тот был возбудим и непредсказуем. Однако его пьянило ощущение своей власти. Он знал, что стоит ему приказать: «Убей!» — и Бешеный Пес убьет. Ему было невдомек, что убийство вошло у Бешеного Пса в привычку… Он вспомнил легенду о старике-горце Хасане ибн-аль Саббахе, от которого пошло словечко «ассасин». Тот нанимал убийц по всему миру, давал им курнуть гашиша — и они бодро резали глотки тем, на кого им указывали. Такие пришлись бы кстати и теперь — все лучше, чем кретины, поливающие все вокруг свинцом из автоматов…

Еще через квартал Бешеный Пес снова заговорил:

— Вот что я тебе скажу, брат: не нравится мне этот хренов Дизель.

— Мне казалось, что вы ладите, — опять соврал Трой. — Он тебя ценит. Считает, конечно, что иногда ты срываешься, но недавно он мне сказал про тебя: «Стоящий парень!»

— Дизель — про меня?

— Представь себе! Кроме шуток.

— Может, я не прав, но иногда он корчит из себя крутого. Подумаешь, туша, бывший, видите ли, боксер-профессионал! Профессионалу тоже можно пустить кровь.

— Нет, он не выпендривается. Он тоже знает, что крутых ждет могила. — Заключенным не надо было доказывать, что крутым парням прямая дорога на кладбище. — Если он тебя достанет, только скажи мне — мы живо с этим разберемся.

— Вот это — дело. Спасибо, Трой. Ты настоящий друг… — Маккейн смущенно умолк.

Трой испытывал суеверный страх перед обманом. В детстве он видел, как обманщиков обдают презрением, потому, должно быть, и избрал путь вооруженного грабежа. Что может быть прямее и честнее?

Улица Монтерей-роуд вынырнула из холмов Южной Пасадины. Ее продолжением был мост над Пасадинским шоссе. Они вернулись в пределы Лос-Анджелеса. Всего десять лет назад здесь жили работяги-итальянцы и ирландцы, а также второе поколение латиносов, а теперь обитали сплошь мексиканцы. Все вывески были на испанском языке. Трой, сидевший теперь за рулем, знал про эстакаду, ведущую внутрь Пасадины. Она была частью старой автострады, свернув на которую следовало обязательно остановиться. Он надавил на акселератор и мигом превратил «ягуар» в ракету.

— Я жрать хочу, — сообщил Бешеный Пес.

— Я тоже. Но давай сперва заберем Дизеля и Алекса из отеля. Там рядом мой любимый ресторан.

— Это какой же?

— «Муссо Фрэнкс» на Голливудском бульваре. Раньше он назывался «Алгонкин-Вест».

— Никогда о таком не слышал.

— Надо будет туда заскочить.

В «Холидей Инн» их ждала записка: друзья сидели в баре. Алекс пил коктейль «Отвертка», Дизель — пиво.

— Идем есть, — скомандовал Трой. — Можно пешком, это в паре кварталов отсюда.

По пути Дизель и Бешеный Пес, уподобившись многочисленным туристам, изучали имена знаменитостей сцены, кино, телевидения, музыки и радио, запечатленные на звездах посреди тротуара.

В ресторанной кабинке Трой поведал Дизелю о предстоящем похищении. Сначала верзила скорчил рожу и отрицательно покачал головой.

— Ну не знаю… Похищать детей. Самое поганое дело!

— Мы его пальцем не тронем. Он и не узнает, что его похитили.

— Забыл о законе Линдберга? Это же пожизненное!

— Третий приговор — в любом случае пожизненное, — напомнил Алекс. — Хоть за воровство из супермаркета, хоть за бегство из отеля без расчета за номер…

— Даже за «слепой эксгибиционизм»!

— Это еще что за штука?

— Непристойное оголение перед слепыми! — хором ответили Трой и Алекс.

— Что? Да ладно, не гоните!

— Нам светят огромные деньги, — сказал Трой. — До двух миллионов! И девяносто девять шансов из ста, что никто ни о чем не заявит.

— Считаешь, стоит?

Трой медленно кивнул.

— Ладно, я с вами.

Официант принес горячее. За едой Дизель размышлял о том, как он поступит со своей долей. Лучше всего — надежные инвестиции, скажем в доходное жилье. Так он обеспечит будущее Чарльзу-младшему. Надо будет посоветоваться с Джимми Мордой. Джимми владел несколькими дрянными отелями, настоящими ночлежками, в Сакраменто и Стоктоне. А что до похищения… Что с того, что отец ребенка — крупный наркоделец, способный с ними расправиться? Он не узнает, кто они такие. Сколько Дизель себя помнил, кто-то всегда хотел его пришить. Взять хоть подельника, Бешеного Пса Маккейна: этот будет пострашнее любого наркоторговца… Кстати, когда они с Троем останутся вдвоем, надо будет показать ему газетную статью о пропавших девушках.

13

Майк Бреннан не изменил внешность, разве что надел очки без оправы и по-другому причесался, чтобы воскресным вечером перейти вместе с бесчисленными гражданами США через границу, из Тихуаны в Сан-Исидро. Турникеты работали в режиме «нон-стоп», пограничники едва успевали взглянуть в лицо и в лучшем случае спросить о месте рождения и жительства. Ответ «Сан-Диего» или «Лос-Анджелес» звучал менее подозрительно, чем какой-нибудь отдаленный город. На всякий случай бумажник Майка топорщился от удостоверений на вымышленное имя. Его никогда не арестовывали, он не служил в армии, поэтому его отпечатки пальцев были неизвестны. Он совершенно не боялся ареста по постановлению суда Центрального округа Калифорнии. Он никого не предупреждал о своем появлении, поэтому его никто не мог выдать. Он не собирался садиться в тюрьму: туда попадают одни болваны. Гораздо опаснее было пользоваться автомобилем. Кое-какой риск существовал, но он был готов рискнуть. Близилось Рождество, и ему не терпелось полюбоваться на своего первенца. Ребенок жил с матерью. Пока он питается грудным молоком и пачкает пеленки, ему без нее не обойтись, но, когда ему стукнет лет восемь — десять, Майк заберет его к себе. Мать получала за сотрудничество четыреста тысяч в год и знала, что в случае отказа ей несдобровать.

Проехав в арендованной в агентстве «Херц» машине половину двухсотмильного мегаполиса, раскинувшегося от границы до Санта-Барбары и вглубь пустыни (город рос всюду, куда доходила по трубам вода), Майк Бреннан решил не предупреждать о своем приезде. Женщине строго-настрого наказали не водить в дом мужчин. Если она нарушает этот запрет, пусть пеняет на себя. Майк Бреннан взирал на мир с самоуверенностью испанского конквистадора, то есть не соблюдал никаких законов, кроме тех, которые сам диктовал. Убийство было для него банальным делом, не выделявшимся среди других. Мать своего ребенка он называл про себя не иначе как «стерва» и «девка». Нежность и ласка, в результате которых появился на свет сын, были напрочь забыты. Он жил одним днем, чувствами малого дитяти, хотя пользовался властью главаря банды. Да, он задолжал Чепе, но не собирался с ним расплачиваться: старикан сидел под замком и был бессилен. Если он заварит кашу, Майк Бреннан даст ему отпор. Но сейчас, мчась по автостраде номер десять, он меньше всего думал о Чепе: все его мысли были обращены к сыну, которого он видел всего раз, новорожденным. Близилось Рождество; малыш, ясное дело, еще не знает, что на Рождество дарят подарки, но скоро узнает… С трассы было видно высокое здание, освещенное как рождественская елка. Когда заехать в пасадинский отель — сначала или потом?

Он решил начать с отеля. Под светофором, при съезде с шоссе, на дороге стали расплываться темные пятна: в Лос-Анджелесе пошел дождь.


Ливень не прекращался всю ночь и весь следующий день. Трой осматривал дом в Хайленд-парк, снятый для ребенка и няни. Бешеный Пес был против няни.

«Она нас опознает!»

«Никто не станет звонить в полицию».

«Мне это не нравится».

«Ты что, умеешь менять пеленки?»

«Я нет, а Дизель умеет».

«Он не хочет».

«Ладно, хер с тобой! Поступай как знаешь».

Трой шутя схватил тощего недомерка за шею и дружески тряхнул. Но, прикасаясь к Бешеному Псу, он вспомнил газетную страницу с фотографиями пропавших девчонок и еле удержался, чтобы не отдернуть руку. Бешеный Пес убил не менее четырех человек. Иногда без убийства не обойтись, но не постоянно же!

Трой спустился в винный погреб. По лос-анджелесским меркам дом был древним: его построили еще в двадцатых годах, во времена сухого закона, когда винный погреб служил и тайником для хранения спиртного. Он был вырыт в склоне холма, и попасть в него можно было только через люк в коридоре. На полу лежал матрас и одеяло, Дизель приобрел упаковку памперсов. Трой проверил, не попадает ли в погреб дождевая вода, и снова поднялся. Ему уже было неспокойно: близился час икс.

Дождь все не переставал. Трой позвонил по сотовому телефону в «Рузвельт-отель», где ждали Дизель и Бешеный Пес. Каждые два-три дня они меняли гостиницу.

— Я приеду через двадцать минут.

— Переходим к делу?

— А чего ждать? Ладно, об этом потом.


«Ягуар» ехал бесшумно, не считая ритмично оживающих дворников, звук от которых становился слышен только на светофоре. Каждый думал о своем и сам боролся со своим страхом. Бешеный Пес был взбудоражен сильнее других. Когда после звонка Троя Дизель сказал, что пора на дело, он нырнул в ванную, чтобы подзарядиться на дорожку кокаином. Следующая доза светила ему теперь не скоро, только после дела, поэтому он хватанул лишнего и сильно заторчал. Он чувствовал себя могущественным, даже всесильным. Здоровенное помповое ружье в ногах превращало его во владыку мира. Он был способен убивать, а это было для Бешеного Пса божественной властью.

Дизель, сидевший сзади, хорошо понимал, кто сидит перед ним. Он заметил на носу Бешеного Пса следы белого порошка. Но и без этого его состояние было как на ладони. Дизель вспоминал реакцию Троя на фотографии из газеты: отвращение, недолгое раздумье, потом слова: «Решим, как быть, после дела. Пока успокойся, хорошо?» Дизель кивнул и после этого старался бытье Бешеным Псом на дружеской ноге. В отсутствие Троя это было нелегко. К враждебности и презрению примешивался страх: когда ствол двенадцатого калибра находится в руках психа, можно всего ожидать. Дизель решил не спускать с отморозка глаз.

Они медленно проехали мимо дома. Сзади горел свет.

— Кому-то не спится.

— Там только нянька и ребенок, — сказал Трой. — Женщина уехала. Она каждую пятницу отправляется развлекаться. Ее машины нет.

Свет погас, подтверждая его слова.


Майк Бреннан погасил свет и понес пиво в гостиную продолжать смотреть бейсбольный матч. Он ждал возвращения стервы с хахалем и предвкушал ее реакцию. Небось наделает под себя со страху. При этой мысли он улыбнулся. Мужику лучше вообще не открывать рот. Майк вынул из-за ремня девятимиллиметровый браунинг и положил его на столик перед собой. Ситуация была под контролем.

Тем временем Дизель сцепил за забором пальцы и подарил Бешеного Пса на кирпичную угловую колонну. Бешеный Пес спрыгнул в кусты. Вторым был Трой. Сверху он подал Дизелю руку и помог ему подтянуться. Верзиле было трудно преодолевать ограду, но он с кряхтением забросил ногу, а дальше справился сам. Трой спрыгнул и немного увяз в размокшей земле. Через несколько секунд рядом с ним выпрямился Дизель.

— Идем! — скомандовал Трой.

Все промокли до нитки, зато дождь заглушал любые звуки. У угла дома Трой указал Бешеному Псу на нишу за кустами, под выступом крыши. Там было сухо. Бешеному Псу надлежало встать там на стреме с портативной рацией. У Троя в ухе находился маленький наушник-приемник.

Трой и Дизель двинулись вдоль боковой стены дома, миновали высокие стеклянные двери гостиной. Внутри работал телевизор, отбрасывающий серые блики. Оба заглянули внутрь. Но они не ожидали никого увидеть, к тому же человеку свойственно видеть только ожидаемое, поэтому они не заметили фигуру в высоком глубоком кресле перед телевизором.

Зато Майк Бреннан увидел две тени и решил, что вернулись стерва и ее дружок. Приехав в дом, он застал одну няню. Он решил дать им несколько минут и застигнуть на месте преступления. Он предпочел бы застать их в самый интимный момент, потому что это дало бы ему право пустить в ход кулаки. Сучка была матерью его ребенка, и он платил ей огромные деньги, а потому имел полное право в благодарность требовать от нее целомудрия.

Дождь усилился, с Дизеля и Троя лила вода. Грязь с холмика за домом покрыла ступеньки и испачкала им обувь. Они натянули резиновые перчатки и надвинули шляпы на лоб. До опознания в суде ни за что не дойдет, но осторожность никогда не бывает лишней.

У задней двери Дизель вооружился короткой фомкой, перед которой не могла устоять ни одна дверь. Но она не понадобилась: дверная ручка поддалась под рукой Троя. У него была полезная привычка проверять перед взломом, закрыта ли дверь.

— Повезло! — прошептал Трой и поманил за собой Дизеля. Не ожидая сопротивления, они не вытащили оружия. Все складывалось до того просто, что Трой не чувствовал обычного страха, присущего началу дела. Птичье гнездо не надо было доставать с дерева: оно и так лежало на земле.

Дверь с заднего крыльца на кухню была распахнута, двери в столовую тоже. Дальше находилась гостиная с включенным телевизором.

Трой толкнул еще одну дверь. Она вела в холл, откуда шла лестница наверх. В конце холла виднелись прихожая и главная входная дверь. Няня с ребенком находились наверху. Трой поманил за собой Дизеля и стал беззвучно подниматься по застеленной ковром лестнице. «Не нравится мне это дело», — отчетливо прозвучало в мозгу. Следующая мысль перечеркнула предыдущую: «Промедление смерти подобно».

Из приоткрытой двери тянулась полоска света от ночника. Няня, полная особа лет за сорок, ворковала по-испански. Дизелю надо было схватить ее, Трою — ребенка.

Трой распахнул дверь, Дизель ворвался в комнату. Няня меняла малышу пеленки на пеленальном столе. Она как раз обернулась, чтобы бросить грязные пеленки в корзину, увидела в зеркале двоих мужчин, вскрикнула.

Огромный Дизель проявил кошачье проворство. Он сжал кулак, чтобы заехать ей под ребра, но ограничился тем, что схватил ее за руку.

— Заткнись!

— Осторожно с ребенком! — Трой боялся, что Дизель оттащит няню от стола и младенец упадет на пол.

— Порядок! — Держа одной рукой няню, Дизель положил другую на голый детский животик. Испуганный младенец заплакал.

— Говоришь по-английски? — обратился Трой к няне.

Она попыталась ответить, но, не в силах выдавить ни звука, молча кивнула.

— Займись ребенком. Одень его.

В следующую секунду случилось непредвиденное: Трой увидел в дверях мужчину. Он принял его за индейца и решил, что это родственник няни.

Бреннан удивленно нахмурился. Картина была неожиданной. Кто здесь дружок сучки и где она сама?

Дизель потянулся за револьвером, но Майк Бреннан заранее приготовился к столкновению: браунинг уже был у него в руке. Майк поднял его и сделал шаг вперед, не давая Дизелю выхватить оружие.

— Что за хрень? — Он был готов выстрелить. Дуло, сулящее смерть, находилось в трех футах от глаза Дизеля. Тот показал пустую ладонь.

— Полегче!

Несколько секунд взрослые стояли неподвижно, ребенок тем временем заходился криком.

— Usted 's loco!

— Полегче!

— Вот и я говорю, полегче! Ребенок у меня! — Дизель схватил младенца, выставил его перед собой, пригнул голову. Майк ничего не успел сделать — все случилось слишком стремительно. Рука не быстрее глаза, но в критических обстоятельствах она обгоняет мысль.

Бешеный Пес заметил из своей ниши свет фар, мелькнувший среди кустов. Вдруг кто-то сейчас въедет в ворота? Из-за шума ветра нельзя было расслышать звук мотора. Он вышел из ниши и не обнаружил у ворот ничего опасного. Зато, обернувшись, он увидел через окно гостиной мужской силуэт, поднимающийся из кресла и скрывающийся из поля его зрения. Кто такой?!

Он ринулся к задней двери, миновал кухню, оказался в прихожей. Мокрые башмаки громко чавкали, поэтому он разулся. Он бесшумно взбежал по лестнице, перепрыгивая через две ступеньки, и увидел в двери детской человека, стоящего к нему спиной. Бешеный Пес поднял дробовик и снял предохранитель. Выстрел с десяти футов из двух стволов нес неминуемую смерть. Но на одной линии с незнакомцем находился Трой. Бешеный Пес бесшумно сделал шаг вперед, потом вправо. Теперь Трою ничего не угрожало.

— …никто не пострадает, — раздался голос Троя.

На расстоянии восьми футов Бешеный Пес нажал на спуск. Выстрел прозвучал как гаубичный залп. Майку Бреннану снесло с плеч почти всю голову. Стену забрызгало мозгами и кровью, туловище рухнуло на пол.

Няня подняла такой истошный крик, что Дизелю пришлось стукнуть ее головой о стену, тогда она бессвязно залепетала и сползла на пол. Младенец продолжал голосить.

— Вырубите свет! — приказал Трой. Разглядела ли няня их лица и сможет ли потом их опознать? Вряд ли. Она была не в том состоянии, чтобы хоть что-то толком разглядеть.

Бешеный Пес нашел выключатель, и комната погрузилась в темноту. Трой взял ребенка и сунул его няне.

— Успокой его!

Она закрутила головой.

— Не могу…

Троя уже захлестывала злость: у них не было времени. Он вцепился ей в волосы, повернул ей голову.

— Бери щенка!

Она послушалась и, повинуясь многолетней привычке, стала успокаивать младенца.

Бешеный Пес выглядывал в окно и при этом истерически смеялся. Дизель осматривал свою одежду. Не забрызгало ли его кровью? Он нашел пятна только на ботинках, потому что стоял в луже крови. Вся комната воняла бойней.

— Кто это был? — обратился Трой к няне. Та пожала плечами, покачала головой.

— Коп? — спросил Дизель.

— Вынь его бумажник! — подсказал Бешеный Пес.

— Ты и вынь! — огрызнулся Дизель.

— Ты чего? — повернулся к нему Трой.

— Не желаю, чтобы этот козел меня учил, что мне делать.

Трой в отчаянии поднял глаза к потолку.

— Достань его гребаный бумажник! Надо узнать, кто это.

Дизель подчинился. Няня качала малыша, пытаясь его утихомирить.

— Унеси его отсюда! — распорядился Трой и крикнул Бешеному Псу: — Проследи за ней!

Дизель вытряс из бумажника кучу карточек.

— Джо Васкес, — прочел он и отдал Трою водительское удостоверение. Тот заглянул в соседнюю комнату и спросил няню, знает ли она такого. Она в первый раз слышала это имя. Трой ей не поверил. Применить силу? Нет, пусть занимается ребенком. Кто такой Джо Васкес? Трою не приходило в голову, что это сам Майк Бреннан, мелькнула только мысль, что убитый работал на Майка.

Нет ли в доме других людей? Страх прошел уже через мгновение: вероятность была ничтожно мала. Сколько у него времени? Что делать с кровью на стене и на полу? С дырами от картечи? Об этом он подумает позже.

Бешеный Пес сделал жест, означавший, что ему в голову пришла важная мысль.

— Бабу придется убрать, — сказал он. — Она нас опознает.

— Я подумаю, — ответил Трой. Предложение было логичным, но отвратительным. Учить Бешеного Пса было некогда, но Трой знал, что не способен лишать жизни беззащитных людей. До возвращения матери ребенка оставалось максимум два часа, а может, всего пятнадцать минут. Действовать надо было незамедлительно. В первую очередь — убрать тело. Для этого понадобятся одеяла, еще что-нибудь, чтобы не залить машину кровью.

— Надо его во что-то завернуть, — сказал он Дизелю.

— Ребенка?

— Нет, труп.

— Может, возьмем мешки для мусора?

— Годится.

Дизель нашел на кухне мешки. Они собрали в них ошметки головы, потом расстелили на полу одеяла и покрывало с кровати, перекатили тело, свернули одеяла и отнесли останки на крыльцо. Трой сбегал к воротам, открыл их, подъехал к крыльцу. Они запихали тело в багажник «ягуара» и захлопнули крышку. С этим пока все.

По первоначальному плану следовало попросту увезти няню и младенца, но теперь это отпадало. Мать с ума сойдет, найдя вместо ребенка брызги крови. Трой по-прежнему захлебывался адреналином, он то мучился страхом, то трясся от злобы, то боролся с подступающим отчаянием. Дело оборачивалось совсем худо: случайный свидетель, убийство и ни малейшего представления о том, как быть дальше.

— Увози щенка с нянькой! — приказал он Дизелю.

— А Бешеный Пес?

— Да… и он тоже. Везите их куда надо. А я дождусь здесь матери.

— Ты останешься без машины. Так отсюда не выберешься.

— Делай, что говорят!

Дизель пожал плечами и исчез в доме. Скоро вышла няня с умолкшим младенцем на руках, за ней Бешеный Пес и Дизель. Дизель распахнул заднюю дверцу и жестом велел няне залезать. Она замешкалась.

— Здесь нет детского сиденья.

— Обойдешься. Полезай!

Няня подчинилась. Бешеный Пес подошел к Трою.

— Так ты остаешься? — спросил он. — Можно ведь позвонить и сообщить, что и как.

— Нет, она вызовет полицию. Вот! — Трой отдал ему сотовый телефон. — Позвоните сюда, как только доберетесь до места. Не спускайте глаз с няньки.

— Как быть с… багажником?

— Это потом.

Бешеный Пес кивнул.

— Кто поведет? — обратился он к Дизелю.

— Садись ты. Знаешь дорогу?

— Вроде. Рулить должен был Трой…

Оба повернулись к Трою. Тот объяснил:

— Отсюда на Монтерей, потом налево, до моста через автостраду, переезжаете его, сворачиваете налево, на Фигероа. Знаешь эту улицу? — Бешеный Пес кивнул. — Там направо. Когда увидишь на холме музей, ищи дом.

— Понял.

— Не давайте ей поднимать голову. Пусть не видит, куда ее везут. Ребенка тоже не показывайте. Не хватает чтобы вас остановили за то, что вы нарушаете правила перевозки младенцев!

— Да уж…

— Поезжайте.

«Ягуар» вылетел из ворот. Вспыхнули тормозные огни — и машина исчезла. Трой вернулся в дом и оглядел место преступления. Помповый дробовик развел непролазную грязь. Сначала кровь текла ручьями, потом загустела. На штукатурке остались обрывки кожи, раздробленные кости, волосы. Может, спалить дом дотла? Но у него не было ничего горючего: ни бензина, ни керосина.

В окна ударил свет фар: мать ребенка вернулась домой. Машина подкатила к задней двери. Трой наблюдал из столовой, из-за портьеры, как хозяйка выходит из машины, забирает сумочку, захлопывает дверцу. Она вернулась одна. Хоть в этом повезло!

Направляясь к лестнице на второй этаж, она крикнула, задрав голову:

— Кармен! Я вернулась!

Трой выступил из тени.

— Стоять, детка!

Женщина вздрогнула, разинула рот в беззвучном крике. Страх лишил ее голоса. Он бросился к ней, схватил за руки. Она в ужасе вытаращила глаза.

— Спокойно, твой ребенок жив.

— Мой малыш? Где он?!

— С ним все хорошо.

Женщина разрыдалась. Трой стиснул ее, встряхнул. К горлу подступала тошнота: он не испытывал от происходящего ни малейшего удовольствия, хуже того, понимал, как все худо.

— Успокойся, — сказал он женщине, чувствуя, как она дрожит. Боже, зачем он все это натворил? Ради денег, придурок, ответил невидимый мистер Хайд невидимому мистеру Джекилу.

— Где он? — повторила она и потянула его к лестнице.

— Его там нет. Мы его забрали.

— Пожалуйста, не причиняйте ему вреда! Я сделаю все, что вы захотите! Он ведь так мал…

— Знаю, знаю… Тсс! Слушай меня.

— Возьмите меня вместо него.

— Заткнись! Слушай, черт бы тебя побрал!

Она прикусила язык и закивала, не переставая дрожать.

— С твоим малышом ничего не случится. Но лучший способ получить его обратно — помогать нам. Ты согласна?

— Да.

— Как его зовут?

— Майкл.

— В честь папаши?

— Да.

— В Майке-папаше все дело. Знаешь, как ему позвонить?

— У меня… Я знаю один номер в Энсенаде. Иногда он сам берет трубку, иногда я оставляю сообщение. Он перезванивает или поручает это кому-нибудь другому.

— Понятно. Ребенок ему дорог?

— За ребенка он может меня убить.

— Ничего, не убьет.

— Вы его не знаете. Он — исчадие ада.

Трой подумал, что она более чем привлекательна. Породиста. Такой место в элитарном женском клубе, а не в подстилках у наркоторговца. Он уже собирался спросить, как ее угораздило спутаться с Майком Бреннаном, но сдержался. Серьезность положения не позволяла отвлекаться на глупости.

— Он следил за тобой? Пускал хвост?

— Не знаю, может быть… А что?

Сказать ей про кровь наверху? Рано или поздно придется.

Зазвонил телефон.

— Возьми трубку! — приказал Трой. Женщина повиновалась, сказал «алло» пару секунд подержала трубку возле уха и отдала Трою.

— Да?

— Все спокойно, — сказал в трубке голос Дизеля. — Они в винном погребе. Нам нужно детское питание.

— Ну так купи. Нет, пошли Пса.

— Ладно. Как там дела? Девка, гляжу, уже дома…

— Да. Я почти закончил.

— Хочешь, чтобы один из нас приехал за тобой?

— Нет, я сам.

— Как ты выберешься?

— Не важно. — Трой не стал говорить, что собирается взять у женщины машину. Он бы оставил ее в миле от тайника и дальше шел пешком. — Я дам знать как и что.

— Хорошо. Может, все еще обойдется…

— Может быть. Пока! — Трой повесил трубку и посмотрел на женщину. — Значит, так. Один из горилл Майка Бреннана…

— Кто-кто?

— Горилла… Телохранитель, значит… Он следил за тобой и погиб.

— Вы… вы его убили?

— Наверху.

— Господи! Он все еще там?

— Нет. Но там грязновато.

— Черт!

Возможно, она была не так малодушна, как ему сначала показалось.

— Забудь об этом. Уберешь потом. Сейчас мне нужно, чтобы ты позвонила по этому телефону. Если ответит Майк, передай трубку мне. Если будешь оставлять сообщение, скажи, пусть он тебе перезвонит. Когда будешь с ним говорить, скажешь: ребенка вернут в обмен на деньги, которые он задолжал старикану в тюрьме. Заплатит — получит его обратно. Поняла?

— А если не заплатит?

— Заплатит.

— А если нет?

— Я все равно верну тебе ребенка. Только если ты ему об этом проговоришься, я вышибу твои поганые мозги!

Он намеренно закончил грубой угрозой, хотя происходящее становилось ему все отвратительнее. Что ж, когда ты по уши в дерьме, тут уже не до сантиментов, а Трой был в отчаянии. Он тоже боролся за свою жизнь: ситуация была — хуже некуда.

— Звони! — Он дал ей телефон.

Она позвонила, но Майк Бреннан был, разумеется, недоступен. Его возвращения ждали завтра утром.

— Пусть обязательно перезвонит. Это очень срочно. — Говоря, женщина глядела на Троя. Когда она повесила трубку, он сказал:

— Мне придется взять твою машину.

— Берите. Только верните мне ребенка! — Ее глаза наполнились слезами, его тоже. Что он творит? А как еще быть, когда дело зашло так далеко?

— С ним ничего не случится. При нем Кармен. Ты ведь ей доверяешь?

— Да.

— Давай ключи от машины. — Женщина послушно достала ключи из сумочки. — Если вздумаешь позвонить в полицию…

— Не позвоню. Я знаю, чем это грозит.

— Надеюсь.

Трой заставил ее проводить его до машины. Когда он садился, она спросила:

— Вы разрешите Кармен позвонить мне и сказать, что малютка цел и невредим?

— Разрешу. Но если линия будет прослушиваться, я обязательно это засеку.

— Не беспокойтесь, я не позвоню в полицию. Обещаю.

Выезжая из ворот, Трой наблюдал за ней в зеркальце заднего вида: стройная фигурка под дождем. Ему было больно от содеянного, но остановиться на полпути было невозможно.

Он помчался мимо огромных домов, ярко освещенных к Рождеству. От этого ему сделалось еще тревожнее.

14

Первые двенадцать часов прошли насколько возможно спокойно. Няня не давала ребенку плакать. Трой поговорил по телефону с Алексом, потом они стали ждать. Следующей ночью ребенок все-таки расплакался — наверное, соскучился по матери. Телефонные разговоры стали напряженнее. Трой даже заподозрил, что кто-то ведет нечестную игру. Может, позвонить матери ребенка, попытаться понять, что ей известно? Он решил с этим повременить.

На третий вечер позвонил Алекс.

— Тот, кто вперся в детскую…

— Ну?

— Он по-прежнему у вас?

— Да, и сильно провонял.

— Как бы это не оказался сам Майк Бреннан, брат…

— Не гони!

— Хотелось бы.

— Этот тип был вылитый индеец. На мексиканца и то не похож, на ирландца тем более.

— Майк Бреннан как раз такой.

— Только не это!

— Он пропал. У старика есть свой человек в банде Бреннана. Там о нем ничего не слышно с самого воскресенья.

— Не может быть! — воскликнул Трой. Но на самом деле у него уже не осталось ни малейших сомнений. Разобравшись, как выглядел Бреннан, Трой понял, что в багажнике тухнет труп наркокороля.

— Я никогда еще не видел Чепе в таком бешенстве. Он рвет и мечет.

— Обвиняет меня?

— Бешеного Пса. Требует его убрать и грозит, что иначе закажет тебя.

Первой реакцией Троя была волна гнева.

— А пососать он не хочет, старый козел!

— Полегче. Поостынь и подумай.

— Я не терплю, чтобы мной помыкали. Из-за этого мне всю жизнь не везло.

— Хорошо тебя понимаю… Но если разобраться, то этот парень заслуживает пули в башку. От этого бы все выиграли.

— Вот как?

— Ты сам это знаешь, брат. Он — угроза для всех.

— Может, мне самому застрелиться? — Трой усмехнулся. — По крайней мере моим проблемам придет конец.

— Как там ребенок и нянька?

— При чем тут они? Я не собираюсь пускать их в расход.

— Хорошо хоть, что о вас не передают в новостях.

— Да, мы не испортим статистику преступности. Черт, это будет нелегко… Он меня почти боготворит.

— Сейчас боготворит, а через минуту набросится. Он на любого кинется. Псих он и есть псих.

— Похоже, Чепе раздумал нам платить?

— Похоже на то! — Греко хохотнул. — Смотри, если откажешься, потом пожалеешь.

— Я подумаю.

— Учти, брат, старик мягко стелет, но его мексиканцы замочат любого за десять процентов от обещанного тебе, а то и за меньше. Я все валю на твоего отморозка, но если ты не уберешь его сам…

— Я все понял. — Чепе ворочал сотнями миллионов, если не миллиардом, и распоряжался бесчисленными киллерами по обеим сторонам границы. Некоторые идиоты готовы пойти на мокрое за пару тысяч. Одни делают это из тупости, другие хитры, хладнокровны и бьют без промаха. Трой не боялся ничего и никого на свете, включая Чепе, но предпочитал по возможности сохранять его дружбу.


Стоило Трою и Дизелю открыть калитку гаража, им в ноздри ударила тошнотворная вонь разлагающейся плоти.

— Ну и вонь! — простонал Дизель, закрывая ладонью нос и рот. Трой отвернулся и вынул носовой платок. Его чуть не вывернуло наизнанку. Он нажал кнопку, гаражные ворота поднялись. Ночь была прохладной и свежей, смог смыло недавним дождем. Тучи унеслись на восток, в пустыню, небо сияло звездами. Трой набрал в легкие свежий воздух. «Почему жизнь не может быть проще?» — подумал он.

Дизель принес мешок с гашеной известью и затащил его в машину, на пол между передним и задним сиденьями.

— Иди за ними.

Бешеный Пес ждал, держа няню за рукав. На голову ей натянули наволочку. На руках она держала спящего младенца. Увидев жест Дизеля, Бешеный Пес сказал ей:

— Иди! Осторожно, здесь три ступеньки вниз. — Он несильно подтолкнул женщину, Дизель страховал на случай, если она оступится.

Трой опустил стекла машины, чтобы выветрился запах, проникший в салон из багажника. Когда няня с ребенком села в машину, Дизель захлопнул дверцу и сел впереди. Бешеный Пес перебежал улицу и сел в свою машину. Трой поехал первым.

— Не потеряй его, — предупредил Дизель.

— Не потеряю.

Трой проехал улочками Хайленд-Парк, переехал через мост над Пасадинским шоссе в Эль-Серено. Благодаря опущенным окнам и скорости из машины выветрился тошнотворный трупный запах, но из-за ночной прохлады ребенок расплакался. Няня укачивала его, шепча по-испански успокаивающие словечки. Машин было немного, пешеходов не было вообще, что упрощало задачу.

Оставив позади невысокие холмы, Трой свернул на Хантингтон-драйв, выискивая справа пустую автобусную остановку со скамейкой, чтобы мимо не сновали машины и некому было обратить внимание на вылезающую из «ягуара» женщину с ребенком на руках. Скамейки у остановок стояли через каждые несколько кварталов, но вокруг были машины или люди, поэтому Трой не сбавлял ход. Во Фремонте рядом были лавки, киоск с пончиками, заправка, кафе. Пришлось затормозить на светофоре и дождаться зеленого сигнала.

Черно-белая патрульная машина развернулась через осевую линию, но полицейские явно не обратили на них внимания.

На следующей остановке было пусто. Трой сбавил скорость и осмотрелся. Сзади ехал только Бешеный Пес. Машины, следующие в противоположном направлении, находились далеко. Трой подъехал к тротуару. Дизель выскочил, распахнул заднюю дверцу.

— Живо! — Он наклонился и потянул няню за руку, вытаскивая ее из машины и одновременно не давая упасть. — Тихо!

Они завязали ей глаза платком телесного цвета и напялили поверх платка темные очки, поэтому увидеть повязку можно было только вблизи. Одной рукой он взял ее за плечо, другой — за руку, поддерживавшую ребенка, чтобы она не боялась упасть.

Он подвел ее к скамейке.

— Садись. Sienta se.

Она нащупала рукой скамейку и села.

Стоило ей опуститься, как Дизель опять запрыгнул в машину. Бешеный Пес как раз проезжал мимо. Дизель захлопнул дверцу, Трой дал газу и долго смотрел в зеркало заднего вида на няню с ребенком, пока их не поглотила ночь.

Тогда Трой взял сотовый телефон и нажал кнопки. Женщина ответила на ползвонке.

— Это я. Няня с ребенком живы и здоровы. Они на автобусной остановке на Хантингтон-драйв, рядом с Пасадинским шоссе.

— Спасибо вам! Господи, спасибо!

— Ты не обращалась в полицию?

— Нет-нет! Видит Бог, и в мыслях не было!

— Майк так и не звонил?

— Нет. Я по-прежнему жду здесь.

— Можешь больше не ждать. Между нами говоря… вряд ли он появится.

— Что?!

— Он мертв. Думай, как тебе быть дальше.

Трой разъединился, не дожидаясь ответа. Он надеялся, что своей подсказкой оказал ей услугу. Возможно, своевременное заявление позволит ей зашибить денег.

Он по-прежнему ехал по Хантингтон-драйв, улице с широкой разделительной полосой и тремя рядами в каждую сторону, в этот час почти полностью свободными. С похищением было почти покончено, оставалось только прибрать за собой. Этому и были теперь посвящены мысли Троя.

— Как ты? — обратился он к Дизелю, помолчав минуты две.

— Ничего, учитывая, что я не разбогатею, как хотел.

— Может, в следующий раз больше повезет.

— Может… — После паузы Дизель проговорил: — Когда мы избавимся от трупа в багажнике, я, пожалуй, поеду домой.

— Валяй. Только у нас есть еще одно дельце.

— Что за дельце?

— Убить Бешеного Пса.

— Давно у тебя не было такой отличной мысли!

— Давно?

— Это я так… Но мысль правильная. Хочешь, чтобы это сделал я?

— Нет, Пес мой, мне его и усыплять.

— Как хочешь.

Они еще помолчали. Приближаясь к Розмид-бульвар, Трой включил сигнал поворота и увидел, что Бешеный Пес тоже замигал поворотником. До въезда на шоссе Сан-Бернандино, относившееся к федеральной автостраде номер десять, оставалась всего миля.

— Когда думаешь «пробить его билет»?

— Может, бросить его в ту же самую яму?

— Только после того, как он ее сам выроет.

— Ленивый ты сукин сын!

— Не люблю я копать землю. Помнишь, как нас заставляли заниматься этой херней в Престоне?

— Еще бы!

И верно, в колонии они вкалывали как рабы — это было формой наказания. Трой вспомнил мозоли у себя на ладонях от тяжелой мотыги, которой он взламывал асфальт спортивной площадки. Лучшего способа привить ненависть к физическому труду нельзя было придумать.

— Как насчет лопат?

— Есть одна, там, на полу…

Дизель повернулся, чтобы пошарить рукой за креслом.

— Всего одна?

— Будем копать по очереди.

— Нужна еще одна. И еще мотыга или кирка…

— Все закрыто. Разве что где-нибудь слямзить.

— Ага, и попасться. «Чувствуете, сержант, как у них смердит из багажника?»

— Как же быть?

— Сейчас соображу. Не хочу ждать до завтрашнего вечера.

— Ясен пень. За сутки он так развоняется, что запах уже никогда не выветрить.

— Все равно что кошачья моча.

Впереди появилась эстакада с проносящимися автомобилями и грузовиками. Трой съехал в ряд, ведущий туда. Бешеный Пес последовал за ним.


Центр циклона, залившего Лос-Анджелес водой, переместился в Аризону, но его хвост еще донимал ливнями территорию между Ривер-Сайд и границей штата. Под стать небесной лавине был нескончаемый железный поток на земле, именуемой федеральной автострадой номер десять. Две машины были в нем крохотными песчинками. Легковушки, грузовики и автобусы, выстроившись рядами, двигались сплошной массой. Желающий соблюдать предел скорости — 55 миль в час — был бы сдут на обочину воздушными вихрями от проносящихся «кенилуортов». В городках на востоке округа Лос-Анджелес — Кукамонге, Ковине, Помоне — движение было особенно сильным. Огромные фуры сбивались в караваны, как слоны, цепляющие друг друга хоботами за хвосты; малявки автомобили проносились мимо них, как гончие. Трой вел машину с образцовой аккуратностью, стараясь ничем не привлечь внимание дорожных патрулей. Если его остановят, то зловоние из багажника непременно ударит полицейским в нос, и они будут иметь резонное основание для задержания. Он держал стекла опущенными, хоть и не до конца, чтобы не чувствовать вонь, но и не замерзнуть на скорости: в пустыне холодные ночи.

Разговор в машине перемежался длинными паузами.

— Мы его уберем, а у него… Ты же знаешь, у него сто тысяч долларов!

Трой тяжело вздохнул, поджал губы и ответил после минутного молчания:

— Такие деньги нельзя бросать. Но мне почему-то не хочется к ним прикасаться.

— Да… получится, что мы его убиваем, чтоб ограбить.

— Вот именно. Хотя мы знаем, что это не так.

— Совсем не так. Я бы его бесплатно замочил, хе-хе!

Громкий смех Дизеля вызвал у Троя улыбку. Нашли над чем зубоскалить! Сколько человек убил Пес, не считая трех женщин и ребенка? В тюрьме охотно разглагольствуют о мошенничествах, кражах со взломом и ограблениях, но крайне редко упоминают про свои убийства: хотят забыть те, за которые получили приговор, и скрыть остальные.

— Бешеный Пес напоминает мне Нэша, — сказал Дизель. — Помнишь такого?

— Еще бы, разве это беззубое чудовище забудешь? Я радовался, когда его затащили в газовую камеру. Днем он дрыхнул, а ночами вопил. Я готов был разорвать его на части: целый год из-за него не смыкал ночью глаз!

— Помнишь его рассказ о том, как он выпотрошил мальчишку под Венецианским причалом, потому что не хотел, чтобы тот вырос и прожил жизнь, которую не довелось прожить самому Нэшу? Вот и Бешеный Пес такой же.

— Это точно.

Трой сомневался, что Бешеного Пса терзают угрызения совести, как Раскольникова в «Преступлении и наказании». Наоборот, убивая, Бешеный Пес утихомиривал донимающих его демонов. Это дарило ему чувство могущества. Трой собрался лишить Бешеного Пса жизни, но знал, что это будет нелегко. Бешеный Пес его боготворил. Трудно убить человека, боготворящего тебя, даже если тот маньяк-убийца. Напрасно он согласился похитить ребенка: слишком многое могло обернуться плохо. Могло — и обернулось. Кокнули курицу, несущую золотые яйца. Господи, кто бы мог предположить, что наркобарон, находящийся в федеральном розыске, рискнет пересечь границу, да еще именно в ту ночь… Ясно было одно: с похищениями покончено! Надо было сразу сообразить, чем это пахнет, как только прозвучало предложение, — но, черт возьми, два миллиона…

— Жрать охота, — доложил Дизель. — Помираю от голода.

В следующую секунду они увидели заметную издалека ярко-красную вывеску «Кафе» на высоком шесте.

— Столик для курящих или для некурящих? — спросила их официантка. Дизель указал на кабинку у запотевшего окна, выходящего на стоянку: они не хотели терять из виду свои машины.

Один Дизель решил набить желудок: заказал яичницу с ветчиной и кукурузную кашу вместо положенного к яичнице жареного картофеля. У Бешеного Пса, накачавшегося метамфетаминами, аппетита не было, и он ограничился кофе. Трой решил взять молока с пирожком. Молоко было лекарством от пожара, разожженного в желудке тревогой, а пирожок оказался сухой, он едва к нему притронулся.

— Ты уверен, что там, куда мы едем, все чин чинарем? — спросил Бешеный Пес. — Ты же там давно не был.

— Что может измениться посреди пустыни? Это сухой каньон в резервации индейцев-кабазонов. Туда никто не суется, кроме самих индейцев. Съезжаешь с дороги — и вокруг ни души на много миль.

— Тогда поехали. Скоро рассвет.

Трой оставил на столе чаевые и расплатился у кассы. Его спутники поспешили на улицу. Когда Трой выходил, Бешеный Пес стоял спиной к двери. Трой посмотрел ему в затылок, чуть ниже левого уха. Сюда войдет пуля… Он отогнал эти мысли. О таких вещах лучше не думать, пока не наступит момент действовать. Решение принято, колебания побоку! Назад пути нет.

— Нам бы заправиться, — сказал Дизель подошедшему Трою. Понизив голос, он добавил: — Он не спускает с меня глаз.

— Я сказал, что все сделаю сам. Пожалуй, я сяду к нему. Поведешь мою машину.

Теперь первым ехал Бешеный Пес. Трой сидел с ним рядом. «Ягуар» следовал за ними. Было уже далеко за полночь, поток машин сильно поредел, темень вспарывали одни грузовики. При встрече с грузовиком Бешеный Пес мигал фарами. По радио звучали сплошь рождественские гимны.

— Что теперь? — спросил Бешеный Пес. — Греко найдет нам новое дельце?

— Найдет, но уже после Нового года. Дизель просится на Рождество домой. Ты ведь знаешь, у него ребенок.

— По мне, пусть бы вообще не выползал из берлоги.

— Не злись, Пес. Верзила — парень что надо.

— Для тебя, может, и что надо, а мне он не по нутру. Я терплю его только ради тебя. Этот козел держит себя за крутого. Мотал я всех крутых! По ним могила плачет.

— Это точно. — И Трой похлопал Бешеного Пса по плечу, чувствуя себя Иудой. — Успокойся, брат. Все наладится. — Как ни противно ему было врать, он знал, что иначе нельзя.

Они мчались через пустыню, по местам, где двое из троих еще не бывали. Что-то Трой узнавал, остальным местность была незнакома. Есть ли здесь дорога, ведущая вглубь пустыни? Указатель предупреждал: «ПАЛМ-СПРИНГС — СЛЕДУЮЩИЙ ПОВОРОТ». Внезапно фары высветили другую надпись: «Резервация индейцев-кабазонов».

— Сюда! — скомандовал Трой.

Бешеный Пес ударил по тормозам и свернул под визг резины. Судя по фарам сзади, Дизель совершил поворот аккуратнее. Они оказались на узкой фунтовой дороге. Она тянулась по пересеченной местности, переваливала через русла пересохших речек, поднималась на заросшие кактусами холмики. На фоне ночного неба высились огромные часовые — переусы. Если Троя не обманывала память и если он не ошибся поворотом, до резервации оставалось пять миль, а место их назначения находилось ближе. Мимо, в противоположную сторону, проехал пикап. Индейцы тащились в город. Не вернутся ли они, чтобы узнать, что за две машины едут к ним в резервацию? Дождавшись, пока исчезнут задние габаритные фонари пикапа, Трой перевел дух.

В свете фар появился поворот — двойная колея от колес, уходящая в темноту.

— Сворачивай туда.

Машина запрыгала на ухабах, в танцующем свете фар скакали безликие детали мертвого пейзажа. Едущий сзади Дизель затопил их салон светом фар. Все вокруг было черно, без малейшего просвета. Ни луны, ни звезд — непроглядная ночь. Вокруг на много миль простиралась пустыня.

Примерно через милю дорогу перерезало глубокое русло, по которому быстро журчала вода, — последствие недавнего ливня. Дальше забраться они уже не могли, но местечко выглядело не хуже любого другого в округе. У Троя отчаянно колотилось сердце. Он принудил себя дышать ртом — медленно, размеренно. Спокойно, не позволять воображению забегать вперед. Все просто: всего лишь надавить пальцем на спуск.

Дизель остановился позади них и заглушил двигатель. Из-за громкого журчания воды его шаги не были слышны. Неожиданно он появился рядом с машиной.

— Приехали?

— Хочешь пуститься вплавь?

— Что здесь, что дальше — без разницы.

— Начинай. Где лопата?

— Я готов. Копать так копать.

— Может, просто бросим эту падаль здесь? — проговорил Бешеный Пес. — Койоты и канюки мигом его обглодают.

— Обглодать-то обглодают, но кто-нибудь может увидеть стаю канюков и приехать взглянуть, не пала ли здесь коровка.

— Здесь разводят бычков, а не коров, — поправил Бешеный Пес.

— Велика разница!

Освещая себе путь фонарем и вооружившись лопатой, они зашли за холмик, чтобы их не увидели, даже по самой невероятной случайности. Вдруг какой-нибудь индеец вздумает уединиться здесь со своей девушкой или кому-нибудь не в меру любознательному понадобится проверить уровень воды… Машины не спрятать, но, если роешь могилу, лучше оставаться невидимым.

Дизель начал копать, вернее, попытался начать, потому что смог лишь высечь осколки камня. Попробовал в другом месте — тот же результат.

— Блин! — Дизель отшвырнул лопату. — Так можно застрять дня на три. Без динамита здесь делать нечего.

— Есть идея, — сказал Бешеный Пес. — Давайте найдем навес, какой-нибудь выступающий кусок породы, положим его внизу и обрушим на него землю. Устроим небольшой оползень.

— А что, неплохо! — одобрил Дизель. — Как считаешь? — обратился он к Трою.

Трой думал о другом, могила его мало занимала. В душе у него шла борьба из-за того, что ему предстояло сейчас совершить.

— Да, — пробормотал он, — это то, что нужно.

Они двинулись вдоль сухого русла, пролегавшего недалеко от ручья, и нашли ярдах в ста от потока земляной навес, грозивший вот-вот обрушиться. Именно такое место они и искали. Они вернулись к машине, открыли багажник — и втроем шарахнулись от чудовищного зловония. Дизеля чуть не вырвало.

— Как же смердит! — простонал он.

— Ты через три дня так же провонял бы, — хмыкнул Бешеный Пес.

— Ну может, и вонял бы, зато нюхать бы не пришлось, — парировал Дизель.

— Задержите дыхание, пока мы его не вытащим, — посоветовал Трой, одной рукой зажимая нос и рот носовым платком, а другую руку запуская в багажник, чтобы нащупать сквозь одеяла лодыжку. Плоть разбухла, пальцы погрузились глубоко. «Какая гадость!» — подумал он, вытаскивая труп.

Мертвец ударился о задний бампер и плюхнулся на землю.

— Не стой! — обратился Трой к Бешеному Псу. — Ты его замочил, так хоть помоги донести до могилы.

— Не сердись, Большой Трой, — весело отозвался Бешеный Пес.

Внутри у Троя все сжалось: он знал, что через несколько минут прикончит этого несчастного. Согласно картине мира, как рисовал ее себе Трой, Бешеный Пес Маккейн был виноват меньше, чем, например, сотрудники Красного Креста и хранилищ крови, которые пренебрегли тестами на ВИЧ, сэкономив сотню миллионов, и тем обрекли на смерть тысячи больных гемофилией. Вот кто виделся ему истинным исчадием ада. Бешеный Пес умрет, потому что его опасно оставлять в живых, но таким сделала его трагическая жизнь.

— Дай-ка я, — вызвался Дизель. — Ты иди вперед и свети фонарем.

Тело лежало в позе зародыша: трупное окоченение только-только стало переходить в разложение. Бешеный Пес и Дизель поволокли его к облюбованному месту. Прикасаться к мертвой плоти никому не хотелось: Дизель нес труп за лодыжку, держа ее, как до него Трой, через одеяло, Бешеный Пес и подавно ухватил только угол одеяла. Идти оказалось дальше и труднее, чем они думали. Трой ушел с фонарем вперед, чтобы найти лопату. Бешеный Пес оступился и выронил одеяло. Дизель один потащил дальше труп, вернее, обезглавленное тело, подпрыгивавшее на камнях.

— Все равно он ничего не чувствует… — бормотал Дизель.

С помощью фонаря Трой определил место, где легче всего будет обрушить землю.

— Кладите здесь! — распорядился он, указывая лучом фонаря, и первым нанес удар лопатой снизу вверх по земляному навесу.

— Мы забыли известь! — замер он вдруг.

— Обойдемся! — сказал Бешеный Пес.

— Нет, известь за несколько месяцев сожрет труп. Пойду принесу.

— Я сам, — вызвался Дизель. — Я здоровее тебя. Давай фонарик.

Трой не стал спорить и проводил взглядом прыгающий луч фонаря: Дизель светил во все стороны, чтобы не заблудиться. Потом настала полная темнота и тишина. Непонятно откуда послышалось не то шуршание, не то хлопанье крыльев. После захода испепеляющего солнца в пустыне пробуждаются всякие хищные твари: летучие мыши, койоты, совы, а также их многочисленные жертвы. Поблизости размеренно дышал Бешеный Пес. В отдалении раздался стук упавших камешков: кого-то привлек запах мертвечины. Трой думал только о близящейся расправе с Бешеным Псом. Момент приближался, и у Троя от волнения подкашивались ноги. Что бы ни совершил этот сумасшедший, смерть он примет от руки человека, которого любит.

— Черт, я мерзну, — сказал Бешеный Пес. — А ты?

— Я одет теплее тебя.

— Где этот болван?

— Сейчас вернется.

Луч фонаря появился как по волшебству. Дизель сыпал проклятиями.

— Ботиночки от «Феррагамо», мать их, за семьсот баксов… Все в царапинах! Перемазался, как свинья!

— Ничего, купишь себе новые штиблеты, — утешил его Бешеный Пес.

— Это конечно… — Дизель поравнялся с ними, тяжело дыша. — Куда девать эту хреновину?

— Вываливай на труп.

Дизель осветил фонарем тело и бросил на него мешок с известью. Бешеный Пес вспорол лопатой мешок, и гниющая плоть скрылась под слоем белесой дряни.

— Я полез наверх, — сказал Дизель, отдавая Трою фонарь. — Вы, ребята, копайте снизу, а я подналягу оттуда. Так пойдет шустрее, верно?

— Полезай, — согласился Трой. С той минуты, как Дизель отправился за известью, Трой сжимал в брючном кармане пистолет, дожидаясь удобного момента, чтобы его выхватить и нажать на спуск. Ему хотелось выстрелить только в затылок, в упор. Ладонь уже была мокрой от пота. Глядя на восток, куда удалился Дизель, он угадывал его смутный силуэт. Это была ложная заря, предшествующая настоящей. Чувство слабости в желудке становилось невыносимым. Если бы они были с Бешеным Псом вдвоем, он бы оставил его в живых, а Дизелю чего-нибудь наплел бы. Надо было поручить убийство Дизелю… Трой жалел, что не злится: выстрелить со зла, наверное, легче, чем сделать это хладнокровно…

— Ладно, начали, — сказал Дизель, стоя на выступе.

— Иду, — сказал Бешеный Пес.

Скинув на плечо лопату, он прошел совсем рядом с Троем и подошел к выступу. Он принялся долбить его лопатой снизу вверх, к каждым ударом издавая натужный звук. На фоне неба рисовался силуэт Дизеля — он подпрыгивал на выступе, расшатывая его. Трой подошел к Бешеному Псу и встал у него за спиной справа. Он вытащил пистолет из кармана и спрятал его за ногу.

Бешеный Пес перестал орудовать лопатой и обернулся.

— Еще пара минут — и навес обрушится. Держи лопату. У меня уже все руки в мозолях. Давай фонарь.

Трой послушался. Бешеный Пес зажег фонарь и стал рассматривать свою натертую ладонь. Трой знал, что тянуть нельзя, такой удобный момент больше не повторится: настала его очередь копать. Он подошел, словно заинтересовавшись мозолями, и оказался у Бешеного Пса за спиной. Вынув пистолет, он поднес его к голове обреченного на расстояние трех дюймов и, сжав рукоятку пистолета, одновременно надавил на спуск. Пистолет подпрыгнул, громыхнул выстрел, язык пламени обжег голову Бешеного Пса точно под правым ухом. Пуля прошла сквозь череп и вышла у левого глаза, оставив дыру размером с полдоллара. Бешеный Пес рухнул как подкошенный прямо на Майка Бреннана. Фонарь упал на землю и покатился в сторону, отбрасывая в разные стороны длинные лучи. Вспоротый мешок извести оказался зажат между двумя трупами. Через несколько месяцев они слипнутся в одну массу.

Трой приставил пистолет к затылку Бешеного Пса и выстрелил еще раз. Тело дернулось. Выстрелы эхом разнеслись по пустыне, откуда-то из кустов на них отозвался ржанием дикий осел.

Трой подобрал фонарь и навел луч на дело своих рук. Дизель съехал с высокого берега вниз.

— Я перешел рубикон, — пробормотал Трой.

— Это как? — спросил Дизель, тоже глядя на трупы.

— Говорю, надо побыстрее их забросать, — проговорил Трой вслух, мысленно спрашивая себя, как он дошел до жизни такой. Ответа на этот вопрос у Бога не было.

— Все равно как гаубица бабахнула, — поделился впечатлением Дизель.

— Вряд ли кто-нибудь слышал мою артиллерию, кроме рогатых жаб. Полезай обратно.

— Пошарь по его карманам, возьми ксивы и ключи от машины. Сто тысяч баксов наверняка киснут в багажнике.

— Черт, а ты начинаешь ворочать мозгами! Я бы вспомнил про это только у машины.

— Я же говорю, ты без меня никуда. До чего же я рад, что ты грохнул этого козла! У меня от него душа уходила в пятки.

— Больше он никого не напугает.

От облегчения кружилась голова. Они одновременно выбросили вверх руки и хлопнули друг друга ладонь о ладонь. После пережитого, как ни странно, хотелось дурачиться. Чтобы вызвать мини-лавину, похоронившую оба трупа, потребовалось двадцать минут. К этому времени из-за горизонта на востоке уже показалось солнечное зарево, предвещавшее безоблачный день. Ливни отодвигались все дальше.

Трой уставился на груду земли, заменившей могилу. Теперь тела покоились под доброй тонной камней и породы. Они останутся там навеки, но даже если их извлекут на свет через два-три месяца, то опознать покойников будет уже невозможно — об этом позаботится известь. Помочь могли бы слепки зубов, но для этого нужно знать, кого именно искать. Обнаружив два слипшихся тела, полиция начнет искать двоих одновременно исчезнувших людей. В любом случае все останется на уровне догадок. Оба убийства наверняка останутся нераскрытыми, более того, о них, скорее всего, вообще не узнают.

Они вернулись к машинам, забрав с собой лопату, и отперли багажник Бешеного Пса. Дизель оказался прав: сто тысяч ждали хозяина в спортивной сумке «Найки».

— Позже пересчитаем, — решил Трой. — Положим в «ягуар».

— Не оставлять же его машину здесь?

— Нет, лучше в другом месте.

— Где?

— Где угодно. Можно на стоянке у того казино, что мы проезжали. На нее обратят внимание только через несколько дней.

— Она зарегистрирована на вымышленное имя.

— Будет одной брошенной машиной больше. Держи! — Трой сунул Дизелю ключи и перенес спортивную сумку в багажник «ягуара». Теперь там лежало двести тысяч, и три четверти этих денег принадлежали ему, Трою. К тому же Алекс Арис еще не расплатился с ними до конца. Все складывалось неплохо.

Выезжая на узкую дорогу, Дизель мысленно прочитал покаянную молитву. Вслух он поносил «поповские байки», но в душе крепко засели остатки католического воспитания. Шепча слова молитвы, он одновременно проклинал монахинь. В кого они его превратили? Неужели он никогда не избавится от этого наваждения?

Он выехал следом за Троем на главную трассу. Вскоре они свернули на парковку возле казино, где уже собралась добрая сотня машин. Трой просигналил Дизелю фарами, чтобы он остановился на другой стороне.

Они вошли в помещение врозь, не обратив на себя ничьего внимания, потом, выйдя вместе, сели в «ягуар».

Когда они выехали на автостраду, было восемь утра.

— К полудню будем в Лос-Анджелесе, — пообещал Трой.

— Позвони Греко, спроси про наши деньги. Я хочу немного поспать и вечером вернуться домой.

— Сможешь уснуть?

— После такой встряски самый сон!

15

Лос-Анджелес сиял после дождя. Воздух, тротуары, листва были промыты, горизонт предлагал нечастое зрелище — снежные вершины гор Сан-Габриэль. Чудесный зимний день напомнил Трою детство, когда Лос-Анджелес более любого другого города Америки походил на рай. Но, несмотря на окружающую красоту, Троя не покидало уныние, на душе было гадко. Что это, реакция на убийство или его дурной характер? Он покосился на Дизеля. Тот тоже, наверное, думал об этом; возможно, никакие другие мысли его и не посещали, хотя выглядел верзила вполне безмятежным. Что творится у него внутри? Какой отпечаток наложило на него католичество? Наверняка он верит в вечное проклятие. Сознание самого Троя было избавлено от этого бремени. Его беспокоил не Божий и даже не людской суд, ибо первого для него не существовало, а второго никогда не случится. Ему другое не давало покоя: что жизнь его свелась к пуле, всаженной в башку отморозка. Как чудесно было бы проснуться как-нибудь утром с мыслью, что впереди совсем другая жизнь!

Несколько секунд он жалел себя, потом презрительно хмыкнул. Нечего разводить антимонии! Тасуй карты и ходи, уповая на удачу!

Они находились к востоку от центральных кварталов. Впереди топорщился частокол небоскребов. Когда Трой садился в тюрьму, еще только начинал расти первый из них. Ни один город не давал так почувствовать все невероятные перемены, случившиеся в двадцатом веке, как Лос-Анджелес. В начале столетия в Южной Калифорнии жило девяносто тысяч человек, в конце — девять миллионов. Лос-Анджелес — первый огромный город, построенный для автомобиля, но не для миллионов автомобилей! Здесь не кажется дикой мысль о том, чтобы попробовать преодолеть миль шестьдесят, прыгая по автомобильным крышам и ни разу не касаясь земли. В тюрьме он сильно по всему этому скучал, но сейчас с радостью убрался бы подальше. Вот только куда? Нет, сперва надо сорвать куш побольше, вроде того, на который он надеялся в последний раз, пока все не пошло вразнос… На свои сто семьдесят тысяч он мог бы пировать не один месяц, но для эмиграции этого маловато.

Сейчас Трой никуда не скакал. Впереди то и дело вспыхивали тормозные огни, автомобильное стадо ползло с черепашьей скоростью. Автострады хороши, когда по ним едешь, стоять же на них — кромешный ад. Теперь приходилось все чаще стоять. Левый ряд двигался чуть быстрее остальных — и на том спасибо. Трой взял сотовый телефон и позвонил Алексу. Тот ответил лаконичным «да?»

— Это я, слышишь, рак за руку Греку цап?

— Ха-ха-ха! Где ты, балда?

— Почти в центре. Как оно у тебя? Виделся с парнем?

— Да, все при мне.

— Где увидимся?

— Я тоже в дороге. В «Пи-Ди-Си»?

— Да, минут через пятнадцать — двадцать.

— Идет. Закажи для меня «Дельмонико».

— Ладно. Средне прожаренный.

Трой выключил телефон. Алекс отдаст недостающие тридцать тысяч в ресторане «Пасифик Дайнинг Кар» — если Трой сумеет пробиться через центр.

— Давай-ка съедем с автострады, — предложил Трой.

Дизель опустил стекло и стал махать рукой, свирепо глядя другим водителям прямо в глаза. Те послушно пропускали «ягуар». Они въехали на эстакаду, миновали Стейт-стрит в тени огромной Клинической больницы и выскочили на Пятую стрит, прозванную «Пять центов». В юности Троя здесь преобладали дешевые гостиницы и открытые бары. Тогда здесь кишели черные и белые пьяницы и наркоманы, теперь — одни черные, сидящие на крэке, по сравнению с которым героин — снадобье от простуды. Героиновым наркоманам подавай быстрого кайфа, ради которого им море по колено, но они в подметки не годятся крэковым — перед этими попятятся даже техасские забияки. «Ягуар» провожали дикие, безумные глаза.

На одном из светофоров чумазый негр с бутылкой воды и тряпкой принялся протирать ветровое стекло соседней машины. Женщина внутри закрыла на дверях замки, постучала по стеклу и отрицательно покачала головой, на что мойщик ответил непристойным жестом. Дизель засмеялся и встретил ухмылкой двинувшегося к ним бродягу. Прежде чем тот начал мусолить тряпкой их стекло, Дизель достал из-под пассажирского сиденья и показал ему здоровенный пистолет. Бродяга шутливо вскинул руки, показав в улыбке беззубый рот:

— Ладно, амбал, я тебя боюсь.

Зажегся зеленый сигнал, и они тронулись с места.

— Это ты напрасно, — бросил Трой Дизелю.

— Знаю. — Дизель пожал плечами. — У каждого бывают заскоки.

У путепровода, ведущего на Портовое шоссе, Пятая стрит сливалась с односторонней Шестой, ведшей на запад. В полумиле оттуда, на углу Уитмер-стрит, находился знаменитый ресторан. Трой свернул на его стоянку. Впереди они увидели машину Алекса, за рулем которой уже сидел служитель стоянки. Сам Алекс шагал к ресторанной двери с плоским чемоданчиком в руке.

Трой затормозил и погудел. Греко обернулся и дождался Троя и Дизеля, чтобы войти в ресторан вместе с ними.

— Как я погляжу, с вами нет третьего.

— С ним покончено.

— Правда? У Чепе улучшится настроение. Куда вы его дели?

— Туда, где сам Господь его не отыщет, — ответил Дизель. — Зарыли посреди пустыни. Я сам вряд ли найду это место.

— Все здесь? — осведомился Трой, указывая на чемоданчик Греко.

— Здесь. Забирай! Неси сам.

Метрдотель, знавший Алекса, взял меню и отвел их в один из отдельных залов с тремя незанятыми кабинками и двумя столиками. Здесь можно было спокойно беседовать, а Алекс мог курить, хотя новым городским законом это запрещалось.

Алекс дождался, пока официант принесет им кофе и примет заказ, а потом перешел к делу.

— Я сказал Чепе, что во всем виноват тот тип. Чепе так бесновался! Никогда его таким не видел: обычно он ласков, как овечка.

— Знаю, — кивнул Трой, — обычно с ним приятно иметь дело.

— В общем, я все свалил на Бешеного Пса. Чепе обрадуется, когда я ему скажу, что этого психа больше нет на свете. Одно его беспокоит: чтобы все не выплыло наружу. Так что смотрите не болтайте.

— За кого ты меня принимаешь? — проговорил Дизель с обидой в голосе. — Меня не надо предупреждать о таких вещах.

— Знаю, знаю, но все мы люди. Иногда хочется пооткровенничать…

Видя, что Дизель недовольно крутит головой, Алекс не стал продолжать.

— Что теперь? Вы готовы к новым подвигам?

Трой посмотрел на Дизеля. Тот глядел нерешительно.

— Я еду на Рождество домой. У меня ребенок.

— Слыхал, — кивнул Алекс. — Сынишка?

— Да. Ужас как его люблю! В общем, мне хочется провести праздники с ним. А после первого числа…

— После первого, значит, время найдется?

— Конечно! Да что там, у меня еще никогда не водилось таких денег! Теперь, без этого урода…

— А ты? — повернулся Алекс к Трою.

— Пожалуй, я отправлюсь с моим клиентом в Фриско. Пока он будет отдыхать с семьей, я проведу время на озере Тахо. Днем лыжи, вечером картишки…

— Звучит заманчиво.

— Может, составишь мне компанию?

— Не исключено, но после Рождества. У меня ведь тоже семья.

— Ну конечно! Сколько твоей дочери?

— Шестнадцать.

— Боже, как летит время…

— Я решил подарить ей на Рождество машину. Поставлю перед домом, обмотаю праздничной ленточкой…

— Представляю, как ей понравится!

Алекс кивнул с мечтательной улыбкой и сменил тему.

— Итак, в этом кейсе лежат остальные деньги. Что еще? У вас есть мой номер. А ты, брат? Как мне с тобой связаться?

— Звони, — сказал Дизель. — У тебя есть мой телефон?

— Нет. Диктуй. — Алекс достал электронную записную книжку и ввел в нее продиктованный Троем номер.

После ужина Трой и Дизель простились с Алексом на стоянке. Служитель пригнал «ягуар», Трой положил чемоданчик в багажник. Там уже лежали его сто тысяч и сто тысяч Бешеного Пса.

— Разделим в отеле, — сказал он Дизелю.

— Как скажешь, Трой. Здесь ты главный.

Они поехали в «Холидей Инн» на Хайленд-авеню с видом на Голливудский бульвар по одну сторону и на Голливудские холмы по другую. Раньше Дизель снял там номер на три дня, а теперь продлил еще на два. «Мустанг» стоял в гостиничном гараже. На нем лежал слой лос-анджелесской сажи, но к нему никто не прикасался. В номере подельники разделили деньги Бешеного Пса и остаток, привезенный Алексом.

Убирая очередные шестьдесят шесть тысяч, Дизель представлял лицо жены, когда он вывалит на кровать новое богатство. Стерва, пусть приплюсует добавку к первой сотне тысяч и впредь молчит как рыба! Видит Бог, он с ней очень добр! Он почувствовал, что ему не терпится повидать ее, но особенно Чарльза-младшего.

— Все-таки здорово иметь ребенка! — сказал он Трою.

Тот кивнул. Сам он никогда не станет отцом: он забросил эти мечты в середине тюремного срока.

— Что ты собираешься ему говорить? — спросил он Дизеля.

— О чем?

— Обо всем. Каким бы тебе хотелось его вырастить, как он должен себе представлять историю отцовской жизни…

— Не знаю, что ему говорить. Если он станет напрашиваться на неприятности, я надеру ему задницу по первое число. Он у меня станет добропорядочным гражданином. И мужчиной. Будь я проклят, если он не вырастет настоящим мужиком!

— Надеюсь, так и будет, брат. Никому не пожелал бы такой жизни, как наша.

— Это точно. — Дизель застегнул молнию на сумке с деньгами и взял другую, с одеждой. — Как поедем? Ты за мной? Я за тобой?

— Чеши на север сам. Я проведу в Лос-Анджелесе еще одну ночь. Я так и не успел помотаться по городу, взглянуть, что здесь и как. Может, подцеплю бабенку, пусть даже профессионалку. Увидимся завтра вечером уже там.

— Ты уверен?

— Вполне. Может, сяду сыграть партию в покер.

— Ладно, как скажешь. Если не опоздаешь, я зажарю барбекю. У меня получается бесподобное барбекю!

Они вместе спустились в лифте и простились в вестибюле. Дизель покатил по Хайленд-авеню к Прибрежной автостраде номер сто один. В Таузенд-Оукс он попил кофе в «Денни», хотя зарекался питаться в этих забегаловках, и проглотил две ампулы дексамила. Благодаря входящему в них амфетамину его совершенно не клонило в сон, голова оставалась свежей, пока он мчался сквозь ночь на север. Иногда слева серебрилось море, справа темнели холмы с огнями Вентуры, Санта-Барбары, Санта-Марии, Писмо-Бич, Сан-Луис-Обиспо и других городков, и так до самых южных пригородов Сан-Франциско.

До дому он добрался глухой ночью. На подъездной аллее красовался новенький «форд»-минивэн. Он сам подумывал о том, чтобы купить жене новую машину, но разозлился, что она купила ее сама, без спросу. Он ворвался в спальню, включил свет.

— Черт! Откуда взялся этот гребаный минивэн?

— Чарльз, Чарльз!.. Подожди! Я могу везти его обратно, честное слово. Мы так условились. Хочешь, покажу?

Жена спрыгнула с кровати в одних трусиках и пошла к комоду. Она была без бюстгальтера, и груди у нее подпрыгивали в такт шагам. Он знал, что она не врет, и не собирался копаться в бумажках. У него уже появились другие намерения. Он подошел к ней сзади, обнял, сжал груди. Она задрожала, соски напряглись. Губы Дизеля потянулись к ее уху. Он уже нес ее на кровать, когда захныкал Чарльз-младший. Дизель закатил глаза и рухнул навзничь на кровать. Жди теперь, пока она убаюкает малыша! Он надеялся, что в этот раз обойдется без опостылевшего ему состояния, когда он чувствовал себя после близости с женщиной грязным и сожалел о том, что они этим занимались. Воспоминание о любовных ласках не должно вызывать отвращение. Но, зная это, он ничего не мог с собой поделать. Ей хотелось обниматься, ему — убраться подальше. Он дал себе слово, что в этот раз хотя бы не покажет свои чувства.

Проводив Дизеля, Трой аккуратно сложил свои сто семьдесят тысяч в багажник «ягуара». Запах мертвечины выветрился — возможно, его поглотили нафталиновые шарики, которые он предусмотрительно насыпал в багажник. Коврики выглядели как новенькие. Все было чисто. Никто никогда не заподозрит, что здесь несколько дней гнил обезглавленный труп. Трою хотелось бы забыть про него так же быстро, как этот труп покинул багажник его машины. Но перед глазами то и дело вспыхивало пламя, ударившее Бешеному Псу в затылок. Выстрел — и он беззвучно упал, словно сдавили пальцами свечной фитиль.

Прежде чем запереть багажник, Трой открыл чемоданчик и взял из него пачку двадцатидолларовых купюр. Немного поразмыслив, он забрал тупорылый «Смит-Вессон» калибра 0,38 и закрепил его в кобуре на поясе, под пиджаком. У него и в мыслях не было отстреливаться от полиции, снова идти надело — простая самозащита в родном городе.

Выезжая из подземного гаража, он позвонил Алексу.

— Ты не голоден, брат?

— Я думал, ты отправился отдыхать на север.

— Отправлюсь завтра. Как насчет ужина?

— Увы, у меня дела. Жаль.

— Позвони мне, когда освободишься. Если нет, то увидимся, когда я вернусь.

Алекс пробубнил что-то на прощанье, но Трой его не расслышал из-за неважной связи. Отключился он с недовольной миной, потому что рассчитывал провести вечер в компании Алекса.

Утоляя голод за стойкой в «Муссо-Франк», Трой размышлял, чем заняться вечером. Он отчасти сожалел, что не уехал с Дизелем. Сходить в кино? Нет. Больше всего ему хотелось женского общества, только это должна была быть не грубая уличная шлюха и не минет в массажном салоне. Он мечтал о беседе, о женском смехе. Он был готов расстаться за вечер с целой тысячей долларов, если будет за что платить. Но он понятия не имел, куда обратиться за девушкой по вызову. Потом на память пришел коктейль-холл на краю Стрипа — излюбленное место проституток высокого полета.

Но, едва там очутившись, он понял, что ошибся. Вместо темного дерева, красной кожи и голоса Фрэнка Синатры из музыкального автомата он обнаружил зеркальные стены, одних мужчин и пение Джуди Гарланд. Трой почувствовал, что краснеет, и быстро ретировался. Через несколько минут он расхохотался, удивляясь своему смущению.

После этого он двинулся по бульвару Сансет на восток, подальше от глянца Стрипа и богатства Беверли-Хиллс, к задрипанному центру и раскинувшимся за ним восточным кварталам. Там, откуда начинается бульвар Сансет, зародился Лос-Анджелес. Ближе к Юнион-стейшн он вспомнил о коктейль-холле на Хантингтон-драйв в Эль-Серено, излюбленном месте бывших заключенных-латиносов. Не прошло и двух месяцев с тех пор, как красавчик Генри Сото, вернувшийся в Сан-Квентин, рассказал, кроме прочего, что клубом «Клевер» теперь владеет Видал Агилар, хотя официально право торговать спиртным принадлежит кому-то другому. Трой не встречал Видала уже несколько лет, но в свое время они целых три года просидели в соседних камерах, много раз завтракали и обедали бок о бок. Видал всегда был серьезной фигурой в преступном мире Лос-Анджелеса и водил знакомство с Алексом Греко. Трудность с мексиканцами заключалась в том, что слишком многим из них хотелось верховодить. Дух мачо при нежелании сотрудничать.

За мостом через реку Лос-Анджелес красовались граффити — имена местных громил-малолеток. Трой тоже помнил многих, носивших клички Япо, Ворчун, Алфи, Ворон, Ведо и Вето.

Вдоль дороги потянулись неприглядные жилища бедноты. Между домами чернели кучки местных бездельников. В некоторых окнах горели рождественские огоньки, многие оштукатуренные домики были обвешаны лампочками, отчего Трой почувствовал себя еще более одиноким. Он редко когда кому-нибудь завидовал, но сейчас, представляя себе, как Дизель проводит рождественское утро с сынишкой, он ощутил укол зависти. Жаль, что жизнь не позволила ему обзавестись сыном.

Он повернул на Сото, миновал Хазард-парк и холмы Эль-Серено, еще не застроенные, не считая радиовышек с мигающими красными огоньками. Однажды в молодости он, перебрав, залез на такую башню. Он не дополз бы и до половины, если бы не мексиканский мачо по имени Гато, карабкавшийся на соседнюю башню: тот отказался остановиться на полпути и подал пример Трою. Но сделанное в двадцать два года невозможно было воспроизвести теперь. Он припомнил, как меньше двух недель назад рассказывал об этом Бешеному Псу, и попытался поскорее об этом забыть.

Сото превратилась в исток Хантингтон-драйв. Трой увидел зеленую вывеску клуба «Клевер», на которой буква «Л» лишь слабо мерцала. Трой остановился, не доезжая до цели, на боковой улочке и пошел в клуб пешком. Декабрьский вечер был на удивление теплым. С соседних дворов до него доносились веселые голоса детей.

Двери клуба были распахнуты, наружу лилась музыка «марьячос». Все столики и кабинки были заняты, стойку тоже облепили посетители. На низкой эстраде играл квартет, в небольшом круге танцевали «банду», крепко обнявшись и сильно раскачиваясь, несколько пар. Черт, подумал Трой, этот гребаный Видал цветет и пахнет!

Он подошел к бару. По нему скользнуло несколько недовольных взглядов — гринго вторгся в страну ацтеков! Но никто ничего не сказал, никто не проявил враждебности. Единственным свободным местом у стойки было пространство, временно занятое официанткой, как раз отчаливавшей с тяжелым подносом. Он заметил, что у нее здоровенная круглая задница, какие предпочитают мексиканцы, — в Беверли-Хиллс ее сочли бы великоватой. Он протиснулся к стойке. У бармена, крупноватого для мексиканца, был расплющенный нос и толстые брови бывшего боксера.

— Я друг Видала. Можно его увидеть?

Бармен окинул Троя взглядом. Тот вынужден был отступить, пропуская к бару вернувшуюся с двумя пустыми рюмками официантку.

— Две «Отвертки», два «Будвайзера».

На смеси английского и испанского — принятом в восточном Лос-Анджелесе наречии — бармен велел официантке по имени Делия передать Видалу, что к нему пришли. Потом он повернулся к Трою.

— Как вас зовут, ese?

— Трой. — Он помимо воли не спускал глаз с темноглазой Делии, потом проводил ее взглядом, когда она свернула в коридор, над которым висела табличка «Туалет». Он отвлекся только тогда, когда бармен спросил, что он желает заказать. Трой покачал головой — пока ничего.

Через минуту Делия снова появилась в зале, уже в сопровождении мужчины, но не Видала. Она указала ему на Троя, и он поманил его пальцем.

Трой зашагал через зал, покашливая от густого сигаретного дыма. Борцам с пассивным курением здесь пришлось бы держать рты на замке: у них градом катились бы слезы из глаз, но рискни они пожаловаться, их наградили бы тумаками. Человек, позвавший Троя, ждал его, улыбаясь. Его лицо казалось знакомым, но Трой не мог вспомнить имя. Мимо проплыла с улыбкой Делия. Есть ли в ее улыбке призыв? Он загляделся на ее привлекательную походку.

— Нравится? — спросил провожатый и улыбнулся.

— Есть немножко. Сколько у нее детей?

Латинос показал два пальца.

— Двое. У них у всех по двое детей.

— Где ее муж?

— В Соледад-Сентрал. Ты его не знаешь, он слишком молод.

Они поздоровались за руку. Латинос повел Троя по узкому коридору, просматриваемому телекамерой. По одну сторону находились туалеты, по другую — железная дверь. Провожатый постучал. После зуммера замок открылся. Латинос толкнул дверь. Помещение было одновременно кабинетом и складом, вдоль стен стояли ящики с пивом и виски.

Видал сидел за узким исцарапанным столом. Проволочная корзина, телефон, маленький монитор с изображением коридора за дверью. Видал блеснул ровными белыми зубами на темном скуластом лице. Его индейское происхождение бросалось в глаза. Не считая поседевших волос, он нисколько не изменился за шесть лет после условно-досрочного освобождения. Он встал и протянул руку.

— Рад тебя видеть, Трой, — сказал он, тряся гостю руку. — Давно откинулся?

— В прошлом месяце.

— Где же ты пропадал? Деньги нужны?

— Нет, я в порядке. Как сам?

— По-разному. Садись. Выпьешь? Что предпочитаешь?

— Бурбон. «Джек Дэниелс» или «Уайлд Терки» и немного «Севен Ап».

— Будь добр, принеси, Тути, — бросил Видал.

— Момент!

Теперь Трой припомнил Тути Обрегона из Матео, трудившегося на тюремной кухне и показывавшего класс в гандболе.

— Как тебе удалось здесь закрепиться? — спросил Трой.

Видал вырос в бедном районе Рамона-Гарденс. Его преступная карьера началась еще в школе, с розничной торговли самокрутками с марихуаной. Этот бизнес привлекал его тем, что в нем было меньше насилия, полицию торговцы марихуаной тоже мало интересовали. Но отдельные самокрутки превратились в унции, унции — в килограммы, а килограммы — в целые грузовики. Видал сел единственный раз — когда в его грузовом автофургоне нашли тонну дури, хотя полицейские из отдела по борьбе с наркотиками превратили тысячу килограммов в восемьсот, чтобы сбыть остальные двести по тысяче долларов за килограмм. Ему скостили срок, потому что агентов отдела обвинили в утаивании денег и наркотиков во время облав. Обвинения были предъявлены половине личного состава отдела. Выйдя на свободу, Видал сменил квалификацию. Ходили слухи, что он превратился в скупщика и продавца краденого: это занятие интересовало полицию еще меньше, чем марихуана.

Заведение было выставлено на продажу. А ребята из Таксона как раз угнали грузовик и трейлер с выпивкой, шестьсот коробок «Джонни Уокер», «Джек Дэниелс» и прочего. Они хранили добычу в трех гаражах в восточном Лос-Анджелесе. Я заплатил им по двадцать восемь долларов за коробку и купил заведение, оплатив только лицензию. Других желающих все равно не нашлось. Конечно, с заработками на травке это не сравнить, но все равно неплохо. Кроме этого, мы с Тути финансируем футбольную команду. Тебе точно не нужны денежки? Я мог бы тебе одолжить тысяч пять — десять.

— Точно. Но все равно спасибо, Видал.

— Ну, ты всегда был молодцом. Ты бы удивился, если бы увидел, сколько народу приходит сюда клянчить деньги. Некоторые до смерти напуганы законом о трех судимостях.

— Напугаешься тут! Пожизненное — за пустяки!

— Знаю. Помнишь Алфи из «Белого забора»?

— Коротышка из мексиканской группировки.

— Он самый. Ему сейчас светит пожизненное за кражу запасной покрышки с грузовика! Он бьется не на жизнь, а на смерть. Говорит, что его могут законопатить, но это им обойдется в добрый миллион. В «Таймс» пишут, что за следующие десять лет будет построено двадцать новых тюрем. Того и гляди весь долбаный штат огородят забором с колючей проволокой! Кстати, ты знаком со Слагго?

— С которым из трех? Я знаю двух мексиканцев и одного свихнутого белого из Луизианы с такой кличкой.

— Я про белого голодранца, Сэма — не помню как дальше. На днях он сюда заглядывал. Сидит на игле и ворует. У него здоровенная пушка, такой полуавтоматический обрубок, бьет неточно, зато скорострельность будь здоров…

— Знаю я эту дрянь.

— Он и говорит: если ему впаяют пожизненное даже за воровство с прилавков, то лучше уж огрести то же самое за грабеж банков и истребление копов! Видишь, какое получилось перевоспитание: взяли воришку и превратили его в отморозка. Обожаю весь этот долбаный хаос! — закончил Видал.

— А ты? Сколько ходок у тебя самого?

Видал покачал головой и сложил из пальцев нолик.

— Где ты остановился?

Трой покачал головой — нигде.

— Но хоть крыша над головой есть?

— Своего угла нет, но крыша есть. Я еду на север, к Верзиле Дизелю Карсону.

— К боксеру?

— Да.

— Слушай, я ведь помню тот бой в нижнем дворе в «День поединков». Он дрался с черномазым, Прожектором Джонсоном кажется.

Трой покивал, и Видал зашелся от хохота. В дверь легонько постучали. На телемониторе появился Тути в сопровождении официантки Делии с подносом. Видал нажал кнопку, Тути открыл дверь. Делия поставила на стол поднос с напитками.

— Что кому? — спросила она.

— Мне бурбон, — сказал Трой.

Чтобы поставить перед ним стакан, ей пришлось наклониться. Видал залюбовался ее ягодицами.

— Красота! — Он причмокнул. — Как бы не заработать сердечный припадок! — Он шутя схватился за сердце. Тути засмеялся, Трой улыбнулся, глядя официантке в глаза. Ему казалось, что он читает в них безмолвный призыв.

— Ах, Делия, Делия, детка… — пробормотал Видал.

Она повернулась и насмешливо покачала головой.

— Прекрати, Видал. Мы ведь с Читой подруги.

Он вскинул руки.

— Как же мне быть? Что бы ты сделал на моем месте? — обратился он к Трою.

— Не знаю… Но хорошо тебя понимаю.

— Все, ухожу! — пропела Делия. Но, исчезая за дверью, она подмигнула одному Трою. Если это не приглашение, ему придется показаться психиатру.

— Кстати, Трой, — обратился к нему Тути, — она про тебя спрашивала. Паршивка тобой заинтересовалась.

— Могу себе представить, какое у нее ладное, смуглое тело!

— У нее tres. — И Видал показал три пальца, имея в виду троих детей.

— Черт, я думал, всего двое! — огорчился Трой.

— Я решил тебя предупредить.

Трой усмехнулся и подмигнул. Пусть Видал гадает, что он имеет в виду.

— А Джимми Бака? — вспомнил Трой. — Ты виделся с ним с тех пор, как он добился оправдания в деле об убийстве?

— Виделся. У него рак печени.

У Троя упало сердце. Джимми Бака! Таких крутых, как он, Трой не встречал — а ведь он знавал самых крутых парней во всей Америке. С Джимми не мог сравниться ни один из них. Все люди смертны, но было очень трудно представить, что такое тело, как у Джимми, может подвести. Мозги его никогда не подводили.

— Он ведь совсем не старый… — только и выдавил Трой.

— Знаю, — кивнул Видал. — Чего только не бывает! Взять хотя бы Сонни Баллестероса…

— Это мой кореш, — напомнил Трой.

— О том и речь. У него та же болезнь, но он, говорят, выкарабкается.

Трою вовсе не хотелось думать о смерти и о раке у друзей, хотя это позволяло забыть про Бешеного Пса. Когда он снова вспомнит убитого отморозка, ужас уже немного отступит.

Они молча пригубили свои напитки. Сквозь стены проникали звуки «банды».

— Как дела на киче? — спросил Тути. — Есть новости?

— Шейка Томпсона наконец-то замочили.

— Получил свое, засранец! — одобрил Тути. — Вот ведь был зверь!

— Кто такой Шейк Томпсон? — спросил Видал. — Почему не знаю?

— Должен знать. Наверное, при тебе он сидел в Фолсоме или Вакавилле.

— Черномазый?

— Да, это словечко подходило ему больше, чем всем остальным вместе взятым.

— Как это получилось? — спросил Тути.

— Когда он выходил из кабинета инструктора, Слим и Болтун Бафорд сломали ему ногу бейсбольной битой, повалили и перерезали глотку. А дальше было вот что. Их сразу скрутили и поволокли в кабинет начальника на допрос. Позже, перед вечерней перекличкой, всех заключенных выстроили во дворе, чтобы протащить Слима и Бафорда в карцер перед строем. И тогда весь двор стал им аплодировать за убийство Шейка.

— Бафорда я знаю, — вспомнил Видал. — Маленький такой, черный, пахан южного блока.

— Он самый, — подтвердил Трой.

— Почему этого Шейка так ненавидели?

— Потому что в нем не было ничего человеческого, — бросил Тути.

— Я тебе объясню, — сказал Трой. — Он работал на каменном карьере там, наверху, — его еще видно с нижнего двора. Туда мили две ходу, и все в гору. Так этот урод бегал на работу, посадив себе на плечи какого-нибудь коротышку-неженку… В «День поединков» он занимался по утрам бегом, а днем дрался в среднем, полутяжелом и тяжелом весе. Иногда он проигрывал по очкам, но вырубить его никогда никому не удавалось. Вел себя как свинья…

— Плевал соперникам в лицо, — подсказал Тути.

— …а в тюрьме это опасно. Сколько раз его пытались зарезать! Мапа двинул его по башке штангой, и так сильно, что выбил глаз — глазное яблоко висело на ниточке. Глаз вставили на место, и через три недели Шейк опять вышел на бой. Смертник Джефферсон и еще двое полезли на него с финками, так он отделал всех троих, а потом еще и выступил против них свидетелем. Смертник Джефф поплатился смертным приговором — отсюда и прозвище.

— А потом, в Фолсоме, Шейк сцепился позади первого корпуса с Джонсоном. По ним открыли стрельбу с трех вышек. Их изрешетили пулями, а они знай себе вскакивают и кидаются друг на друга! Джонсон откусил и проглотил оба уха Шейка. Когда их наконец расцепили и доставили в больничку, то по громкоговорителю прочитали призыв сдавать кровь. Но в Фолсоме не нашлось ни одного желающего поделиться кровью с Шейком. С Джонсоном — пожалуйста, но не с Шейком Томпсоном. Только один парень с ВИЧ-инфекцией вызвался сдать кровь, но ее проверили и не приняли.

— Удивительно, что я о нем не слыхал, — сказал Видал.

— Наверное, он был в Фолсоме, когда ты сидел в Квентине.

— Наверное. — Видал посмотрел на часы. — Нас с Тути ждут дела. Можешь отдохнуть здесь, а можешь поехать с нами…

— Нет, спасибо, — сказал Трой. — Мне самому пора ехать.

— Где проведешь Рождество? — спросил Тути.

— На севере, во Фриско.

— Но ведь ты сюда вернешься, это ж твой родной город?

— Обязательно. Где-то через месяц.

— Рад был с тобой повидаться, — сказал Видал. — Я дам тебе свою визитную карточку. — Он достал из ящика стола пачку визиток, перетянутую резинкой, вынул одну и протянул Трою. Тот положил ее в карман рубашки, простился и вышел.

На пороге зала он огляделся. Делия принимала заказ в кабинке. Трой подошел к ней. Она оглянулась.

— Когда ты заканчиваешь? — спросил он.

— В половине третьего.

— Может, перекусим вместе?

— Идет.

— Хорошо, я загляну.

Трой вышел. Мысли о Делии действовали на него возбуждающе. Который час? Он прикинул, что, наверное, половина одиннадцатого, но у него не было часов. Часы в машине показывали 9.12. В его распоряжении было еще пять часов. Поесть, сходить в кино… Он видел в центре афишу «Криминального чтива» — единственного фильма, который ему хотелось посмотреть.


В 2.15 ночи Трой свернул с Истерн-авеню на Хантингтон-драйв и сразу увидел синие мигалки на крышах нескольких полицейских машин. Все они, а также скорая помощь сгрудились перед клубом Видала.

На улице стоял полицейский с фонариком. Вокруг горели сигнальные шашки. Часть улицы была огорожена желтой лентой, двое оперативников искали на асфальте стреляные гильзы. «На сегодня с бабами покончено», — сказал себе Трой, перестраиваясь в дальний ряд и набирая скорость. Полицейский махнул им, чтобы они проезжали. Сверкнула вспышка, и Трой увидел на мостовой, рядом с тротуаром, неподвижное тело. Жертва стрельбы из автомобиля? В любом случае свидание с Делией отменялось. «Пока, детка», — произнес он вслух и стал размышлять о кратчайшем выезде на трассу. Его целью была федеральная автострада номер пять.

16

В середине следующего дня Трой свернул на улицу, застроенную типовыми домиками. За три года жильцы сумели благоустроить свои участки, хотя деревца еще не успели вытянуться. Некоторые газоны пожелтели от зимней непогоды, другие зеленели свежей травой. Кое-где оставались еще не нашедшие владельцев дома с голыми участками.

Посреди улицы полдюжины мальчишек гоняли мяч. Увидев машину, они бросились врассыпную. «Мустанг» Дизеля стоял на подъездной аллее. Трой затормозил позади него. Дизель разбил газон, но ленился за ним ухаживать. Газон у него был желто-бурым, только у подтекающего поливного крана зеленело пятно травы и тянулись вверх одуванчики. В открытых воротах гаража Трой увидел новую машину Глории, о которой Дизель успел ему поведать по телефону. Прежде чем покинуть свою машину, Трой отстегнул от пояса кобуру с пистолетом и спрятал ее под сиденье.

Дизель увидел в окно подъехавший «ягуар» и вышел встречать друга.

— Молодец, нашел! — сказал он, протягивая руку. — Рад тебя видеть. Проведешь Рождество с нами.

— Как к этому отнесется Глория?

— Да пошла она! За пахана здесь я. Пора напомнить стерве, где ее место.

— Нет уж, брат, я не хочу быть причиной семейной ссоры. Ничего, встречу Рождество в городе.

— Как хочешь. Но это завтра, а сегодня вечером я зажарю для тебя филей. Не вздумай отказываться!

— Ладно. Спасибо за приглашение.

— Поедем за покупками. Подожди, я доложу своей старухе.

Дизель вернулся в дом. Трой остался на улице наблюдать за юными футболистами. Дизель вышел уже через минуту. Они сели в машину Троя: «мустанг» было труднее выкатить. Когда он завел мотор, ребятишки подняли шумную возню. Тот, кто владел мячом, спрятался от преследователей за «ягуаром». Дизель опустил стекло и призвал к порядку двух мальчиков, заходивших на жертву с обеих сторон. Мальчишка с мячом перебежал на противоположную сторону улицы.


Уилсон Уолтер Уильямс, дежурный менеджер супермаркета «Сейфуэй», сидел в офисе на втором этаже, над мясным отделом. Среди посетителей, сновавших внизу, двое мужчин притягивали его взгляд как магнитом. Мужчина покрупнее, толкавший тележку, был в рубашке с короткими рукавами, с бицепсами, густо покрытыми синими наколками кустарного происхождения. Дежурному менеджеру он казался нервным и подозрительным. Магазин недавно понес необычайно крупные убытки от воровства, особенно мяса и сигарет. Спутник татуированного подходил под описание типа, которого несколько дней назад преследовали, но не догнали упаковщики из утренней смены.

Уилсон Уолтер Уильяме потянулся к телефону. Номер полицейского участка лежал у него на столе под стеклом.

Внизу Дизель выбрал здоровенный шмат филея и опустил его в тележку. Глория снабдила его длинным списком.

— Видишь, сколько всякой хрени мне надо купить? — сказал он Трою.

— Давай, брат. Я посижу в машине.

— Я недолго.

По пути Трой прихватил упаковку мини-пончиков и таблетки от изжоги. Пока стоял в очереди к кассе, взял журнал «Пипл», чтобы не скучать в машине. Расплатившись, он зашагал к машине.

Сзади к магазину подъехал полицейский автомобиль. В нем сидели двое: черный мужчина и белая женщина. Менеджер ждал их в зоне разгрузки товара.

— Здоровяк еще внутри. Второй сел в машину, бордовый «ягуар». Номер я не запомнил.

— Он что-нибудь украл? — спросил полицейский по фамилии Линкольн.

— Нет. Но тот, в машине, как будто был здесь на прошлой неделе. Удрал с несколькими блоками сигарет.

— Хорошо, я займусь здоровяком, который еще в магазине, — решил полицейский-негр на пассажирском сиденье.

Мелани Странк, напарница темнокожего копа, дождалась, пока Линкольн и менеджер скроются в магазине, и медленно поехала в сторону стоянки.

В магазине Дизель нагружал тележку продуктами по списку Глории, а также по собственному усмотрению. Он почувствовал, что пистолет выбился из-за пояса и теперь выпирает из-за свитера. Дизель огляделся. Люди увлеченно делали рождественские покупки. Но нельзя же допустить, чтобы пушка вывалилась на пол! Он отошел с тележкой в крайний проход, где за ним никто не мог подсмотреть, задрал свитер и поправил свой «Питон» калибра 0.357.

Полицейский Линкольн и менеджер Уильяме увидели сверху подозрительные маневры верзилы. Линкольн обратил внимание на синие наколки у него на руках. В Полицейской академии его учили, что такие татуировки делают в колониях и тюрьмах. Он достал рацию.

— Мелани, кажется, мы засекли парочку магазинных воров.

— Вызвать подмогу?

— Нет, с магазинными ворами мы сами справимся. Найди бордовый «ягуар» и проверь номерные знаки.

Трой, сидевший в машине на стоянке, съел пончик и пролистал журнал. Непонятно, зачем он его взял. Пища для ума в нем отсутствовала, сплетни о кинозвездах его мало интересовали, хотя некоторые из них в тюремные годы могли бы подтолкнуть к мастурбации.

Периферийное зрение и постоянная хищная настороженность подсказали, что позади машины что-то происходит. Трой глянул в зеркало заднего вида и обнаружил черно-белую машину. Сердце заколотилось. У водительского окна появилась фигура в полицейской форме.

— Прошу извинить, — проговорила Мелани Странк. — Не могли бы вы выйти из машины, сэр?

Трой не показал страха.

— Пожалуйста. А в чем дело? — Он взялся за ручку, но она сама распахнула для него дверцу и сделала шаг назад. Он предпочел бы видеть ее глаза, но они были скрыты под черными очками.

— Что-то не так, мисс? — спросил он, выйдя. Что привлекло ее внимание, что послужило «резонным основанием» для проверки? Деньги и ружье лежали в багажнике, пистолет — под сиденьем.

— Почему у вас закрыт номерной знак?

— Что?!

Трой поспешил назад, блюстительница порядка отошла. Знак действительно был обернут газетой. Мальчишки, соседи Дизеля! Другого объяснения Трой не находил. Он сорвал газету.

— Не иначе детские шалости.

— Машина ваша, сэр? — Подозрения блюстительницы порядка ослабли: как-никак перед ней был прилично одетый белый лет тридцати пяти. Молодой негр в мешковатой одежде насторожил бы ее гораздо сильнее.

— Моя. Недавно купил.

— Можно взглянуть на ваши водительские права?

— Пожалуйста. — Трой вынул бумажник и отдал Мелани Сфанк права на имя Эла Леона Кляйна.

— Побудьте здесь, — сказала она и отошла с правами к своей машине для проверки. Стоя у своей машины, она смотрела то на права, то на Троя.

Полицейская машина перегораживала ему путь, не позволяя сдать назад, а впереди у «ягуара» был высокий бетонный бордюр. Бежать? Нет, водительское удостоверение и номерной знак благополучно пройдут проверку. Он огляделся. За происходящим наблюдали несколько зевак, но Дизеля среди них не было.

Мелани Странк вернулась и отдала ему удостоверение.

— Все в порядке, мистер Кляйн. Здесь часто воруют с полок… Не возражаете, если я загляну в вашу машину?

Черт! По закону он мог отказаться: «резонных оснований» у нее не было. Но если он ответит отказом, она не отвяжется. С другой стороны, согласие на обыск было равносильно отказу от законных прав.

— Я арестован? — спросил он.

— Нет. Пока нет.

Трой увидел через плечо, как из стеклянной двери выходит Дизель, нагруженный огромными пакетами. Из головы не выходил пистолет под сиденьем. Сумеет ли он его вытащить и успеет ли повернуться?

— Так могу я осмотреть вашу машину? — повторила Мелани Странк.

— Чего вы ищете?

— У вас там краденые товары?

— Конечно нет!

— Наркотики, оружие?

— Нет.

— Тогда чего вам скрывать?

— Совершенно нечего.

— В таком случае…

— Ладно, валяйте. Только дайте взять свитер. — Свитер лежал на той стороне сиденья, как раз над пистолетом. Трой открыл дверцу машины.

Уголком глаза он заметил, как женщина расстегивает кобуру. Он не успеет вытащить пистолет. Он обернулся и выпрямился. Его уже охватило отчаяние.

«Ни с места, — сказал он, — тебя держат под прицелом со спины».

Он подошел к ней вплотную. Она секунду простояла неподвижно, потом сделала шаг назад и потянулась за своим револьвером. И тогда Трой врезал ей справа.

Мелани успела увернуться от удара, и кулак врезался в край ее шлема. Хрустнули костяшки пальцев, руку Троя пронзила адская боль. Мелани отбросило к соседней машине. У нее звенело в ушах. Она вытащила револьвер из кобуры, но поднять его не успела: Трой вцепился в него здоровой рукой, пытаясь отнять. Она держала обеими руками револьвер, обеими ногами — ногу Троя.

Они упали между машинами, борясь за револьвер. Трой без труда им завладел бы, если бы не сломанная рука.

Дизель увидел внезапно вспыхнувшую драку. Что делать?!

Он еще ничего не решил, а полицейский Линкольн и менеджер Уильяме уже бросились на помощь к Мелани Странк и, пробегая, толкнули его.

Трой выкручивал револьвер, но Мелани его не выпускала. Ее большой палец блокировал курок, мешая выстрелить.

Трой услышал топот бегущих ног, а в следующую секунду его очень больно ударило по голове, из глаз посыпались искры. Камень?..

Еще одна вспышка, снова боль. От тяжелой дубинки нельзя было защититься, кровь залила ему глаза. Он почувствовал захват на горле. Его отволокли в сторону, насели сверху, ткнули лицом в асфальт, заломили за спину руки, защелкнули на запястьях наручники. Кто-то давил ему в спину коленом. Трой перестал сопротивляться и обмяк. Где Дизель, почему не пришел ему на помощь? Трою хотелось сдохнуть. Потом он услышал голос менеджера:

— Там, в толпе, его сообщник!

Дизель не слышал этих слов, но увидел, как головы поворачиваются в его сторону. До этого ему казалось, что он не вызывает подозрений. Выбегая из магазина, полицейский и штатский зацепили его, как неодушевленный предмет. Наблюдая за дракой, он успел вытащить револьвер и теперь прятал его за пакетом со жратвой. Он пытался заставить себя кинуться на выручку Трою. Но все случилось слишком быстро, и он не успел очухаться. Но смотаться, бросить в беде друга он тоже не мог.

А теперь он не смог бы этого сделать при всем желании: к нему приближались двое полицейских, двигаясь с разных сторон и прикрывая друг друга. У него всего-навсего был револьвер — мелкое правонарушение. Год назад он бы сдался, чтобы получить от полугода до пяти лет. Не то теперь: ему грозило пожизненное заключение, потому что это был бы его третий по счету приговор, пусть и за сущую мелочь. А раз так, он знал, как ему быть: лучше убить или сдохнуть самому, чем собственной рукой перечеркнуть весь остаток жизни. Женщина-полицейский наступала прямо на него, черный коп заходил по дуге. Толпа расступилась, пропуская женщину. Между ней и Дизелем оставалось всего пять футов.

— Ты! — крикнула она, указывая на него.

Он оглянулся, делая вид, что не понимает, кого она имеет в виду. Люди в толпе тоже озирались. Мелани Странк сделала шаг вперед.

Дизель увидел веснушки на ее лице, обрамленном полицейским шлемом. Под форменным кителем, испачканным от катания по асфальту с Троем, топорщился бронежилет. Она еще не заметила револьвер, загороженный пакетом. В ее распоряжении были доли секунды, но их не хватило: перед ней появилось револьверное дуло, прогремел выстрел. Пуля угодила ей в нижнюю часть живота, как раз под жилет. Тяжелая пуля швырнула ее наземь и перевернула. Она вскрикнула от боли.

Толпа с воплями бросилась от Дизеля врассыпную. Полицейский Линкольн спрятался за машиной, сжимая в руке револьвер.

Трой, прижатый щекой к асфальту коленом менеджера, при выстреле попытался привстать, но на помощь к менеджеру пришел упаковщик: они навалились на него, и он ничего не увидел.

Дизель выстрелил наугад в сторону чернокожего копа и побежал к дальнему концу магазина. «Боже, Боже, Боже!» — повторял он про себя. Мирный вечер неожиданно вылился в настоящий конец света.

Мелани Странк извивалась на бетоне, зажимая руками рану и стараясь не кричать. Между пальцами сочилась кровь.

Линкольн дождался, когда беглец свернет за угол, потом выскочил из-за машины и бросился за ним.

На улице позади магазина отставной помощник шерифа, слышавший выстрелы и увидевший человека, выбежавшего из-за угла и метнувшегося к забору, ударил по тормозам, выскочил из-за руля и заорал:

— Эй, ты, стой!

Дизель запрыгнул на забор, неуклюже сполз на другую сторону, покачнулся и шлепнулся. Отставной помощник шерифа настигал его, широко раскинув руки, как борец, готовый сделать захват. Дизель успел вскочить, попытался опрокинуть живую помеху, но, почувствовав сопротивление, выстрелил герою в ногу. Тот повалился, Дизель влез в его машину.

Полицейский Линкольн встал в стойку и прицелился. Расстояние до мишени составляло тридцать пять ярдов. В тот момент, когда он спустил курок, Дизель чуть наклонился, включая передачу.

Пуля пробила ветровое стекло и просвистела в дюйме-другом позади Дизеля, вылетела через стекло справа, перелетела через улицу и проделала дыру в витрине парикмахерской. Карл Элрой, сидевший в парикмахерском кресле и не помышлявший ни о чем, кроме бритья, поплатился раздробленной рукой и часами, преподнесенными ему на Рождество.

Дизель утопил педаль газа, машина с резким креном рванулась с места. Пули попадали в нее одна за другой, но не могли ее остановить. Дизелю было невдомек, что в бензобаке появилось две дыры, из которых на улицу хлещет бензин. Датчик показывал, что у него есть полбака.

У магазина раздавались истерические голоса, требовавшие скорую. Полицейские на мотоциклах и в автомобилях мчались к месту происшествия с включенными сиренами и мигалками. Менеджера, не дававшего Трою встать, сменили полицейские. Он увидел синие форменные штанины. Когда башмак полицейского наступил ему на голову, расплющив лицо по асфальту, перед мысленным взором выросли гранитные стены тюрьмы Фолсом. Его поставили на ноги грубым рывком за наручники и поволокли к «универсалу» с зарешеченным отделением сзади. Он врезался лбом в дверь, кто-то пригнул ему голову, потом его швырнули внутрь. Снаружи вертелись синие мигалки. Когда «универсал» тронулся, Трой услышал стрекот вертолета. «Беги, Дизель, беги!» — успел подумать он, погружаясь в черное отчаяние.


Угнанная машина промчалась милю, прежде чем из нее вылился весь бензин. Дизель затравленно огляделся. Он оказался в районе старых каркасных домов, улица представляла собой тоннель под густыми кленовыми ветвями. Солнце еще не успело спрятаться, а здесь уже было темно. Он вылез из машины и поежился от холодного ветра. Нужна другая машина, иначе его схватят. Машину он угонит. Он пробежал квартал, выскочил через проулок на параллельную улицу. Взбежал на первое же крыльцо и позвонил. Никто не отозвался. Он пересек лужайку. В соседнем доме было освещено окно. Он нажал на звонок, дрожа и беспрерывно озираясь. Послышались шаги, дверь открылась. В доме работал телевизор. Перед Дизелем вырос мужчина лет за шестьдесят.

— Да? — проговорил он. За его спиной громко лаял шотландский терьер. — Тихо! — прикрикнул старик и отодвинул собаку коленом.

Сетчатая дверь была закрыта, но не заперта. Дизель открыл ее и ткнул револьвером в живот хозяину.

— Мне нужна твоя машина. Где ключи?

Старик онемел, потом нечленораздельно замычал. Дизель схватил его за шиворот и еще раз ткнул револьверным дулом.

— Где ключи от машины, твою мать?

— В машине…

Собачонка гавкала у ног Дизеля. Из глубины дома донесся женский голос:

— Кто там, Чарли?

— Все в порядке, дорогая! — крикнул в ответ хозяин. — Я сам разберусь.

Дизель замахнулся на собаку, и она отбежала. Пожилой хозяин дома, бывший десантник, поборол страх и взял себя в руки.

— Успокойтесь, мистер, вам ничего не угрожает.

— Вот и хорошо. Вперед!

Хозяин вышел и затворил за собой дверь. Дизель шел вплотную к нему, держа револьвер в опущенной руке с противоположной стороны, как делают полицейские. Он собирался захватить старика с собой. Двое в машине не вызовут подозрения. Он представлял себе смертоносный рой взбешенных копов, разлетевшийся по улицам.

Вдвоем они спустились с крыльца, подошли к гаражу. Гараж был не заперт. Хозяин поднял ворота. Внутри стоял десятилетний «Кадиллак-Севилья» с горбатым задом.

Через секунду им в лицо ударил с улицы луч света. Громкоговоритель гаркнул:

— Полиция! Не двигаться!

Дизель оглянулся. Прожектор почти полностью его ослепил. Он с трудом разглядел силуэт патрульной машины.

— Спокойно, дедуля! — прошептал он. — Чтобы я тебя не слышал!

Сначала Дизель чувствовал отчаяние и страх, теперь его охватило безразличие. Если это конец игры, пусть будет так. Он зашел слишком далеко, чтобы теперь сдаться.

— В чем дело, командир? — спросил он, щурясь в лучах фар и пытаясь угадать, один полицейский в машине или двое.

— Стой где стоишь! — приказал другой голос. Двое… Он услышал их шаги на дорожке, увидел темные силуэты.

На заднем крыльце загорелся свет, задняя дверь открылась. Жена хозяина высунула голову наружу.

— Что там происходит, Чарли?

Свет с заднего крыльца осветил копов. Один из них повернулся к женщине, и Дизель увидел вскинутое к плечу ружье. Ему хватило двух секунд, чтобы побороть страх и поднять револьвер.

— Он вооружен! — крикнул второй коп.

Ствол ружья снова нацелился на Дизеля, но тот выстрелил первым. Мимо! Полицейский нажал на спуск, раздался щелчок, но выстрела не последовало. Коп забыл взвести курок. Его напарник выстрелил из револьвера. Пуля ударила Дизелю в живот, и ему показалось, что в кишки ткнули раскаленной кочергой. «Питон» в его руке снова изрыгнул пламя. Пуля попала первому полицейскому в бедро, раздробив кость. Раненый упал.

Отставной десантник рухнул в своем гараже на пол, его жена сделала то же самое, но в доме.

Второй полицейский, ранив Дизеля первым выстрелом, нырнул за гараж. Прожекторе улицы бил внутрь гаража, освещая его как днем. Полуослепленный Дизель спрятался за передний бампер машины, стоящей задом к воротам. Если бы он попытался выскочить из гаража, полицейский превратил бы его в решето. Но сидеть в мышеловке было невозможно. Где старикан? Он возьмет его в заложники.

Но отставной десантник, словно угадав его мысли, выбежал по другую сторону машины из гаража с поднятыми руками и с криком:

— Не стреляйте, не стреляйте!

Полицейский послушался: он видел, как его напарник извивается на земле, темной от крови, и знал, что подозреваемый засел по другую сторону машины.

— Сдавайся! — крикнул он. — Мимо меня тебе не проскочить! Сейчас прибудет подкрепление.

Прокричав это, он стал красться вдоль гаража, освещая путь фонариком. Если бы Дизель выскочил за эти несколько секунд, то смог бы вырваться на улицу. Полицейский подкрался с противоположной стороны — там, где Дизель не ожидал его увидеть.

По телу Дизеля пробегали судороги. Подкрепление могло подоспеть в любой момент. Надо валить. Он посмотрел на угол гаража, за которым, как он думал, засел полицейский, и, задерживая дыхание, прополз вдоль машины. Потом выскочил и два раза выстрелил за угол. Полицейского там не оказалось.

— Ни с места! — крикнул тот у него за спиной.

Дизель резко обернулся и увидел в свете фар голову полицейского и его руку с револьвером. Дизель бросился на него, нажимая на бегу на спуск. Но «Питон» калибра 0,357 — шестизарядное оружие, и он уже выпустил все шесть пуль. Боек попадал по пустым гнездам барабана. «Черт!..» — подумал Дизель.

Это была его последняя мысль. Полицейский расстрелял его обстоятельно: две пули в грудь, третья в голову. Дизель успел почувствовать боль, и его душа растворилась в ослепительной вспышке света. На землю рухнуло уже бездыханное тело, горячий револьвер выпал из руки.

17

В участке Троя выволокли из «универсала». Его ждали полицейские в кожаных перчатках, вооруженные дубинками. Они колотили и пинали его, пока тащили вверх по короткой лестнице. Тяжелые ботинки молотили по голове. Внутри его схватили за волосы и ударили кулаком в лицо. Нос хрустел при каждом ударе, челюсть была сломана.

Зарегистрировав его и найдя физическое состояние нормальным, блюстители закона приковали свою жертву наручниками к решетчатой двери в главном коридоре, где все желающие могли лупить и пинать ее пока не надоест. Человек, ранивший двух полицейских и всех их так напугавший, погиб, но этот был его сообщником. Когда стало известно, что Мелани грозит частичный паралич, полицейские словно обезумели. Трой выкрикивал слова ненависти и угрозы.

К пересменке у него так раздулась сломанная кисть, что браслет наручников скрылся под посиневшей плотью. Он харкал кровью, плевался осколками зубов. У него были сломаны ребра и скула. Перебитый нос и глаза так распухли, что он почти ничего не видел. Пьяный помощник шерифа, опоздавший на расправу, залез на решетку и спрыгнул ему на руку. Кость захрустела. От нечеловеческой боли Трой потерял сознание.

Перед рассветом, за час до пересменки, начальник смены вышел из своего кабинета за кофе и увидел Троя, по-прежнему висевшего на решетке.

— Уберите отсюда эту падаль, — распорядился он, пихая носком ботинка неподвижное тело. — Отвезите его в окружную больницу, пока всякие там пархатые правозащитнички не подняли вой насчет царящей в полиции жестокости. Если кто спросит, ему попало на стоянке, а потом от ниггеров в «обезьяннике».

— Есть, капитан! — отчеканил сержант. — Этим козлам плевать на парализованного полицейского, они жалеют только такое дерьмо. Будь моя воля, я бы выволок его да пристрелил!

— В Бразилии работает железная система — пуля в затылок!

— Нам скоро придется перенять их опыт. Ребята, уберите его отсюда, мне тошно на него смотреть!

Троя поместили на заднее сиденье полицейской машины, с двумя копами.

— Заштопайте его и привезите обратно. Детективы хотят с ним потолковать перед судом.

Мотаясь на заднем сиденье, Трой думал о том, что было бы лучше, если бы они остановились и прикончили его, позже объяснив это тем, что он пытался бежать. Будь у него силы, он бы их спровоцировал. Он завидовал Дизелю.

Медики отделения неотложной помощи занимались всеми, кого им доставляла полиция: с огнестрельными и колотыми ранениями, одуревшими от наркотиков. Врачам и сестрам было все равно: они лечили людей, не вынося нравственных суждений и не проводя расследований. На сей раз они знали, кому оказывают помощь: о случившемся всю ночь твердили по радио, к тому же через них уже прошли двое раненых полицейских и случайный пострадавший из парикмахерской. Они понимали, за что пациента избили, остальное их не касалось. Врач настаивал на госпитализации: перелом руки, кисти, сломанные ребра, раздробленная скула, сильное сотрясение мозга. Полицейские, доставившие Троя в больницу, позвонили начальнику смены. Тому не улыбалось оставлять подозреваемого вне тюрьмы, тем более пока личность его не была установлена, однако правила не допускали вольных толкований: последнее слово оставалось за врачом. «Пусть врач подпишет», — распорядился начальник смены и выделил охрану. Подозреваемого приказано было приковать за ногу к койке. В больнице не было тюремного отделения, но на окне палаты были решетки. Начальник смены думал только о том, чтобы спасти собственную шкуру, и принял к этому все меры.

Отойдя от анестезии, Трой обнаружил гипс на кисти и проволочный каркас на челюсти, однако желание умереть прошло. Морфий творит чудеса: позволяет вытерпеть и физические и душевные страдания. Теперь все происходившее с ним Трой переносил безропотно. Он даже умудрялся спать урывками и видеть обрывочные сны. В одном из снов выросший сын Дизеля тыкал в него пальцем, обвиняя в смерти отца, а он в ужасе выкрикивал слова оправдания… После другого сна он очнулся в страхе, под мокрыми от пота простынями. Сначала он безуспешно пытался вспомнить приснившийся кошмар, а потом так расхохотался, что заболели ребра. Чего ему бояться теперь? Ему на голову и так обрушился весь мир. О Дизеле он думал со смешанным чувством: жалел его жену и сына и бесился, вспоминая самого Дизеля в толпе. Почему он не бросился ему на выручку, увидев полицию? А если не собирался помогать, то какого черта не сбежал, пока еще мог? Проигрывая в памяти всю сцену, кадр за кадром, он убеждался, что ответить, почему так произошло, мог бы один Дизель. Значит, ответа не будет никогда.

Услышав звон ключей, он взглянул на дверь. Медсестра привела троих мужчин. Двое были детективами с каменными челюстями, третий, розовощекий юнец с чемоданчиком, назвался помощником окружного прокурора. Детективы источали враждебность: Трой был сообщником преступника, устроившего стрельбу, и тоже нес ответственность за паралич, разбивший Мелани Странк. Трой смотрел мимо них, но не спускал глаз с сотрудника окружной прокуратуры. У того были невыразительные голубые глазки. Трой чуял в нем опасного врага.

Ему показали удостоверение и бляху.

— Сержант Кокс, — представился один из детективов. — Это детектив Фаулер и мистер Харпер из окружной прокуратуры. Он хочет задать вам несколько вопросов.

Харпер откашлялся.

— Как вы себя чувствуете?

Проволочный каркас на скуле мешал говорить, но Трой выдавил:

— Нормально. Когда меня отпустят домой?

— Домой? Думаете, вас отпустят?

Трой дернул плечом.

— Я ничего не сделал.

Сержант Кокс фыркнул.

— А деньги в багажнике? Откуда они?

Трой пожал плечами.

— Мы знаем, что вы не Эл Леон Кляйн. Кто вы такой?

Трой исхитрился улыбнуться.

— Ничего, через несколько часов мы сами это узнаем, — пригрозил сержант Кокс. — Держу пари, у вас есть судимости.

— Вас задержали по подозрению в убийстве.

— В убийстве? Кого?

— Карла Джонсона.

Трой усмехнулся, хотя ему было не до смеха. Он вспомнил положение уголовного кодекса о том, что убийство с целью скрыть другое преступление или облегчить его совершение квалифицируется как убийство с отягчающими обстоятельствами, и о том, что сообщники несут за него одинаковую ответственность. Если полиция, прибывшая к месту грабежа, принимает владельца магазина за преступника и убивает его, то вина за убийство ложится на грабителя. Если полиция или владелец убивают грабителя, убийцей объявляется его сообщник. Но какое преступление совершили сначала они с Дизелем? Прежде чем преступление состоялось, он уже был задержан и лежал в наручниках на земле. Разве было еще какое-то преступление, кроме стрельбы?

— Мы также намерены обвинить вас в преступном сговоре с целью совершить ограбление.

— Валяйте! — бросил Трой. — И попробуйте доказать.

Детективы закатили глаза. Харпер извлек из чемоданчика бланк с готовым текстом.

— Подпишите этот отказ, — сказал он, — и мы сможем поговорить. Если вы ничего не сделали, расскажите, что произошло, чтобы можно было снять с вас обвинения.

Трой устремил на них взгляд, в котором читалось: «Вы в своем уме?» Потом он иронично покачал головой и засмеялся. Если бы он подписал отказ от прав подозреваемого, то ничто не помешало бы им выступить с выдуманными свидетельскими показаниями, подтверждающими одно другое. Может быть, они этого не сделают, но где гарантии? Когда судили одного его знакомого, сержант-детектив лос-анджелесской полиции дал показание под присягой, будто обвиняемый сознался в ограблении банка. Если бы тот сказал, что это ложь, прокурор напомнил бы о его судимостях. Трой не хотел так рисковать. Правило номер один в делах с полицией гласит: не отвечать ни на какие вопросы без адвоката.

— Знаете, — выдавил он сквозь проволоку, — я, пожалуй, хотел бы прямо сейчас поговорить с адвокатом.

Детективы и сотрудник окружной прокуратуры переглянулись, пожали плечами и поднялись, чтобы уйти. Сестра открыла им дверь. Когда прокурор и второй детектив уже шествовали по коридору, сержант Кокс наклонился, словно хотел что-то тихо сказать, оглянулся и, убедившись, что за ним не наблюдают, сильно ударил Троя наотмашь по лицу.

Звук пощечины заставил спутников сержанта обернуться, но они не догадались, что произошло. Кокс обнял их за плечи.

— Пойдем заморим червячка!


Позже дверь открылась снова. Полицейский впустил врача и медсестру с историей болезни. Врач изучил бумаги и осмотрел пациента: посветил фонариком в глаза, проверил гипс на руке, потыкал пальцем в сизые кровоподтеки по всему телу.

— Жить будете! — изрек он и что-то вписал в историю болезни. — Подержим его еще денек, — сказал он сестре, и оба вышли. Полицейский запер дверь.

Спустя минут десять он снова ее отпер для уборщиков — трех негров с тряпками, щетками и шваброй. Полицейский убрался за порог, спасаясь от ведра на колесиках. Уборщик, протиравший тумбочку, оглянулся и, убедившись, что полицейский его не слышит, прошептал:

— Мой братан Чаки Рич передает тебе привет и спрашивает, что для тебя сделать.

Чаки Рич! Трой был знаком с ним еще с колонии, потом они знались в тюрьме. Несмотря на пропитывающую тюрьму расовую вражду, они дружили. Чаки учился в школе имени Рузвельта, был хорошим полузащитником и получил стипендию для учебы в университете Южной Калифорнии, а потом попался с граммом героина. Тогда они с Троем и познакомились. Потом он промышлял мелким мошенничеством и воровством и неоднократно попадал за разные мелочи в тюрьму.

— Где он? — спросил Трой. — На воле?

— Да. Он спрашивает, чем тебе помочь.

— Мне нужен газовый ключ — вот такой… — Он развел руки дюймов на восемнадцать.

— Ладно, передам. Будь спок.

Полицейский снова заглянул в палату. Брат Чаки закончил протирать тумбочки и удалился. Полицейский запер палату.

Трой старался погасить вспыхнувшую искру надежды. Из этого все равно ничего не выйдет. Даже если Чаки хочет ему помочь, зачем его родственнику рисковать свободой? Ключом можно было бы погнуть и сломать брусья решетки на окне, но как его получить? Полицейский всегда был начеку, когда ему приносили еду и лекарства, когда убирались в палате. Даже если ключ принесут, то не раньше завтрашнего дня, а назавтра Троя уже переправят в окружную тюрьму. Нет, как бы не так: задержаться еще на денек он сумеет.

В ящике тумбочки завалялось ржавое бритвенное лезвие. Он достал его. Когда к нему пришел лаборант, Трой подтянул колени и незаметно надрезал себе лезвием большой палец, чтобы в нужный момент выдавить из пореза капельку крови.

Лаборант взял у него анализ крови, померил температуру, давление и наконец дал бутылочку для анализа мочи. Наполняя бутылочку, он задел струей капельку крови у себя на пальце. Кровь в моче может значить что угодно — от камней в почках до рака и внутреннего кровотечения. Потребуются новые анализы, а то и рентген, а значит, он проведет в больнице лишний день или даже больше. Веры в брата Чаки у него не было, но он ничего не терял, давая тому возможность оказать ему помощь. Единственным шансом снова оказаться на свободе был побег. Из больницы было легче сбежать, чем из тюрьмы, а побег из Фолсома вообще был из области фантастики.

Когда принесли ужин на подносе — индейка, картофельное пюре, клюквенный соус, — Трой вспомнил про Рождество. Он совершенно забыл, что трагедия произошла перед Рождеством, и теперь его охватила невыносимая грусть, чреватая жалостью к себе, которой он грешил нечасто. Неужели его обвинят в убийстве? Что он совершил? Ограбил черного наркодилера, присутствовал при убийстве наркодельца-контрабандиста, прикончил маньяка-убийцу… Похищение ребенка — более тяжкое прегрешение, но целью было заставить платить должника, а не вымогать выкуп. Тут не было ничего сверхстрашного. Несправедливо сгноить его за все это в тюрьме. Просто бред какой-то!

Справедливость — вот все, чего ему хочется… Но он тут же поднял самого себя на смех за такие мысли: какая справедливость, если он даже не знает, с чем ее едят? Он хочет того, чего хочет, как и любой другой, а все остальное чепуха, пустые слова.

Чтобы усыпить тревогу, нужно заснуть самому. У него закрывались глаза. Может, он проснется в другом мире?

Еще до рассвета дверь открылась. Трой услышал звон наручников. Вошли двое помощников шерифа: один толкал инвалидное кресло, другой принес его рваную, дурно пахнущую одежду.

— Наденешь это?

Трой покрутил головой. Ему стало нехорошо: он решил, что его переводят в окружную тюрьму. Кресло вывезли через задний ход на стоянку, где ему велели встать и идти самому. Один помощник шерифа сказал другому, что времени у них полно: судья все равно никогда не приходит раньше половины одиннадцатого. У Троя снова появилась надежда: его везут не в тюрьму, а в суд. Это обещало еще одну ночь в больнице. Чаки Рич и его брат могут поспеть с помощью.

Муниципальный суд находился напротив главного судебного здания. За несколько кварталов до суда в машину сообщили, что у главного входа собрались телеоператоры и репортеры, поэтому Троя высадили из машины на боковой улочке и провели в здание через черный ход. В вестибюлях суда уже собирались адвокаты с истцами и ответчиками, полицейские с обвиняемыми, отпущенными под залог, и залоговыми поручителями. Судебный пристав отпер дверь в пустующий зал суда. Троя провели по проходу мимо высоких сидений. Даже карлик превращается в гиганта, когда надевает черную мантию и усаживается в судейское кресло. Зал, обшитый темным деревом, походил на трапезную замка. Пристав открыл дверь в кутузку рядом с залом, похожую на конуру или на сортир, с испещренными надписями цементными стенами и вонью засорившегося нужника. Но здесь он был по крайней мере один. Ему случалось томиться в судебных кутузках размером в восемнадцать футов с полусотней подсудимых.

Снимая с него наручники, пристав и помощники шерифа не скрывали своей враждебности к нему, он в ответ изображал высокомерное равнодушие.

Через дверь он слышал, как в зале собираются люди. В десять тридцать суд призвали к порядку, еще через минуту дверь открылась, и пристав поманил его наружу. В зале не оказалось зрителей, зато хватало прокуроров, секретарей, вооруженных приставов; лысый судья даже в своей черной мантии, сидя на возвышении, казался маленьким. Все заняли свои места, и судебный секретарь провозгласил:

— Народ Калифорнии против Джона Доу номер один, криминальный номер шесть-шесть-семь-четыре-восемь тире девяносто четыре.

Трой опустил голову, усмехаясь про себя. Они так и не узнали, кто он такой. Не позднее чем через двое суток ему должны либо предъявить обвинение либо отпустить.

— Передаю ответчику иск, — сказал секретарь, протягивая приставу несколько скрепленных страниц. Пристав подал их Трою.

— Запишите в протокол, что иск передан ответчику, — сказал судья, изучая через бифокальные очки свой экземпляр дела. Потом, подняв глаза на Троя, он спросил:

— Ваше имя?

— Видимо, Джон Доу.

Лысый судья от этого ответа побагровел.

— У вас есть собственный адвокат? — спросил он.

— Сейчас еще нет, ваша честь. Мне не разрешили позвонить.

— Это так, мистер Дарси? — Судья перевел взгляд на помощника окружного прокурора.

— Понятия не имею, ваша честь. Насколько я знаю, каждому задержанному позволяется сделать один телефонный звонок.

— Мне — нет, ваша честь.

— Не потому ли, что вы отказываетесь себя назвать?

— Не знаю. Знаю одно: у меня этой возможности не было.

Поднялся сопровождавший Троя помощник шерифа.

— Ваша честь…

— Да.

— Я транспортирую мистера… Доу. Раз он не звонил, я гарантирую, что он это сделает, когда мы отсюда уедем.

— Вы — помощник…

— Бартлетт, сэр. Старший помощник Бартлетт.

— Отлично. Поручаю это вам. У вас будет свой адвокат? — обратился судья к Трою.

— Надеюсь, что да.

— У вас есть на это средства?

— У меня в машине были деньги.

— Ваша честь, — заговорил обвинитель, — полагаю, ответчик имеет в виду сто пятьдесят тысяч, найденные у него в багажнике. Мы считаем, что они добыты путем преступления…

— Какого преступления? — спросил Трой.

Судья поднял руку.

— Спокойно, мистер… Доу.

— Мы расследуем их происхождение, — сказал обвинитель. — Они числятся как улика.

— Хорошо… К данному разбирательству это не относится. Я назначу государственного защитника, пока вы не наймете своего адвоката. Что с залогом? Какова позиция истца?

— Мы предлагаем залог в один миллион. Ответчик скрывает свое настоящее имя. Обвинения чрезвычайно серьезны, велика вероятность побега, чтобы избегнуть судебного преследования!

— Мистер… Доу, что скажете вы?

— Думаю, вы меня переоцениваете.

— Я так не думаю. Вы не называете себя. Я устанавливаю залог в один миллион долларов. Надо назначить дату предварительного слушания.

Секретарь принес толстую книгу, положил ее перед судьей и ткнул пальцем в страницу.

— Предварительное слушание назначается на пятницу пятого января, десять утра.

Все было кончено. Судья объявил десятиминутный перерыв. Пристав и помощники шерифа надели Трою на ноги браслеты, приковали одну руку наручниками к надетому на него широкому поясу; другая рука была в гипсе. Ожидание длилось шесть часов, решение потребовало четырех минут.

В кутузке он прождал еще пять часов, потом его снова отвезли в больницу. На улице успело стемнеть. Он смотрел сквозь сетку на окне «универсала» на освещенные витрины магазинов. В одной продавец разбирал рождественскую елку. Это зрелище вызвало у него приступ тоски. Он уже не надеялся на то, что Чаки Рич передаст ему через своего брата газовый ключ. У уборщика уже закончилась смена, он давно покинул больницу. Даже если он по-прежнему там, даже если принес ключ, его ни за что не передать через дверь. На подносе с едой его не спрятать — великоват. Через глазок в двери? Сомнительно.

Он с тоской взирал на свободный мир. Краем уха он слышал, как помощники шерифа лениво переговаривались о своих финансовых и брачных делах.

«Универсал» подкатил к отделению неотложной помощи. Один помощник зашел внутрь и вернулся с чернокожим санитаром, толкавшим инвалидное кресло. Троя приковали за ногу к креслу, накрыли ему колени одеялом и покатили по коридору, освещенному лампочками дневного света. В палате его раздели и облачили в больничную пижаму.

Оказавшись на матрасе, он почувствовал, что из-под него что-то выпирает. Он отогнул было край, чтобы вытащить мешающий предмет, но инстинкт подсказал дождаться ухода помощника шерифа и санитара.

Лишь только дверь закрылась, Трой пошарил под собой и извлек большой пластиковый пакет. Сердце отчаянно забилось. Он вытащил пакет и сразу нащупал ключ. Но кроме него там было что-то еще. Трой открыл пакет, и пальцы сразу наткнулись на ударник и барабан револьвера. Поджатые колени должны были загородить находку от глазка в двери. Подарок оказался «Смит-Вессоном» старого образца с длинным стволом калибра 0,38. Это оружие считалось «полицейским», прежде чем полиция обзавелась «Магнумами» 0,357 и скорострельными автоматическими пистолетами калибра 9 миллиметров. Вороненая сталь потускнела, рукоятка была выщербленной, зато пушку смазали и зарядили. Трой несильно надавил на спуск — и ударник приподнялся, барабан начат вращаться. Оружие можно было хоть сейчас пустить в ход.

Теперь — тяжелый газовый ключ. Боб Оклахома рассказывал ему, как он разделался с похожими решетками в Соледад с помощью такого же инструмента. Крутишь брус, пока металл не устанет и не лопнет. Трой решил дождаться ночи, даже полуночной проверки, а потом приступить к делу — или по крайней мере попытаться.

Помощник шерифа и санитар вернулись с холодным ужином на подносе. Трой прятал оружие и ключ между коленями, под одеялом. От возбуждения кусок не лез в горло. Часы тянулись страшно медленно. Трой наконец осознал, как здорово сработал брат Чаки. То ли дверь в палату осталась открытой, раз внутри все равно никого не было, то ли ее ненадолго отперли для уборки и не позаботились заглянуть. Другого способа подложить пакет не было. Вот и говори после этого, что черный и белый не могут дружить! Чаки Рич оказался настоящим другом, в отличие от многих белых дружков Троя. Он жалел, что в пакете не было адреса или номера телефона.

Свет погасили в десять вечера. Еще час в соседней палате бубнил телевизор, потом и он заткнулся. Из коридора донеслись шаги, в глазок проник луч фонаря. Трой притворился спящим, позаботившись, чтобы его было видно с ног до головы. Еще не дай бог ввалятся в палату.

После следующей проверки настало время приступать к делу. Прежде всего — покинуть койку. Трой стал крутить ключом полый вертикальный штырь в ногах койки. Штырь оказался из непрочного металла и сломался уже от второго нажима. Ноги освободились. Кандалы повисли на ноге и звенели, но по крайней мере не мешали двигаться.

Он встал и подошел к двери, чтобы проверить, есть ли кто в коридоре. Пусто. Помощник шерифа предпочел, видимо, обосноваться на посту дежурной сестры, чтобы ночь напролет смотреть по телевизору кино.

Трой вернулся к окну и снял сетку. Чтобы ухватить ключом брус решетки, пришлось сперва разбить несколько стеклышек. Он закрепил ключ, надавил — и сразу пал духом. Брус показался титановым. Он поднажал, приложил всю силу, и брус сдвинулся на долю миллиметра. Это уже была победа: раз брус поддается, значит, его можно сломать. Он стал тянуть и крутить изо всех сил.

Звяканье ключей, шаги. Он нырнул в койку, сжимая револьвер. Если кто-нибудь откроет дверь, то о побеге через окно можно забыть. Его выведут через дверь. Тогда — конец. Сейчас у него была фора. Он отвернулся, закрыл глаза. Сквозь веки он ощутил луч света. Потом луч пропал, шаги удалились. Обычная проверка. Непонятно, как растяпа не заметил, что с окна снята москитная сетка…

Трой снова соскользнул на пол, снова глянул в коридор, снова взялся за брус решетки. Брус поддавался все больше. Вдруг он лопнул. Резкий звук был похож на пистолетный выстрел.

Вот черт! Такой звон не могли не услышать! Он вставил сетку на место и метнулся к двери. При приближении дежурного он прыгнет в койку и затаит дыхание.

Но никто ничего не услышал. Он почувствовал, как крепнет надежда. Бегство становилось возможным. Босым, в больничной пижаме, с кандалами на ноге и с загипсованной рукой далеко не уйти, но и то, что уже произошло, было почти чудом: оказалось, что кузен одного из его немногочисленных чернокожих друзей работает в этой больнице и нашел способ подсунуть ему газовый ключ и револьвер! Слава богу, что Чаки Рич не черный расист, в отличие от большинства его черных братьев в калифорнийских тюрьмах.

Пришло время действовать. Он порвал простыню на полосы, обмотал ими цепь на ноге и привязал ее к лодыжке. У него были носки и матерчатые шлепанцы. По крайней мере он не бос, хотя прыгать наверняка будет больно.

С загипсованной рукой и с револьвером в другой вылезти в окно было невозможно. Трой продел под спусковой крючок полосу от простыни и повесил револьвер себе на шею, под пижамной курткой.

Орудуя газовым ключом, он погнул брусья решетки, чтобы сквозь них можно было протиснуться. Отверстие получилось узким. Он полез головой вперед, потом, извиваясь, выбрался из окна целиком. Торчащий конец сломанного бруса сорвал кусок кожи с груди, но это была недостойная внимания мелочь. Под ногами был узкий карниз, на котором можно было уместиться разве что встав на цыпочки. Ему придется пролететь вниз восемь-девять футов. Приземляться без ботинок было слишком рискованно.

Трой повис на решетке, потом на карнизе. Он хотел повисеть и спрыгнуть, но, как только тело вытянулось, пальцы не выдержали веса и разжались. Он приземлился на пятую точку, с задранными вверх ногами, но ничего не сломал. Он машинально оперся на руки. От боли в сломанной кисти из глаз посыпались искры, все тело покрылось потом, в голове забили фонтаны боли.

Но надо было спешить и побыстрее убраться из городка. После восхода солнца его бросятся искать все местные жители и все полицейские на сто миль вокруг. Любой, кто увидит беглеца в больничной пижаме, поднимет тревогу. До наступления утра он должен уйти как можно дальше.

Он дошел до конца боковой улочки. Куда теперь? Картина была сюрреалистическая: пустые магазины, безлюдные улицы с перемигивающимися неизвестно для кого светофорами. Скрыться на улице от света фар было бы негде, но у него не было выбора, приходилось рисковать.

Он набрал в легкие как можно больше воздуха и побежал наискосок через улицу, к ближайшему перекрестку. На перпендикулярной улице было темно. Через квартал начинался запущенный жилой район. Здесь росли деревья, кусты, здесь можно было спрятаться. Вспыхнули автомобильные фары, он прижался к стволу дерева и проехался по нему спиной, прячась от света. От следующей машины он нырнул головой в кусты, и где-то на заднем дворе отчаянно залаяла собака. Пропустив еще одну машину, Трой перебежал улицу. Хозяин прикрикнул на заходящегося в лае пса.

Трой плохо ориентировался в этом городке, но, судя по указателю, перемещался в западном направлении. В миле, а может, двух или трех пролегала федеральная автострада: она тянулась на север и на юг, к Сан-Франциско и к Лос-Анджелесу, до которого было отсюда триста с лишним миль. Трою было все равно, в какую сторону податься, лишь бы уйти подальше, хотя Сан-Франциско был ближе.

Он свернул в переулок между домами. По обеим сторонам залаяли и стали кидаться на изгороди сторожевые псы. Трой прибавил шагу. Казалось, собаки его провожают, передавая друг дружке эстафету. Переулок не был замощен, камни больно впивались в ступни сквозь тонкие подошвы больничных шлепанцев. Он всякий раз морщился от боли и следующие несколько шагов хромал. Подметки уже продырявились; в далеком прошлом осталось босоногое детство, когда он почти все лето бегал без обуви. Он прикинул, что протащился уже мили три. Ноги грозили вот-вот превратиться в кровавое месиво. Найти где перекантоваться, лечь на дно? Нет, охотники не успокоятся, пока не выволокут его на свет, могут пустить по его следу ищеек. Городок слишком мал. Чем дальше он уползет, тем лучше.

Жилой квартал кончился, дальше темнел парк. Определить его размеры было трудно: противоположного края не было видно. Он бросился туда. Прикосновение травы к кровоточащим ступням принесло облегчение. Сквозь ветви он видел серебристую луну низко над горизонтом. Действие морфия прошло — в теле открылось несколько гнезд режущей боли, но он упрямо шел вперед.

Сначала до слуха донеслись звуки проносящихся машин, еще через тридцать ярдов показалась изгородь и насыпь федеральной автострады. Поверх увитой плющом изгороди были видны только крыши гигантских фур, рассекающих ночь. Отчаяние подсказало ему решение — угнать машину. Он был волком-одиночкой в самом первозданном значении этого слова.

Двигаясь по опушке парка, виляя между кустов, он изучал автостраду, от которой его отделял узкий параллельный проезд. Потом парк кончился, показалась поперечная улица, ведущая к въезду на трассу и к проезду под ней, за которым находился въезд на противоположную сторону трассы, в направлении Сан-Франциско. До него было ближе, но помощь ждала в Лос-Анджелесе. На указателе была стрелка и надпись «101-Юг». У въезда на трассу стоял знак «стоп».

Знак был ему на руку. Оставалось преодолеть сорок ярдов открытого пространства между парком и знаком, и это было труднее всего. Из-за яркого света на шоссе этот отрезок казался ему игровым полем стадиона «Доджер». Сначала надо было преодолеть его незамеченным, потом уповать на то, чтобы у остановившейся машины оказались не заперты двери.

Затаившись в зарослях, он вспоминал фильмы о дикой природе, прячущегося в траве льва с подергивающимся кончиком хвоста.

Вспыхнули фары. Появился тягач, набитый мексиканскими батраками. В какую же рань их везут в поле! Еще петух не прокукарекал.

Следом за тягачом показалась другая машина. В ней сидел один водитель. Она затормозила под знаком. Трой устремился к ней с револьвером, болтающимся на груди под мокрой от пота пижамой. Чтобы рвануть дверцу, ему требовалась здоровая рука. Когда до машины оставалось ярдов тридцать, тормозные фонари погасли и она тронулась с места. Еще несколько секунд расстояние между ним и машиной сокращалось, потом стало стремительно увеличиваться. Он остановился, тяжело дыша. Почему-то вспомнилось, что лев в большинстве случаев упускает облюбованную жертву. Вдруг водитель его заметил? Вряд ли, он стартовал слишком спокойно, слишком размеренно.

Он вернулся в кусты, набирая полную грудь холодного воздуха, опустился на мокрую от росы траву. После минутного отдыха он заново, еще туже прибинтовал к лодыжке браслеты полоской от больничной простыни. Он сидел разгоряченный, потный, от прохладного предрассветного воздуха по коже бегали мурашки. Он снял с шеи револьвер. С ним он бегал медленнее. Он решил нести его в руке и зажать под мышкой перед тем, как рвануть заднюю дверцу машины. Он даже потренировался, чтобы все прошло гладко. Только бы дверца была не заперта!

Очередная машина оказалась «Кадиллаком-Севилья» с двумя людьми на переднем сиденье. Трой пустился за ней бегом, уповая на то, что люди внутри не станут оглядываться.

У «кадиллака» зажглись тормозные огни. Трой побежал быстрее. Машина остановилась. Он сунул револьвер под мышку и потянулся к ручке задней дверцы. Ручка поддалась, дверца распахнулась. Трой нырнул внутрь.

Машина поехала, потом резко затормозила. Трой ударился о спинку переднего сиденья, боль в сломанной скуле иглой вонзилась в мозг. Револьвер упал на пол.

Женщина завизжала. Водитель повернул голову и машинально снял ногу с педали тормоза. Машина ткнулась бампером в живую изгородь и остановилась на проезжей части. За рулем сидел негр с тонкими усиками, источавший аромат лосьона после бритья.

Трой извивался и вползал на сиденье под непрекращающийся женский визг. Под колено ему врезался револьвер.

В машину хлынул ослепительный свет, потом раздалось оглушительное гудение. Мимо пронесся грузовик, обдав машину ветром.

Трой нащупал револьвер.

— Молчать! — гаркнул он.

Женщина повернулась, навалилась спиной на дверцу.

— Успокой ее! — велел Трой водителю, поднимая револьвер.

— Тсс! — Мужчина потянулся к женщине и тряхнул ее за плечо. — Успокойся.

— Сдай назад. Живо! — приказал Трой.

— Хорошо, хорошо… Только не трогайте нас.

— Я не собираюсь вас трогать, если будете делать, что я говорю. Развернись — и вперед.

— По автостраде?

— А как же еще, мать твою за ногу?

— Вы сказали сдать назад.

— Не болтай, а поезжай.

«Кадиллак» все еще стоял поперек полосы. Снова вспыхнули фары, две машины проехали одна за другой, раздался протяжный негодующий гудок. Наконец они тоже тронулись и быстро набрали скорость. Движение давало беглецу шанс. Ему не верилось, что он зашел так далеко. Было из-за чего зародиться слабой надежде.

— Возьмите у нас деньги, машину, — предложила женщина. — А нас отпустите.

— Нет, не могу.

— Почему?

Ей ответил муж:

— Потому что мы сразу позвоним в полицию.

— Нет, не позвоним…

— Чарлин! — укоризненно произнес муж. — Не лги.

— Мы бы дали ему слово.

— Он бы нам не поверил.

— Я не могу себе позволить вам верить, — подтвердил Трой. — Но я не причиню вам вреда, если вы будете вести себя смирно. А если нет, то…

— Чего вы от нас хотите? — спросил мужчина.

— Сейчас я хочу, чтобы вы включили новости.

— Пожалуйста.

В этот предрассветный час все новостные каналы Лос-Анджелеса и Сан-Франциско взахлеб снабжали проснувшихся последними известиями, но среди них не оказалось новостей о побеге подозреваемого в убийстве в Центральной Калифорнии. Видимо, на телеэкране его физиономия тоже еще не появилась.

Трой смертельно устал, несколько участков на теле невыносимо болели, словно соревнуясь, который из них быстрее исчерпает его терпение…

Трой вздрогнул и очнулся. Оказалось, что он задремал. Он передвинулся в правый угол и опустил стекло, чтобы лицо обдавало холодной струей воздуха. Так будет труднее отключиться. Что-то мешало сидеть. Он вытащил из-под себя чемоданчик на молнии. Внутри лежали бумаги и Библия — зачитанная вдрызг, в истертом кожаном переплете, с вылетающими страницами.

Трой видел только затылок женщины и часть профиля мужчины. Он дал бы ему лет шестьдесят.

— Послушайте, — заговорил он. — Я обо всем этом очень сожалею и не хочу причинять вам вреда. Но мне терять нечего, и я вас убью, если вы надумаете дурить. Понятно?

— Мы ничего не надумаем, — сказал мужчина.

— Отпустите нас! — взмолилась женщина, дрожа как осиновый лист.

— Чарлин! — прикрикнул на нее мужчина. — Он все равно этого не сделает, не унижайся.

После долгой паузы Трой наклонился вперед.

— Я не могу… не могу рисковать. Вы меня понимаете? — Мужчина кивнул. — Мне правда жаль. — Он хотел выругаться для убедительности, но Библия и честность мужчины заставили его сдержаться. — Как вас зовут?

— Чарльз Уилсон. Это моя жена Чарлин.

— Преподобный Чарльз Уилсон, — добавила Чарлин.

Трой не удержался от улыбки. Даже в таком отчаянном положении Чарлин хотелось похвастаться мужем-священником. Как скоро их хватятся? Он не видел в машине багажа. Значит, ночевать они, видимо, будут дома.

— Куда вы едете? — спросил Трой.

— Домой, — ответила Чарлин. — Мы ездили в гости, в Беркли. Впервые увидели внучку, новорожденную дочь нашего сына.

— Дома вас кто-нибудь ждет?

— Нет, но… — Она осеклась, словно что-то припомнила.

— Что?

— Не важно. Я забыла…

— О чем это она? — спросил Трой священника.

— Мы обещали сыну, что позвоним, когда доберемся до дому.

— Позвоните и скажете, что решили вернуться на день позже.

— Вот еще что… — сказал священник. — У жены диабет, ей скоро надо будет что-нибудь съесть.

— Свернете к первой же закусочной.

С приближением рассвета небо из черного становилось оловянным, неясные тени превращались в очертания предметов. «Кадиллак» свернул к стоянке для грузовиков с заправочными станциями, небольшим мотелем, «Макдоналдсом» и конкурирующим с ним кафе. Рядом с заправкой находился туалет. Парковка была пуста, за исключением нескольких машин перед кафе.

Трой и священник, захвативший с собой чемоданчик со сменной одеждой, отправились в мужской туалет. Трой оставил дверь открытой, чтобы, переодеваясь, видеть машину. Брюки оказались великоваты в поясе и на пару дюймов коротковаты. Но, немного приспустив их с талии, он добился приемлемого вида. Подошла и рубаха: рукав оказался достаточно широк для гипса, если его не застегивать. Сзади он не заправил рубаху в брюки, чтобы не был виден револьвер за поясом.

В «Макдоналдсе» он поступил так же: оставил Чарлин в машине, чтобы наблюдать за ней в окно, а преподобного увел с собой. Стоя рядом со священником, звонящим сыну, он слушал его ложь:

— Мама устала, мы переночуем в Сан-Луис-Обиспо… Да, обязательно… Завтра позвоним.

После звонка они ждали в очереди, чтобы заказать еду. Сзади них стояли два водителя грузовиков, упомянувшие в разговоре полицейский кордон дальше по шоссе. Если у Троя оставались сомнения насчет услышанного, то они рассеялись, когда он увидел выражение лица преподобного. Тот тоже слышал слова водителей.

Дожидаясь в старом «кадиллаке», пока Чарлин выпьет апельсиновый сок и съест яичный «Макмаффин», Трой изучал дорожную карту, извлеченную из бардачка. Главные калифорнийские шоссе проложены вдоль горных хребтов, тянущихся с севера на юг. В западном и восточном направлении, через горы, идут второстепенные двухполосные дороги. Он решил двигаться на восток, почти до границы Невады, чтобы там выехать на дальнее шоссе «север — юг» и по нему достичь Лос-Анджелеса. То шоссе вряд ли перекроют; а если он им нужен позарез — пусть попробуют его взять!

Трой заставил преподобного развернуться и проехать в северном направлении двадцать миль, до дороги, уходящей в горы. Она оказалась узкой, с крутыми поворотами, со следами камнепадов. Ехать по ней пришлось медленно, зато здесь им ничего не угрожало. За целый час они увидели одну-единственную машину — пикап, тащивший трейлер с лошадью. Он ехал в одном направлении с «кадиллаком», но еще медленнее. Битый час они любовались конским крупом, пока не сумели обогнать пикап и уйти в отрыв. Потом серое небо прохудилось дождем. Радио в горах ловилось плохо. Но к середине дня они преодолели первую горную гряду и очутились в длинной долине Салинас. К этому времени про облаву на сбежавшего преступника трубили не только сугубо информационные радиостанции, но и все остальные в пятиминутных выпусках новостей каждый час. Когда сообщение прозвучало в первый раз, преподобный Уилсон и его жена переглянулись. Увидев это, Трой приказал сделать громче звук.

«…кроме обвинений в связи с перестрелкой на стоянке, беглец разыскивается управлением исправительных учреждений как нарушитель правил условно-досрочного освобождения. Он известен склонностью к крайним проявлениям насилия и вооружен. События, приведшие к облаве на преступника, начались в четверг на стоянке супермаркета „Сейфуэй“…»

Трой слушал с мрачной отрешенностью, словно героем кровавого повествования был не он, а кто-то другой. «Они тебя переоценивают, олух!» — сказал он себе. Это был юмор висельника. Он знал, что штат навалился на него всей своей страшной силой. Его фотография, размноженная в тысячах экземплярах, есть теперь в каждом патрульном автомобиле и, возможно, красуется на бесчисленных телеэкранах по всей Калифорнии. Он знавал людей, которым доставался такой подарочек — всеобщее внимание, тотальный розыск. Никто из них не сумел скрыться надолго. Благодаря компьютерам можно быстро отыскать любого не только в развитых странах, но почти повсюду в Третьем мире. Остались в прошлом времена, когда беглец мог навсегда скрыться где-нибудь в Южной Америке или на Дальнем Востоке.

Скоро Трой узнал получше Чарльза и Чарлин Уилсон. Они прожили в браке тридцать четыре года и по-прежнему любили друг друга. Каждый больше заботился о другом, чем о себе. Когда у них прошел первоначальный страх, они проявили к нему интерес. Трой заявил, что презирает Америку как страну лицемеров, проповедующих добродетель, но преследующих выгоду. Стадо есть стадо: то, что дурно в исполнении отдельного человека, становится приемлемым и даже нравственным, когда то же самое делают все. Чарли (как его называла жена) и Чарлин слушались голоса своей совести и делали то, что считали угодным Иисусу.

— Мы никого не судим, — объяснила она. — Пусть судит Бог. Мы по мере сил стараемся идти по следам Иисуса.

— И чаще всего в них не попадаем, — добавил преподобный, упрекнув ее тем самым в грехе тщеславия. Она понимающе кивнула.

Их речи и обращение друг с другом и с ним после того, как улегся страх, наполняли Троя презрением к их неведению и болезненным чувством вины перед их бесхитростной добротой. В них не было ни капли лицемерия. Существование такой вот святой простоты стало одной из причин для его решения пощипать наркодельцов. Угрызения совести смешивались со злобой (как еще ему было поступить, сдаться?) и вызывали жгучую боль в желудке.

На крутом повороте машину вдруг стало заносить. Преподобный нажал на тормоз, машину закрутило между скалой и пропастью. Она могла рухнуть вниз, но вместо этого уткнулась в скалу.

— Я больше не могу вести машину! — взмолился преподобный. — Не могу, и все. — Он продемонстрировал трясущиеся руки.

— Я сам поведу, — решил Трой. — Пересаживайтесь вдвоем на заднее сиденье. Вы ничего не выкинете?

Супруги покачали головами. На всякий случай он положил револьвер под руль, на сиденье у себя между ног.


Он нашел по карте еще одну дорогу через горы к востоку от долины Салинас. Высоко в горах дождь сменился снегом, еще больше замедлив движение. Остаток дня они петляли по горным дорогам. К наступлению темноты они добрались до Техачапи. Ущелья между горными вершинами затянуло густым туманом. Трой мог только гадать, что творится вокруг: лучи фар вязли в тумане. В нем крепла надежда, что он доберется до спасительного Лос-Анджелеса.

Впереди он увидел проглядывающий сквозь туман мигающий красный огонек. Огонек вознесся высоко над серединой перекрестка и попеременно мигал в разные стороны. Трой притормозил, потом задумался, ехать прямо или свернуть. Так ничего и не решив, он доехал до середины перекрестка, там затормозил и стал высматривать указатель.

Наконец он решил поворачивать. В следующее мгновение в машину ударил синий свет. Сзади их нагнал полицейский автомобиль. Трой смотрел вперед и не догадывался о его приближении, пока не закрутилась мигалка, вогнав его в страх и отчаяние.

Может, ударить по газам и попытаться удрать? Нет, ведь он совершенно не знал, где находится и куда ехать.

— К обочине! — проревел полицейский в мегафон.

Свет бил сзади, и так ярко, что он был совершенно ослеплен. Сейчас они могли бы скрутить его, не опасаясь сопротивления. Он был полностью обессилен. Чтобы отстреливаться, требуется особенный душевный настрой. Невозможно сохранять его постоянно.

Шли секунды, он, щурясь, наблюдал в зеркальце за ярким светом сзади. Они проверяли по рации номерной знак автомобиля.

— Сидите смирно! — велел он своим заложникам, взял с сиденья револьвер и открыл локтем дверцу. Полицейские слишком долго тянули, и он успел приготовиться. Он вылез, держа револьвер у бедра.

— Что случилось, командир? — спросил он, выпрямляясь. Он не видел ничего, кроме мигалки. Он поднес левую руку к лицу, чтобы защитить глаза. Он дышал часто и неглубоко, чувствовал себя опустошенным, безвольным. Хорошо хоть, что не дрожал крупной дрожью, как загнанный конь.

— Не двигаться! — рявкнул мегафон. Теперь Трой разглядел фигуру у распахнутой водительской дверцы.

Трой шагнул вперед.

— Мы, кажется, заблудились… — проговорил он.

— Ни с места! — крикнул новый голос слева. Трой посмотрел туда и увидел у ограждения на другой стороне дороги второго полицейского, прижавшего к плечу дробовик и держащего Троя на мушке.

— Что вы делаете? Не наводите свой…

— Это он! — раздалось из громкоговорителя.

Трой машинально оглянулся на полицейский автомобиль. Коп у машины доставал пистолет.

Трой вскинул свой револьвер и без малейшего промедления выстрелил. Он не практиковался в стрельбе уже лет десять с лишком, но расстояние не превышало двенадцати ярдов, а стрелял он в свое время метко, к тому же полицейский не позаботился надеть бронежилет. Пуля вонзилась ему под ключицу и вылетела из спины, пробив легкое. Он уронил пистолет и рухнул на колени.

Трой развернулся и снова нажал на спуск. Он не услышал выстрела дробовика, но по кузову машины словно застучали камешки. Досталось и ему: дробинки вонзились ему в щеку и в плечо, заставили покачнуться, но Трой не упал. Картечь искромсала бы его в клочья, но ружье оказалось заряжено мелкой дробью.

Он выпрямился и сделал три выстрела подряд. Их заглушил второй выстрел дробовика. В этот раз он получил заряд в грудь, живот и шею и рухнул на спину. Его нашпиговали мелкой дробью, но раны были несерьезными. Третья пуля Троя попала полицейскому в подбородок. Она прошла через горло и вышла сзади из шеи. Полицейский повис на ограждении.

У Троя кружилась голова. Словно сквозь вату слышались пистолетные выстрелы. Трой открыл глаза. Раненый полицейский сидя расстреливал «кадиллак» из своего тринадцатизарядного девятимиллиметрового полуавтоматического пистолета. Пули пробивали багажник, обивку салона и спинку задних сидений и одна задругой входили в тела преподобного Чарльза Уилсона и его супруги Чарлин.

Трой пошарил вокруг себя, но не смог нащупать револьвер. Тогда он пополз от света в тень, в туман. У обочины он потерял сознание.


Он вдруг почувствовал движение: его несли на носилках. Он лежал с закрытыми глазами. Если обнаружат, что он очнулся, могут начать избивать или сковать еще крепче.

Движение прервалось. Он услышал звук открывающихся дверей. Его задвинули в кузов. До слуха донеслись обрывки фраз:

— Пульс отсутствует… В оросительном канале, утонул… Те двое в машине все в дырках, как швейцарский сыр… Представляю, каково будет Мадигану, когда он узнает, что расстрелял двоих ни в чем не повинных людей! Бедняга принял их за преступников… Ладно, поехали.

Дверцы захлопнулись, скорая тронулась с места, снова остановилась. Трой открыл глаза. Перекресток был забит полицейскими машинами. Вращавшиеся в тумане мигалки были похожи на корабли инопланетян.

Потом раздались шаги. Он увидел фигуру у ветрового стекла. Новый голос сказал:

— Что с этим подонком? Не подохнет?

— Ничего, до газовой камеры доживет.

В ответ раздался презрительный смешок.

— Как же! Ладно… шевелитесь…

Скорая разгонялась, завывая сиреной. Трой закрыл глаза и снова погрузился в забытье. На сей раз сны его были ужасны.

Примечания

1

Знаменитые в 30–40-е годы киноактеры. (Здесь и далее прим. перев.).

2

Иди сюда! (исп.).

3

Популярный в тридцатые годы XX века ведущий радиошоу.

4

Комедийный актер, вел в 50–60-е гг. комедийное шоу.

5

Известная деятельница Американского общества слепых, слепоглухонемая (1880–1968 гг.).

6

Норман Рокуэлл (1894–1978) — известный американский художник-иллюстратор, автор сельских и провинциальных пейзажей, выдержанных в идиллически-ностальгических тонах.

7

Пожалуйста, шеф (исп.).

8

Поди сюда (исп.).

9

Так что… (исп.).

10

Адъютант (исп.).

11

Засранец (исп.).

12

Перекличка (исп.).

13

Закон Линдберга принят в 1934 г. Карает за перевоз через границы штатов похищенных лиц и за требование выкупа за их возвращение. За похищенного в марте 1932 г. полуторагодовалого сына знаменитого летчика Ч. Линдберга потребовали 50 тыс. долларов. Деньги были переданы, но ребенок уже был мертв: 12 мая его тело обнаружили у дома отца. В 1936 г. был казнен обвиненный в похищении немец-плотник Хауптман, в доме которого нашли помеченные купюры. Ныне ряд криминалистов считают это дело судебной ошибкой, вызванной антигерманскими настроениями.

14

Вот псих! (искаж. исп.).

15

Это имя — условная юридическая формула, берущая начало от одной из формальностей старинной английской юриспруденции. Подробнее об этой формальности см.: Ч. Диккенс. Собрание сочинений в 30 т. Т. 14. М, Гослитиздат, 1959. С. 534.


Источник: http://www.e-reading.club/bookreader.php/1008400/Banker_-_I_pozhret_pes_psa.html


Как сделать неоновую надпись фото


Как сделать неоновую надпись

Как сделать неоновую надпись

Как сделать неоновую надпись

Как сделать неоновую надпись

Как сделать неоновую надпись

Как сделать неоновую надпись

Как сделать неоновую надпись

Читать топ новости:








[/SHORT_NEWS_LAST]